МЕЧЕННЫМИ ТРОПИНКАМИ

27 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 27 сентября-4 октября 2002г.
Автор
Отправить
Отправить

У всех народов есть сказки о находчивых героях, которые во время опасных житейских испытаний, чтоб...

Автор

У всех народов есть сказки о находчивых героях, которые во время опасных житейских испытаний, чтобы пометить маршрут, проделывали маленькую дырочку в мешочке с каким-то «сыпучим продуктом»: он постепенно высыпался и становился путеводителем по дороге к победе.

В том, что Украина переживает сегодня самые серьезные испытания, наверное, не сомневается никто. А вот приведут ли ее к победам те путаные шаги, которые она делает во множестве направлений, нередко блуждая между двух сосен, топчась на месте или вообще пятясь, тоже никто, пожалуй, не ведает. Хотя она рассыпает при этом в огромных количествах какие угодно продукты, и не только сыпучие. Во всяком случае, зигзаги линии ее движения вперед щедро посыпаны стратегическим отечественным продуктом — сахаром.

Долгожитель — не жилец?

Подолье, в прямом значении этого слова, — колыбель сахарной свеклы в Украине. Именно тут еще в 20-х годах позапрошлого столетия впервые зазеленела ботва сахарной свеклы и были построены первые сахарные заводы. На территории нынешней Хмельницкой области сахарозавод начал работать в 1839 году в Городке. А построенный в 1891-м в Проскурове (сегодня Хмельницкий) до сих пор, но уже в почетном ранге самого старого городского предприятия, выдает на-гора сладкую продукцию.

Пик успехов сахарной отрасли на Хмельнитчине пришелся на 60—70-е годы прошлого столетия. Под сахарную свеклу отводилось более полутораста тысяч гектаров, каждый из которых давал не менее 300 центнеров сладких корнеплодов. Последний советский урожай — 1990 года — вызрел на 149 тыс. гектаров и при урожайности 279 центнеров на круг дал валовой сбор сахарного сырья 4164 тыс. тонн.

Эти цифры в памяти всех, кто хоть немного связан с производством сахарного сырья и его переработкой в крае. Потому что с тех пор все показатели начали неуклонно падать, на рубеже двух столетий вообще превратившись в настоящую лавину. Правда, в этом печальном забеге область не была одинока, но даже на фоне всеукраинского обвала она обгоняла других. Если по сравнению с 1990 годом производство сахара в стране уменьшилось в 3,3 раза, то на Хмельнитчине — в 3,8, и нынешний ее вклад в общегосударственные сладкие закрома составляет только 8% против 10% десятилетней давности. В результате изначально «сахарная» область оказалась на шестом месте в государстве, пропустив вперед даже Тернопольскую.

Почти вдвое — с 11 до 6% — сократился вклад сахарной отрасли в промышленное производство области. Но если еще в 1997 году она приносила 47 млн. прибыли, то в прошлом году — уже 6,2 млн. убытков.

Естественно, такую позорную капитуляцию свекольно-сахарного производства вызвали общие для всей отечественной отрасли причины: незащищенность отечественного сельхозпроизводителя, отказ от государственного заказа на сахар и введение давальческой схемы переработки. Это привело к резкому падению цены на сахар, а в результате — к снижению экономической эффективности свекловодства. Но, наверное, существует и сугубо хмельницкая специфика, приводящая к тому, что подоляне падают быстрее и глубже других?

Этим летом ситуацию стремились исправить дважды — на солидных областных совещаниях и при самом широком присутствии всех непосредственных участников процесса. Такой интерес закономерен. Ведь в последние пять лет в общем объеме производства промышленной продукции Хмельнитчины удельный вес предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности составляет около 35%, а свеклоперерабатывающая — это пятая часть пищевой промышленности края. И 15 тыс. занятых в сахаропроизводстве. То есть, если учесть членов их семей, от работы отрасли зависит благосостояние около 50 тыс. подолян. А если еще помнить при этом, что сахарное производство обычно расположено в небольших городках и поселках и является основным местом работы для их населения, плательщиком налогов в местный бюджет и атлантом, до сих пор держащим на плечах едва ли не весь соцкультбыт, власть кровно заинтересована в полноценном функционировании отрасли.

Однако, к сожалению, дальше констатации фактического состояния отрасли дело практически не сдвинулось. Собрание свекловодов, сахарников и собственников сахарных заводов завершилось дежурным: «дадим поручения» и «подготовим письма». Хотя еще до обсуждения четко определились самые больные точки отрасли и проблемы, над решением которых необходимо сосредоточиться.

«Сей, крестьянин!» — Не хочет

...Руководитель крестьянского хозяйства «Полква» из Новоставцев Теофипольского района Василий Петринюк — единственный на Хмельнитчине Герой Украины. Знают его не только как замечательного хозяина, но и как прямого и самостоятельного в суждениях человека.

— Мне обидно, что когда свеклу сеяли, совещания никто не собирал, — говорит он. — А было бы нужно. Ведь тогда перед каждым руководителем хозяйства стоял вопрос: где и как взять кредит на 12—14 месяцев, а то и больше. И далеко не каждый хотел рисковать, потому что для крестьянина этот риск намного больший, чем для переработчика сырья. Но когда свекла крестьянином выращена, то на ней стремятся больше заработать другие. Скажем, при цене 2,37 за килограмм сахара завод с тонны свеклы получает 305 гривен. Оптимальная себестоимость переработки одной тонны — 70—90 гривен. Следовательно, остается 235—215. Так почему же они не хотят (говорят, что не могут) заплатить за тонну сахарной свеклы хотя бы 190—195 гривен? Ведь если наше хозяйство, например, не вложит в один гектар свекольного поля 4600 гривен, то урожая не будет. Себестоимость выращивания одной тонны — 155—160 гривен. Отнимите эту сумму от 235 — и получим примерно 80 гривен. Давайте делить эту прибыль между производителем и переработчиком честно, пополам. Если этого не сделаем, то, конечно, в нынешнем году свеклу еще выкопаем и продадим тому, кто больше заплатит. Но кто захочет сеять ее и в следующем году — не знаю.

Возможно, Василий Андреевич несколько преувеличивает. Но ситуация с посевами сахарной свеклы в крае на самом деле не вызывает оптимизма. Еще в 1996-м засевали 100 тыс. гектаров, а уже в прошлом году — только 67,8 тыс. га. Да и нынче посевы занимают ненамного больше — 74,8 тыс. гектаров. Хотя свекла на Хмельнитчине всегда хорошо родила и когда-то занимала в севообороте, как правило, 13—15%. Тогда, согласно отечественной технологии выращивания сладких корнеплодов, под них вносили не менее 40 тонн органики на гектар, минеральные удобрения, применяли средства защиты растений и тому подобное, земля обогащалась питательными веществами, повышалась культура и урожайность каждого поля.

Впрочем, все это делает выращивание сахарной свеклы высокозатратной отраслью. В.Петринюк отмечал высокую себестоимость ее производства в своем хозяйстве. Но даже на лучших землях максимальной отдачи от свекольного клина не будет, если не вложить в каждый гектар как минимум 3 тыс. гривен. Хозяйств, могущих себе это позволить, на Хмельнитчине не так много. Например, в одном из крупнейших районов области, Каменец-Подольськом, по словам главы райгосадминистрации С.Тимчука, к выращиванию свеклы качественно можно подготовить не более одной-полутора тысяч гектаров. И хотя существует мнение, что при нынешней цене — 165 гривен за тонну корнеплодов — даже при 150-центнерной урожайности выращивание свеклы экономически выгодно для хозяйств, специалисты считают, что свекловодство рентабельно только при получении 300 центнеров с гектара. Да и общая цифра прошлогодних убытков говорит сама за себя. Но ведь средняя урожайность составляла в прошлом году 185,6 центнера с гектара. Хотя... она очень напоминала среднюю температуру по больнице, потому что разброс был от 556 центнеров в Малой Клитне Красиловского района до... 70 центнеров. Примерно такие, с разрешения сказать, урожаи собрали в 40—52% хозяйств Каменец-Подольского, Изяславского и Староконстантиновского районов.

Собственно, в подавляющем большинстве районов 25—30% хозяйств не обеспечили минимальных требований агротехники к выращиванию сахарной свеклы. Прибыльным оно было только в четырех из 20 районов области: Теофипольском, Чемеровецком, Дунаевецком и Белогорском. Значительные потери при уборке свеклы и ее сдаче на сахарные заводы также понижают урожай почти на треть.

В последние годы стала привычной и негативная практика списания засеянных свекольных площадей. Только в прошлом году списаны и не убраны 13,3 тыс. гектаров, то есть 16%. Это результат того, что семена высеивались с опозданием, после оптимальных сроков сева, свекла отставала в развитии, а уродила так, что собирать было нечего. Но ведь на посевы были затрачены немалые материально-технические ресурсы. Естественно, это сказалось на себестоимости выращенного в целом — отсюда и дополнительные убытки.

Техника для обработки посевов сахарной свеклы — это еще одна головная боль крестьянских хозяйств. Количество ее по сравнению с 1991 годом уменьшилось: сеялок — в 1,8 раза, культиваторов — в 1,7, свеклоуборочных комбайнов — в 1,5. 90% большинства видов техники уже отработали все мыслимые термины. И хотя в последнее время хозяйства области приобрели 130 тракторов украинского производства и используют 60 импортных тракторов и 18 комбайнов, а производство свекловодческой техники и реставрация широкой номенклатуры запасных частей налажены на нескольких местных предприятиях, вопрос стоит чрезвычайно остро.

Пожалуй, успешным в свекловодстве области можно назвать только одно направление — выращивание сахарной свеклы в частных подсобных хозяйствах населения. Конечно, если не принимать во внимание того, что на дворе — третье тысячелетие, а люди с весны до осени, как крепостные, гнут спины на свекольных гонах. Зато в кошельке крестьянской семьи есть заработок, в амбаре — сахар, в яме — жом и в чанах — меласса для скота. И самогон, конечно, тоже — как же без него в крестьянском хозяйстве? Если два года назад в подсобных хозяйствах было посеяно 2,2 тыс. гектаров свеклы, то в прошлом году — уже 9 тысяч, а в этом году — 13 тыс. гектаров. И урожай на единоличных полях вызрел значительно лучший, чем на коллективных: по 270 центнеров на круг, что вместе составляло более 242 тыс. тонн сахаристых. Впрочем, опять-таки Хмельнитчина отстает в этом от соседей. На Тернопольщине в прошлом году половину переработанной свеклы составила завезенная из индивидуальных и фермерских хозяйств. На Волыни единоличные сахарные гоны достигли 25 тыс. гектаров.

Говорят, что частное выращивание сладких корнеплодов — инициатива свыше. Охотно верится. У нас всегда так: если верхи не способны обеспечить нормальные условия труда для людей, то они инициируют сам этот ударный труд — с утра до вечера, чтобы некогда было чем-то возмущаться.

Зона, дорогая и желанная

— Завод сегодня купить — не штука, — поучительно говорил мне один высокий руководитель. — Главное — иметь зону.

Сахарозаводы и в самом деле доставались некоторым собственникам по смешной цене, меньшей даже стоимости оборудования. Цель вроде бы была хорошая: найти предприятиям эффективного хозяина. Но его эффективность сегодня определяется, в первую очередь, способностью обеспечить производство сырьем, то есть — зоной.

Это многозначительное в нашем государстве слово действительно звучит ныне в среде сахароваров как задача номер один. Сырьевая зона, зона свеклосеяния, заводская зона — означает определенное количество тысяч гектаров свеклы на оптимальном расстоянии от предприятия, что необходимо заводу для обеспечения бесперебойной работы на протяжении сезона сахароварения. Сезон — понятие научно определенное, в идеальном варианте он составляет 90 суток, а в нормальном, чтобы обеспечить рентабельность в 20—25%, — хотя бы 60—70. Впрочем, 10—15 лет назад так и было. А сегодня, при резком уменьшении свекольных площадей и их урожайности, обеспечение завода сырьем — проблема из проблем.

Заводы области могут переработать за сезон сахароварения 3—3,5 млн. тонн свеклы. По информации заместителя главы облгосадминистрации по агропромышленному комплексу А.Бугерко, в прошлом году при общей перерабатывающей мощности 49,2 тыс. тонн свеклы в сутки они были загружены только на 4,3% и перерабатывали всего 2,1 тыс. тонн. Из-за нехватки сырья из 17 сахароперерабатывающих предприятий два не работали совсем, еще два — работали всего по 13 суток, шесть — по 25—35 суток и еще шесть — по 45—65 суток. Прибыльными были всего два предприятия — Теофипольский и Сатановский сахарозаводы. В этом году результаты вряд ли будут лучшими: уже сегодня невооруженным глазом видно, что снова два завода не будут работать, еще как минимум три останутся практически без сырья.

Но есть же опыт прошлых лет. И он прежде всего свидетельствует о естественном стремлении крестьян как можно дороже продать сырье. По этой причине только в прошлом году из области было вывезено 154 тыс. тонн свеклы, из-за чего недополучено 16 тысяч тонн сахара в закрома и 20 млн. гривен в бюджет. И как бы неодобрительно к «непатриотам» ни относилась местная власть, но крестьянин ищет, где лучше. Например, из Чемеровецкого района «экспортировали» к соседям 52 тыс. тонн, из Теофипольского — 46, из Белогорского и Изяславского — по 25. Причем во всех названных районах, за исключением Белогорского, есть сахарные заводы. Следовательно, они не предложили свекловодам такие условия, которые создали для них «на чужих селах» (хотя среди областного руководства распространено мнение, что для подобной практики нет каких-либо объективных причин — только субъективные). Тот же Петринюк, у которого под боком самый мощный в области завод-шеститысячник, возил свеклу за 100 километров на Кременецкий сахарный комбинат Тернопольской области, не просто плативший высокую цену, но и проавансировавший хозяйство на 600 тыс. «живыми» деньгами.

Конечно, хмельницкие предприятия тоже не лыком шиты. Те из них, что расположены недалеко от других областей, тоже стараются не замечать «границ». Говорят, каменецкие сахаровары даже построили два парома через Днестр, чтобы 60 тыс. тонн буковинской свеклы, на которые заключены соглашения с тамошними крестьянами, не петляли объездными сухопутными дорогами. Также не гнушаются тернопольскими корнеплодами в Сатанове, житомирскими и ривненскими — на Шепетовском сахарокомбинате. Правда, ни в одном докладе невозможно обнаружить цифры, какую выгоду принесла Хмельнитчине «импортируемая» свекла: судя по производственным объемам — нашим и соседей, — паритета в этом все же нет.

Власть строго запрещает вывозить из области свеклу. Но никаких законных мер наказать непослушных нет. А для производителей сырья приоритетом все равно остается цена, которую предлагают им перерабатывающие предприятия. И, конечно, условия сотрудничества.

Впрочем, должен быть в этом процессе хоть какой-то порядок и непременно — логика и здравый смысл. Ведь если указать маршруты движения подольской свеклы, то это была бы неразрешимая головоломка. Скажем, Маковское ООО, что на Дунаеветчине, везет свою свеклу в Вишневчик Чемеровецкого района. В это же время Маковский сахарозавод перерабатывает сырье аж с Буковины и из Новоушицкого и Чемеровецкого районов. А чемеровецкие хозяйства знай гонят нагруженные сахаристыми авто на Тернопольщину. Может, в этом и есть чьи-то финансовые интересы, но они наверняка далеки от государственных.

Чтобы уменьшить для крестьян затраты и привлечь их к сотрудничеству, предприятия создают приемные свеклопункты, откуда сырье на переработку доставляется уже заводским транспортом, помогают собственной техникой осуществлять весь комплекс посева и ухода за свеклой, заключают соглашения, авансируют производителя. К сожалению, в наше время всеобщего правового нигилизма эти соглашения часто нарушаются, причем с обеих сторон. Крестьяне не понимают, почему сахаропроизводителей называют инвесторами — ведь они фактически не инвестируют, а кредитуют свекловодов. Да и это делают далеко не все. При этом немало предприятий годами не оплачивают сырье и сегодня еще должны крестьянским хозяйствам 13,6 млн. гривен.

Долги крестьян перед сахаропроизодителями намного больше: 80 миллионов, 20 из которых — еще за прошлые годы. Нередко они возникают по той причине, что из-за бедственного положения крестьяне хитрят: заключают соглашения сразу с несколькими заводами, используют их технику, удобрения, средства не только для выращивания свеклы, а потом, не имея чем рассчитаться, остаются с долгами. Причем вложение сахарозаводов в крестьянские хозяйства — еще не гарантия хороших урожаев. Один из директоров заводов так и сказал: «Что из того, что мы давали в хозяйства горючее, семена, удобрения, ядохимикаты? При вспашке не была внесена органика, то есть обычный навоз, которого тоже не хватает в селе, потому что животноводство забросили совсем. Вот и результат: на землях, которые могут давать по 500—600 центнеров с гектара, собрали менее двухсот».

Заводы выбирают сугубо национальный выход: выращивать сахар своими силами. Городоцкое ЗАО «Подолье-сахар», например, включило в свою структуру три сельхозпредприятия с 6000 гектарами угодий, около тысячи из которых засеяны свеклой. По этому же пути идут Шепетовский, Сатановский, Наркевичский, Теофипольский заводы. Но назвать это панацеей нельзя. Если это неплохой вариант для небольших предприятий, то для гигантов — капля в море. Четыре года не зовет людей на работу гудок самого современного сахаропредприятия Хмельнитчины — Деражнянского, которое в прежние времена держало на себе половину районного бюджета и едва ли не весь соцкультбыт райцентра. Чтобы завод начал работать, нужны 13 млн. гривен. И еще 20 млн. — для восстановления зоны.

— Если проблема в зоне, — с болью обращалась к областному руководству глава Деражнянской райгосадминистрации Неонила Довгань, — то район будет сеять 4 тыс. гектаров свеклы.

Да, десять лет назад район засевал сахаристыми 5 тыс. и сдавал на переработку почти 150 тыс. тонн свеклы. Но сегодня три района, раньше поставлявшие сырье на мощный шеститысячник, — Деражнянский, Летычивский и Виньковецкий — вместе не имеют и 4 тыс. гектаров свеклы. Так чем же «кормить» великана, аппетит которого могут унять только высокоурожайные 12 тысяч гектаров?

Сезон и межсезонье

Сентябрь — начало свеклоперерабатывающего сезона на сахарных заводах. Но вряд ли нынче ему подойдет определение «сладкий». Проблемы наваливаются на производственников со всех сторон. Хотя, согласно действующему законодательству, сахарозаводам области списаны налоговые долги на 45 млн. гривен, их финансовое положение остается сложным. 220 млн. кредиторской задолженности висят камнем на шее. Десятки миллионов гривен, уже вложенные в свеклопроизводство, еще не принесли отдачи. При отсутствии средств на техническое переоснащение износ основных фондов практически всех предприятий сахарной отрасли достигает 60—80%.

Собственники, появившиеся на заводах, далеко не всегда могут вложить необходимые средства, чтобы «вытянуть» предприятие. А может, и не стремятся к этому? Например, когда в прошлом году собственником 57% акций Деражнянского сахарозавода стало СП «Интерпродукт» из Донецка, в поселке затеплилась надежда на возрождение предприятия. Однако оно стало банкротом, и если бы не содействие облгосадминистрации в отсрочке на три-пять лет 12 млн. долгов, то совет кредиторов уже распродавал бы средства производства. Собственно, их уже и так растаскивают кредиторы...

Долги у сахарозаводов не только внешние. 4 млн. гривен зарплаты задолжали они своим работникам (это при том, что зарплата в отрасли — одна из самых низких в перерабатывающей промышленности). В результате с заводов уходят специалисты — как инженерно-технические кадры, так и рабочие уникальных специальностей. На пороге сезона на двух предприятиях еще не было главных инженеров, на двух — главных технологов. Классные специалисты, годами приобретавшие опыт на Подолье, сейчас применяют его на предприятиях России, Польши и даже... Туркменистана, где, оказывается, тоже надумали создать свое сахарное производство, чтобы не зависеть от внешних поставщиков. На пяти предприятиях члены наблюдательных советов поменяли директоров, не согласовывая их кандидатуры с местной властью, что, по мнению председателя ассоциации «Хмельницксахар» О.Стецюка, тоже вызывает лишние трения и недоразумения.

Кому-то, наверное, это покажется сугубо внутренними проблемами предприятий. Но есть и общие для всех. К примеру, в области предложили организовать на тендерной основе рынок закупки и переработки сырья. Однако, по мнению генерального директора ассоциации «Укрсахар» М.Ярчука, чтобы мероприятие действительно принесло пользу, его стоит проводить не между крестьянскими хозяйствами, а между заводами.

Почему-то стихли разговоры о возможности формирования регионального заказа на сахар. Его для потребностей области необходимо около 95 тысяч тонн, но, как всегда, нет денег. И вообще, какие бы шаги ни предпринимались ныне для облегчения судьбы производителей и переработчиков сахара на региональном уровне, кардинальное решение проблем возможно только в масштабах всей страны. Без этого далеко идущие программы на десятилетия останутся сказкой без счастливого конца.

Нынешнюю же ситуацию в отрасли на одном из совещаний метко охарактеризовал директор Шепетовского сахарокомбината А.Матвийчук: «Сказали, подними левую ногу. Поднял. А теперь, говорят, подними еще и правую. На чем же стоять?» Куратор агропрома от облгосадминистрации поощрил: «Говори прямо, мы тут все мужики».

На этом и стоит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК