Как добросовестному бизнесу не угодить в число рисковых плательщиков НДС

21 октября, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Рекомендации Совета бизнес-омбудсмена

Как добросовестному бизнесу не угодить в число рисковых плательщиков НДС
© Reuters

Информационное пространство периодически сотрясают грандиозные суммы, которые государственный бюджет Украины теряет из-за мошенничества с налогом на добавленную стоимость (НДС). Примерно так же часто появляются и отчеты о результатах борьбы с НДС-мошенничеством.

Насколько эффективны, достаточны или, напротив, чрезмерны меры, предпринимаемые государством в этом отношении, предмет непростой дискуссии. И одним из деликатных аспектов этой дискуссии является вопрос о списках рисковых налогоплательщиков.

По разным оценкам, в списках числятся 30–50 тысяч налогоплательщиков. И хотя большинство из них — изначально фиктивные или же давно заброшенные юридические лица, представителей реального бизнеса там тоже немало.

Что не так со списками рисковых

Списки рисковых налогоплательщиков формируют специальные комиссии при налоговых органах. Попадание предприятия в такой список означает, что все налоговые накладные, которые оно выписывает своим покупателям, будут заблокированы. По каждой потребуется подать на рассмотрение комиссии пакет документов, доказывающих, что товар на самом деле был поставлен (услуга оказана). Комиссия может как принять решение о регистрации накладной, так и отказать. В последнем случае, если ее решение не отменит вышестоящая комиссия или суд, налоговый кредит по НДС будет утрачен для покупателя навсегда.

Работать с поставщиком, находящимся в списке рисковых, захочет редкий покупатель. Поэтому, чтобы выйти из неприятного положения, предприятию приходится активно доказывать налоговикам, что оно больше не рисковое.

У идеи рисковых налогоплательщиков есть ряд важных нюансов:

  1. До появления списков во взаимоотношениях бизнеса и налоговых органов действовало правило «а вы вначале докажите». Налоговики всегда могли и сейчас могут сделать налоговое доначисление или выписать штраф. Но если налогоплательщик с ними не согласен, то он не обязан сразу уплачивать доначисленное. Он может обжаловать доначисление и беспрепятственно работать дальше до тех пор, пока суд не подтвердит его законность. Теперь правила игры изменились. Налогоплательщик, оказавшийся в списке рисковых, начинает терпеть убытки немедленно. И теперь это уже он вынужден в срочном порядке доказывать, что рисковым не является.
  2. В 98% случаев на практике применяется восьмой критерий рисковости, формулировка которого довольно размыта. При его применении все зависит от человеческого фактора. В таких условиях возрастает риск ошибок и злоупотреблений, и создается довольно благоприятная почва для коррупции. Неприемлемо, что столь серьезная мера, как включение в список рисковых налогоплательщиков, в большинстве случаев применяется на основании нечеткого критерия.
  3. Списки рисковых переросли рамки, для которых создавались. По задумке, в них должны были оказываться лишь компании, подозреваемые в том, что они выписывают налоговые накладные по бестоварным операциям, помогая другим налогоплательщикам уклониться от уплаты НДС. На практике в списки могут включить и за многие другие грешки, например, по подозрению в том, что владелец компании не оформляет работников в штат, платит им часть зарплаты «в конвертах», что компания пользуется услугами «обналичивающей конторы». На все эти злоупотребления налоговая в теории должна была бы реагировать иным путем: проводить налоговые проверки и доказывать факты нарушений. Но это более трудоемко и вдобавок перевело бы ситуацию в менее выигрышную для государства парадигму «вначале отстоять свои выводы в суде, а уж потом взыскать недоплаченное» (и это если будет с чего взыскивать, ведь вывести из компании все активы и превратить ее в банкрота в Украине несложно).

Среди почти 450 жалоб на включение в списки рисковых налогоплательщиков, полученных Советом за 2018–2021 годы, можно найти немало поучительных историй: как о бизнесменах, которые пожали плоды своего нежелания честно платить налоги, так и о предпринимателях, ставших случайными жертвами несовершенной системы. Немало и историй, в которых не все однозначно, а Совету приходилось помогать сторонам найти компромисс.

Примеры из жизни

Небольшие «непонятки»

Производитель и экспортер грецких орехов с востока Украины попал в список рисковых из-за того, что налоговый орган засомневался в реальности его деятельности. Причиной сомнений стало малое количество персонала и необоротных активов как для объемов деятельности.

При содействии Совета предприятие смогло объяснить все аспекты своего бизнеса, вызывавшие вопросы у налогового органа. В частности, были объяснены факт привлечения работников для сбора орехов на основании гражданско-правовых, а не трудовых договоров и передача орехов на очистку другой компании, имеющей соответствующие производственные мощности, на условиях давальческого сырья. В результате комиссия при налоговом органе наконец признала, что компания не соответствует критериям рисковости.

«Сомнительный кредит»

Меньше повезло швейному ателье из Киева. Налоговики заподозрили, что под видом приобретения тканей, ниток и других материалов компания обналичивает денежные средства и необоснованно формирует налоговый кредит по НДС. Эти наблюдения косвенно подтверждались невысокой (по сравнению со среднеотраслевой) налоговой отдачей. Размер официальных зарплат также не дотягивал до среднего по региону.

Совет не мог исключить, что подозрения не беспочвенны. Однако отметил, что они не являются причиной включения предприятия в список рисковых. Ведь такое включение лишь приводит к блокировке налоговых накладных, которые ателье выписывает своим заказчикам по реальным поставкам произведенной им одежды. По мнению Совета, подобные подозрения стоило бы отработать, скорее, в рамках «классической» налоговой проверки. Из списка же рисковых предприятие необходимо было исключить.

Однако в этом вопросе фискальные органы оказались непреклонны. Условиями исключения из списка рисковых они назвали «добровольный» отказ ателье от налогового кредита, сформированного за счет рисковых поставщиков, повышение налоговой отдачи и официальных зарплат. Налогоплательщик оказался перед непростым выбором: соглашаться на болезненный компромисс или же идти отстаивать свои интересы в суд, а может, вовсе закрыть проблемное предприятие и продолжать бизнес через другие юридические лица.

А вот этот выстрел — в цель

Стоит упомянуть и об одном из случаев, когда Совет признал жалобу необоснованной, согласившись с правотой налогового органа.

В списке рисковых оказалась компания, которая импортировала товары, а затем реализовывала их на территории Украины. Целый ряд подозрительных обстоятельств в деятельности компании и ее покупателей указывал на то, что компания, вероятно, была причастна к первичному формированию схемного НДС: реализовывала ввезенные в Украину товары на «черном» рынке, а налоговый кредит по НДС, сформированный при их импорте, продавала конвертационно-транзитной группе под видом реализации этого самого товара.

Дать обоснованное опровержение этих подозрений представители компании не смогли, поэтому Совет пришел к заключению, что она находится в списке рисковых обоснованно.

Так что же делать?

Закрывать глаза на проблему масштабных злоупотреблений с НДС в Украине нельзя. Но важно, чтобы побочные эффекты от борьбы с таким мошенничеством минимально вредили добросовестным налогоплательщикам, а усилия по выведению бизнеса из «серой» зоны в «белую» предпринимались в соответствии с буквой и духом закона.

Совет по-прежнему будет реагировать на каждую индивидуальную жалобу и в меру своих возможностей помогать вывести из списков рисковых те компании, которые находятся в них безосновательно.

Для того же, чтобы поток таких жалоб от бизнеса постепенно иссяк, важно установить более четкие правила игры в этой сфере:

  • уточнить злополучный восьмой критерий рисковости;
  • прописать подробные требования к тому, какие данные должны включаться в решение о рисковости;
  • предусмотреть право налогоплательщика на подачу апелляции на такое решение в центральный налоговый орган.

Эти меры Совет рекомендовал в своем системном отчете, опубликованном в августе 2020 года, и продолжает диалог по их внедрению.

В перспективе может быть рассмотрено и множество других идей о том, как сделать работу системы СМКОР менее обременительной для бизнеса. К примеру, включению в список рисковых может предшествовать официальное предупреждение, дающее налогоплательщику возможность в установленный срок опровергнуть поступившую на него негативную налоговую информацию, предотвратив свое появление в списке.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК