Год свинства

29 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 51, 29 декабря-13 января 2006г.
Отправить
Отправить

Вместо того чтобы, как и положено в год Петуха, кукарекать, аграрные чиновники хором захрюкали. Громче всех — «сельский» министр, чем переполошил не только возросшее поголовье домашней птицы, но и думающий люд...

Вместо того чтобы, как и положено в год Петуха, кукарекать, аграрные чиновники хором захрюкали. Громче всех — «сельский» министр, чем переполошил не только возросшее поголовье домашней птицы, но и думающий люд. Последний просто опешил от «троянской свиньи», которую подложил Украине Александр Баранивский. Возвратившись из Дании, аграрный руководитель озвучил план тотального превращения нашей территории в европейский свинарник. К концу 2005 года в 25 свинокомплексах уже должны были хрюкать датские свиньи, а в следующем — в каждом районе. От «амбре» такого поголовья нам уже впору затянуть: «Повій, вітре, з України...», а соседям — наоборот.

Но не успели государственные мужи заложить в фундамент пилотных проектов капсулы с напутствием будущим свинопасам, как в Украину неожиданно вторглись польские свиньи. Живые! Границу открыли им сниженные таможенные тарифы, которые правительство протолкнуло через Верховную Раду. Посему сложно сказать, на каком хряке — датском или польском — будет гарцевать верхом руководство МинАП. Точно не на украинском! Подворное содержание, пусть даже сдобренное существеннейшими дотациями из госбюджета, в копыта не годится современным индустриальным технологиям откорма.

Мясные тромбы

Кто обещал на Пасху побаловать народ дешевым мяском? Только, ради Бога, не ругайте в сердцах Юлию Владимировну. Тогда премьер огласила как раз точную — копейка в копеечку — цену, по которой каждый мог украсить пасхальный стол не таким уж и частым угощением. Кто же так коварно сорвал эти вдохновенные планы? Руководство Госрезерва! Работники четырех хладокомбинатов, подчиненных этой структуре, за несколько недель до Пасхи были готовы день и ночь отгружать государству пять тысяч тонн мяса, которые бы существенным образом сбили цену на рынке. Ждали сигнала, а он не поступил...

Мясные проблемы — явные и скрытые — лихорадят Госрезерв и сейчас. Программу по закладке мяса полностью провалили. Госрезервовская закупочная цена всегда была самой высокой: с ней не могут тягаться ни отечественные мясокомбинаты, ни российские компании, тоже «подъедающие» на нашем рынке. Поэтому весной, когда цена на мясо поползла вверх — 12 гривен за килограмм и выше, нужно было мгновенно «засветить» цену на гривню больше и запастись частью объемов. А в пиковый момент провести товарную интервенцию ранее закупленными полутушами и разрядить потребительский ажиотаж.

Совершенно понятно, что на цену, предложенную «оптовиками» Госрезерва, — 11 грн. за килограмм, ни один поставщик не клюнул: все объявленные тендеры закончились безрезультатно. Собственно говоря, уходящий год — едва ли не единственный за многовековую историю главного хранилища государства, когда весной не заложили ни одного килограмма мяса. А в это время на столичном комбинате «Прогресс» истекал срок хранения 1,5 тыс. тонн мороженной говядины. Тогда же по каким-то каналам в Госрезерв поступила польская свинина. Если по тем же «схемам», что и сахар-сырец, то фантазия у директората государственных закромов небогатая.

Возникает целый ряд вопросов. Во-первых, зачем забивать холодильники «добром», пригодным разве что для скармливания пушным зверькам? Во-вторых, даже если чиновничий взгляд остановился на свинине, то, согласно закону о Госрезерве, следовало отбирать товар исключительно отечественный. Почему этого не произошло? В-третьих, внутренняя инструкция предписывает закладывать только говяжьи полутуши первой категории глубокой заморозки. Со свининой никто не возится, поскольку она хранится полгода, а говядина — 24 месяца. Еще один нюанс: слишком сложно точно определить категорию свиной туши, это может сделать только специально обученный персонал. В-четвертых, холодильное оборудование на 40% изношено, из-за чего довольно проблематично поддерживать соответствующий температурный режим — получается минус восемь по Цельсию летом, тогда как сало начинает желтеть даже при минус 15. К тому же, начальство почему-то приказывает «забивать» холодильники мясом летом, хотя закладывать туши в это время года категорически запрещено.

Руководство Госрезерва пренебрегло всеми постулатами: ценовыми параметрами, сезонностью закупок, в конце концов, нравственно-этическими... Все «мясные» тендеры с их участниками и якобы законтрактованными тысячами тонн — обман. Об этом свидетельствует и отчетная форма Р-11, и реально закупленные 700 тонн мяса из доведенных правительством объемов в 10 тыс. Ругая внутренней рынок за «дикость», неуправляемость и слабость, Госрезерв скрыл свою беспомощность за хитрым правительственным законопроектом №7311 «Об использовании отдельных видов сельскохозяйственной продукции для осуществления государственных интервенций».

Прежде всего любопытно, что Кабинет министров подал его на рассмотрение в Верховную Раду 30 июня, а 1 июля должен был издать постановление (подписано 6 июля. — В.Ч.) о создании Аграрного фонда, на который, собственно, и возлагаются интервенционные операции. Кто был заинтересован в том, чтобы в последний момент переложить несвойственные функции на Госрезерв и нажиться на этом? Наверное, многие, если законопроектом предлагалось «установить на период до 1 января 2006 года для предприятий, входящих в единую систему государственного резерва Украины, ввозную пошлину по нулевой ставке на живой скот, мясо, мясопродукты, ввозимые на таможенную территорию Украины для осуществления государственных интервенций...»

Закроем глаза на четко регламентированную номенклатуру: в главные закрома страны следует закладывать на хранение только говяжьи полутуши первой категории глубокой заморозки. Ну, мясо — куда ни шло, а мясопродукты? Фарш из неизвестно чего, мясоподобная смесь... А теперь представьте, как Госрезерв будет осуществлять на внутреннем рынке товарные интервенции... животными: бычками, свиньями, баранами. Сплошной аукцион живого скота!

Не знаю, успел ли воспользоваться до своего увольнения руководитель Госрезерва Виктор Бойко этим «гибким инструментом влияния на насыщение внутреннего рынка мяса и мясопродуктов и стабилизацию цен», как написано в законопроекте. Собственно говоря, если в государственном учреждении, которое призвано быть гарантом продовольственной безопасности и образцом исполнительской дисциплины, внедряются махновские принципы, то что тогда говорить о «пастухах» национального стада.

Такое впечатление, что за годы независимости за украинским стадом постоянно гонялись янычары с кривыми ятаганами: кому пускали кровь, а тех, которые получше, элитных, забирали в ясырь. Повырезали, повывозили, а сегодня жалуемся: нет говядины, нет свинины. Откуда же взяться ошейку, окороку, ребрышкам, биточкам, отбивным, если Украина по мясному поголовью скота откатилась на... сто лет, в три-четыре раза сократив его количество?

Нынешние цифры запомнить намного легче: осталось по семь миллионов крупного рогатого скота и свиней. Если количество последних более или менее правдоподобно, то грань между молочным и мясным поголовьем КРС почти стерта. Сегодня корова еще доится, а завтра, глядишь, уже язык вывалила на прилавке свежей говядины. Ей, правда, бывает столько лет, что можно зубы поломать.

Статистическими данными вертят, как хотят, все, кому не лень, но в дебри мясного скотоводчества стараются не забредать. Чтобы не заблудиться... Сейчас найти толкового специалиста в этой сфере — настоящее событие. Это только в аграрной Украине весь комплекс проблем, которыми в свое время занималось целое Министерство мясомолочной промышленности, могут, как связку бубликов, перевесить на плечо общественной профессиональной организации — Национальной ассоциации «Укрмясо». Хотя кадры в ней — ого-го!

Владимир Попов, вице-президент ассоциации, в период очередного разрушения государственной «мясной» структуры не сдержался, прорвался к Леониду Кучме:

— Как же так? Целую отрасль и — на самотек... Это же безопасность питания, здоровье нации!

— Но ведь и «Укрбанана» нет? А они у нас продаются!

— В 1991 году насчитывалось 23,6 млн. голов крупного рогатого скота и 19,5 — свиней, 95% которых откармливали на крупных механизированных комплексах: свинарниках-стотысячниках, КРС — на 24, 36 и даже 48-тысячниках, — цитирует по памяти Владимир Ильич. — При этом каждый год забивали семь-восемь миллионов голов, производя 2 млн. тонн мяса и 750 тонн колбас. Сегодня из 123 крупных мясокомбинатов работает половина, упали и объемы: в прошлом году произвели всего 450 тыс. тонн промышленного мяса и около полумиллиона тонн колбас. Куда мы скатились? К феодализму!

Так называемая политика реформ в АПК пропагандировала мелкотоварное производство и фермерсто — дескать, именно они накормят Украину и обеспечат сырьем мясопереработку. 65% поголовья у крестьянина на подворье не только по объемам не удовлетворяют внутренний спрос, но и по качеству неоднородны, что усложняет промышленную переработку. Фермеры отмахнулись от животноводства, ведь сфера затратная и требует значительных капитальных вложений. Поэтому их доля в общем вале мясного сырья мизерна — 0,2%.

В советские времена, когда агропромышленный комплекс, по сути, бесперебойно подпитывали финансами, техникой, горюче-смазочными материалами, семенами, мы так и не сумели выйти на физиологическую норму потребления мяса — 80—82 килограмма на душу населения. Вершина, которой достигла Украина, — 72 килограмма, тогда как по Союзу этот показатель составлял 68. А сейчас мы перебиваемся 32 килограммами, хотя планировали в этом году выйти на уровень 41. Вряд ли... Тем более что, в отличие от европейской системы учета, мы именуем мясом и субпродукты второй категории, и жиры. То есть украинцы катастрофически недоедают животного белка.

Но даже если бы свинины и говядины было вдоволь, это не значит, что мы бы запросто пережевали еще полсотни килограммов, которых недобираем до физиологической нормы. Продукты питания «съедают» до половины семейных расходов, тогда как в развитых странах — 10%. При этом на мясопродукты украинцы тратят до половины средств на питание.

— Мясоперерабатывающая промышленность постоянно оказывается словно на переднем крае обороны с рынком, — дополняет коллегу Виктор Письмак, генеральный директор «Укрмяса». — Владельцы свинооткормочных комплексов обвиняют нас в том, что мы умышленно игнорируем их сырье, из-за чего они несут убытки: 40 тыс. голов находятся на вынужденной передержке. Но мы выступаем в роли общественного барометра: готовая продукция лежит на складах, торговля не успевает ее реализовывать из-за нехватки у населения средств. Зарплаты и пенсии никак не догонят цены. Вот и получается: чтобы население смогло потреблять даже те несчастные 32 килограмма на душу, оно должно получить 23,5 млрд. грн. дополнительных средств. Соответственно, весь скот, как сырье, придется забить, еще и не хватит. Мы и сейчас этот ресурс пополняем за счет импорта — около полумиллиона тонн.

По расчетам, импортное мясо становится конкурентоспособным с нашим при таможенной ставке 0,2 евро за килограмм. Плюс НДС... Его окончательная цена превышает цену украинского на 5—10% — именно столько процентов составляют преференции для отечественного товаропроизводителя. Но на Западе занимаются техническим переоснащением, в чем правительства тех стран всячески содействуют производителям. Мы же вместо этого снижаем... эксплуатационные затраты, которые из года в год нисколько не уменьшаются, ведь у крестьянина, кроме собственных рук, рук жены, тещи, сына, невестки, больше ничего нет. И 600 млн. грн., которые ежегодно выделяют из государственного бюджета на поддержку животноводства, никогда не изменят ситуацию.

Не возражаю против защиты отечественного сельхозтоваропроизводителя, но ведь и о населении забывать нельзя. Если, конечно, мы хотим, чтобы демографическая ситуация встала с головы на ноги, как в нормальных странах. Человека нужно обеспечить работой с таким уровнем оплаты труда, чтобы он имел возможность купить норматив — 80 килограммов мяса. С учетом этой стратегии рассчитываем баланс мяса и озвучиваем его: стране необходимо содержать на интенсивном откорме четыре миллиона голов мясных пород крупного рогатого скота, которые год-полтора будут нагуливать кондиционный вес, столько же свиней, через пять-шесть месяцев готовых к убою, и 90 миллионов бройлеров.

Только при таком раскладе получим сбалансированный по мясу рынок: треть — свинина, столько же — говядина и 30% — курятина. Но для этого государство должно обеспечить 70 млрд. грн. капитальных вложений. И тогда мы не будем заглядывать ни в Аргентину, ни в Бразилию, ни в Данию. Ведь высокоинтенсивное производство по передовым технологиям дает возможность приобретать продукцию высоких стандартов, экономя ресурсы. А наши «климатические» корма, микроэлементы придают мясным изделиям еще и вкусовой «шарм».

Кое-кто из аграрных экстремалов обещает завалить украинским мясом всю Европу. Не разгоняйтесь! Чтобы вывести продукцию на экспортные рубежи, нужно иметь по крайней мере в десяти «мясных» областях аккредитованные по европейскому стандарту ветлаборатории, цена одной — 10 млн. грн. За годы независимости мы смогли оборудовать только одну — центральную, да и то за чужие деньги, из проекта технической помощи. Средства в госбюджете на эти цели не предусмотрены. А без этого инструментария все наше мясо, хоть и трижды высококачественное, границу не пересечет.

Если уж речь зашла о близости ЕС, то не будем забывать о его квотах. Просто так, «взять и припереться к Элис...» нам никто не позволит. Излишки сельскохозяйственной продукции либо экспортируют, либо они оказываются вне закона. Мы должны запомнить: конкуренция внутри Европейского Союза не допускается. В Эстонии количество сельскохозяйственных работников уменьшилось на треть. В Литве доля занятых в агропромышленном производстве сократилась с 23,8 до 17,5%. Учитывая, что занятость в сельском хозяйстве США составляет 0,7%, а выработка на работающего — 50 тыс. долл., Украина на своей шкуре познает все прелести свободного рынка, если не разработает буферную политику смягчения последствий. Ведь у нас почти треть трудоспособного населения занято в аграрном секторе, а выработка на человека — даже до тысячи долларов недотягивает. Чтобы сравняться с американскими фермерами по производительности труда, нам нужно поднатужиться в... 50 раз сильнее.

И если ЕС маячит где-то вдалеке, то ВТО мы почти ухватили за полу. Но и в случае членства в ней перед Украиной не будут расшаркиваться в реверансах только потому, что наше мясо обладает непревзойденным вкусом и пахнет экологически чистой люцерной. Например, в Аргентине нет стада меньше 300 голов: одного-двух бычков там никто не содержит. Они согласны поставлять нам мясо по цене чуть выше доллара. При этом государственная дотация в Аргентине, по условиям ВТО, составляет всего 80 млн. долл. Предприятия Европы разделывают курицу на... 24 части, тогда как мы способны только забивать.

А дальше?

Вступив в ВТО, мы вынуждены будем отменить запретительные таможенные пошлины на мясо и мясопродукцию. Если на мясо они будут составлять 10%, то на колбасные изделия — ноль. Следовательно, в Украину станет выгоднее ввозить колбасы, что, естественно, пугает отечественную мясоперерабатывающую промышленность. Зато радует нас, покупателей...

Куда идем мы с Пятачком?

Самый эффективный способ борьбы против газовых прихотей россиян — провести встречную «газовую атаку», понастроив по периметру соседской границы... свинарников. Именно так белорусы разозлили литовцев, вознамерившись соорудить под их боком грандиозный свинокомплекс. Искренне сочувствую новому члену ЕС, поскольку сам могу стать заложником местного чиновничьего «свинства».

Говорят, дареной свинье в зубы не смотрят. Ну, не такая уж она и дармовая, ведь датский свинокомплекс «под ключ» на 30 тыс. голов обойдется в 35—37 млн. грн. Наши дешевле... Но от нашего Александру Баранивскому разит нафталином: и свинарники допотопные, и генетика дистрофическая, и кормовая база — не приведи Господь: вдвое больше, чем в Европе, даем кормов, а приросты — все равно что кость корми! Поэтому министр решил механически перенести часть успешного датского бизнеса на украинскую землю и таким образом придать свиноводству третью космическую скорость.

Кто бы спорил, если бы эта затея вызрела на семейном совете и семья Баранивских решила продемонстрировать затурканным соседям-селянам свиноводство по-датски. Но экстраполировать зарубежную технологию «в пакете» на все государство, переступая через отечественную науку, нормативно-законодательную базу Украины, — это уже, согласитесь, не сказки Андерсена.

Собственно говоря, я не держу зла на Данию. Наоборот, не перестаю радоваться их успехам в аграрной сфере. Это все-таки искусство: на территории, как наши две области, содержать 25 млн. свиней, не загадив при этом окружающую среду! Тамошнее законодательство требует соблюдать гармоничное соотношение между поголовьем скота и размером фермерского земельного надела. Вы не увидите животноводческих комплексов-гигантов: на убой можно вырастить не более 30 свиней на гектар.

Впрочем, это не помешало Дании выйти в мировые лидеры по экспорту свинины. Если сто лет назад ее беконом впервые полакомились британцы, то нынче почти 90% продукции вывозится в ЕС и другие страны, что составляет около 6% экспортного потенциала. И это несмотря на то, что там нет государственной программы финансовой поддержки производителей или экспортеров свинины: ее отменили в 1973 году, после вступления в Евросоюз. Действуют только схемы общей поддержки сельского хозяйства, распространенные в странах ЕС.

В отличие от Украины, тамошние свиноводы сплотились в многопрофильные кооперативы, которые забивают, перерабатывают и реализуют более 90% поголовья. На кооперативной основе функционируют и крупные убойные концерны Danish Crown и TiCan. Поэтому у фермера не болит голова, как, куда и почем сбывать выращенное. Если он — член кооперативной бойни, то обязан поставлять продукцию только туда, а предприятие — платить ему лучшую цену. В свою очередь, кооперативным перерабатывающим предприятиям не приходится терять время в поисках сырья.

Одним словом, в Дании наступил полный Оруэлл: специалисты обдумывают, как свиньям принимать душ в жаркие дни и какие лосьоны лучше всего защищают их от солнечных ожогов.

Нам до таких извращений еще далеко, хотя... Украине тоже есть чем гордиться в свиноводческой отрасли. Еще не выродились племенные породы отечественных селекционеров: большая белая, миргородская, полтавская мясная, красно-поясная... Даже сейчас, когда отрасль в упадке, она практически не растеряла арсенал методов, которые используют страны с развитым свиноводством. 500 с гаком племенных заводов и репродукторов разводят более десятка отечественных и хорошо адаптированных, ранее завезенных импортных пород свиней. То есть налицо все возможности наполнять комплексы собственными племенными ресурсами.

Говорят: свинья пройдет и хрюкнет. Но если правительство с аграрным ведомством неблагосклонны к отрасли, то можно ли требовать галантности от скотины?

А что касается датских (английских, американских) технологий, то почти аналогичные уже функционируют на Днепропетровщине, в Запорожской, Донецкой, Ивано-Франковской областях. Не в диковинку для нас и пол с подогревом на свинокомплексах, и автопоилки, и сухие порционные рационы... Беда в том, что наработанная племенная база не может в полной мере проявить себя, поскольку агроформирования за неимением средств не могут покупать высококлассный молодняк. Путь для него один: на убой!

Не уверен, что он изменится после принятия «Программы развития свиноводства Украины до 2010 года», которой предусмотрено довести производство свинины в убойном весе до 1,5 млн. тонн. Не верю и в реализацию Закона Украины «Об общегосударственной программе селекции в животноводстве на период до 2010 года». Хотя бы потому, что воплощать его в жизнь начали с нарушения пункта 3 статьи 4. Так, можно импортировать породы, типы и линии свиней зарубежной селекции исключительно с селекционной целью, а не массово завозить чужеземное поголовье для промышленного производства. Надеюсь, в Министерстве аграрной политики отыщется хоть один специалист, улавливающий разницу между евнухом и валахом?!

Где сегодня те, кто в VIP-терминале Бориспольского аэропорта, после Дании, друг перед другом хвастался, сколько комплексов возведут в своих вотчинах? Вице-премьер Крыма, два губернатора, банкир... Кто положит под новогоднюю елку в виде подарка от Деда Мороза обещанные 25 датских свиноферм? Сперва надеялись, что правительство будет централизованно финансировать датские проекты, но когда запах бюджетных средств улетучился, охочих до дармовщины стало меньше.

«Имплементация» европейских свинарников хоть и не стала массовой, но кое-где уже пустила побеги. В осчастливленных регионах безработные крестьяне зачарованно смотрят на свинарники, обитатели которых будут жить хоть и недолго, зато лучше, чем они.

Бывшему премьеру Крыма Анатолию Матвиенко не удалось превратить полуостров в Лас-Вегас и пристанище для двух свинокомплексов. Один из них, на 10 тыс. свиноматок в Джанкойском районе, будет производить в год 240 тыс. поросят и... 30 тыс. тонн навоза. Но чтобы вырастить такое поголовье, нужно его выкормить. Преимущественно ячменем, который на полуострове дороже продовольственной пшеницы, поэтому и оказался почти весь за рубежом.

Не лучше обстоят дела с кормами и в центральных областях: в свое время Украина производила 20 млн. тонн комбикормов, теперь — миллион. Именно от их полноценности и технологии откорма на 70% зависит продуктивность свиней. Хотя, вообще-то, эти существа нетребовательны к харчам: переваривают рыбу и даже отходы кожевенной промышленности, что, конечно же, придает специфический запах и привкус мясу.

Наша порода ко всему привычна. Попробуйте огреть датского ландраса палкой — вряд ли выживет, а наш кабанчик даже не почешется. Почему? Да потому что у него сало в четыре пальца толщиной — своеобразный «панцирь» от всех бед. «Иностранцы» слишком изнежены, чувствительны к стрессовым ситуациям, из-за чего падеж среди них в десять раз больше, нежели среди стойких «аборигенов». Не говоря уж о длительном периоде акклиматизации и адаптации, которые должны пройти животные в наших, совершенно не равноценных с датскими условиях. Даже природно-климатических...

Говорят, «датчане» — беконного типа, дают больше мяса. Ну, если уж затронули особенности национального питания, то повальный импорт беконных свиней можно расценить и как диверсию против украинского народа, который носит титул главного поедателя сала. Какой казак променяет мясо-сальную «миргородку»» или сальную «украинку» на постного ландраса?!

Во времена Запорожской Сечи кош такое письмо накатал бы премьер-министру, что в переводе на литературный язык оно бы читалось так: «Умоляем! Сделайте крестьянского министра Баранивского хотя бы до выборов невыездным. А то подался в Данию — привез оттуда тонкошкурых свиней, побывал в донецкой агрофирме «Шахтер» — еле оторвали от кабанчика черной украинской породы с десятисантиметровым шпигом. Кричит: разведем по всей Украине таких «чернявых»... Да в нашем селе этого «черномазого» три дня в корыте бы купали: подумали бы, что в дегте вывалялся... Когда нас спрашивают: какое вы сало едите — свежее или просоленное, мы все вместе отвечаем — оранжевое! А вот недавно ваш Баранивский возвратился из Италии. Говорит: от тамошних коров по девять тысяч литров молока надаивают. Глядишь, еще «итальянок» завезет на наши пастбища»...

Нет, изоляция — это погибель. Передовой опыт должно изучать и перенимать. И сотрудничество с датчанами было бы более эффективным, если бы совместное предприятие наладило выпуск различного оборудования для строительства и реконструкции существующих ферм по его технологиям, соорудило с участием датских фирм три-пять комплексов с объемом производства 12—24 тыс. центнеров свинины в год, укомплектовав их маточным поголовьем отечественной селекции, не без того, чтобы импортировать полтысячи хряков-производителей — чтобы «освежить кровь» стад...

Все признают, что свиноводство — экологически напряженное производство. Поэтому Европа смещает откорм в страны с более низкими требованиями к охране окружающей среды. Как бы меня ни убеждали, что утилизация отходов свиноферм по датским технологиям наиболее совершенна, угроза все-таки существует. Одна свинья — это не только мясо и сало, но и две-три тонны навоза в год. Умножьте на несколько десятков тысяч хвостов... И это «добро» где-то нужно складировать!

«Навозная» проблема особенно остро проявилась в 1980-х годах. В то время в Украине уже действовали пять свинооткормочных предприятий с 108 тыс. голов в год каждое, три — на 54 тыс. голов, одно — 34 тыс. и четыре — на 24 тыс. голов. Гиганты причиняли огромный вред земельным и водным ресурсам.

Можно отмахнуться дилетантским: все стоки вывезем на поля, истосковавшиеся по органике. Снова сошлюсь на далекие 1980-е. В совхозе-комбинате «Калитянский» на Киевщине тоже думали, что земля — лучший санитар. Навозными стоками, которых ежесуточно накапливалось пять тысяч кубометров, «удобряли» две тысячи гектаров, тогда как, по расчетам проектантов, общая площадь утилизации отходов должна была составлять 4,5 тыс. гектаров. Ко всему, в той местности — высокий уровень грунтовых вод. «Щедрое» унавоживание привело к попаданию нитратного азота в грунтовые воды. А сколько рабочих страдали от удушья, отравлялись аммиаком, метаном, насколько стало больше онкологических больных...

Современное свиноводство тоже состоит из «вершков и корешков»: кто-то будет считать прибыль от выращенного, а кто-то — вдыхать в радиусе 10—15 километров свиной «парфюм». Из-за него моего знакомого американского фермера Дэвида Струзерса из айовской глубинки так достали соседи, что бедолаге пришлось обратиться к ученым и с их помощью дезодорировать навозохранилище.

Пока датские инвесторы с нашими определяли «розу ветров», повеяло польскими свиньями. Если в прошлом году Украина ввезла всего 265 живых особей, судя по цене — племенных, то уже в первом квартале 2005-го импортеры перекрыли этот показатель в полтора раза. А объемы только мая более чем в два раза превзошли квартальные. Потом было шокирующее галопирование: июль — 10 752 шт., август — 16 337, сентябрь — 33 092 шт. Причем с постепенным снижением цены за голову: март — 412,9 долл., май — 150, сентябрь — 130,5 долл. Таможня сигнализировала, Минэкономики молчало, МинАП продолжало разглагольствовать о целенаправленном уничтожении отечественного сельхозтоваропроизводителя...

Собственно говоря, в том, что польские свиньи перешли украинскую границу, Александр Баранивский обвинил Петра Вербицкого, руководителя Государственного департамента ветеринарной медицины. Дескать, Петр Иванович тайком, в отсутствие министра аграрной политики, без согласования с Кабинетом министров, предоставил «визу» 700 тыс. свиней. В два раза более дешевые, они составят конкуренцию украинским соплеменницам. Я бы поставил вопрос иначе: мог ли Вербицкий, как истинный патриот Украины, запретить ввоз польской живности? Только при условии, если бы менее трех лет назад там одолели африканскую чуму свиней, менее года назад — ящур или классическую чуму... К счастью, территория Польши чиста в эпизоотическом плане, поэтому ветеринарная служба не имела никаких оснований чинить препятствия.

Быть может, увлекшись выяснением личных отношений, Александр Баранивский не понял глубинных процессов, которые привели к массовому бегству польских свиней на нашу сторону. Главная причина открытия границы кроется в Законе Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины», которым изменен размер ставки ввозной пошлины на товары 1—23 групп УКТВЭД (сельскохозяйственную и продовольственную продукцию). Депутаты предупреждали, что бездумная замена по многим видам специфической и комбинированной ставок на адвалорную приведет к сознательному занижению таможенной стоимости, неуплате в бюджет, демпингу на внутреннем рынке. Ныне действующая ставка на живых свиней — 5% (льготная) и 8% (полная) — яркое свидетельство тому.

Здравый смысл подсказывает: не может стокилограммовая свинья, даже при польской себестоимости, стоить сто долларов. Если честно, то купил ее за 600, а при пресечении границы декларирую — за сто. Нужно же сэкономить! Если бы платежи взимали с реальной цены, то потерял бы 150 долл. на каждой голове. А так — плачу пять долларов ввозной пошлины и 20 — НДС. 150 и 25 долл. — есть разница? А если этих свиней буду импортировать не напрямую на перерабатывающее предприятие, а «пропущу» через сельскохозяйственную структуру и уже с нее отправлю на бойню, то еще и получу дотацию из государственного бюджета — как за мясо, выращенное собственными руками. Можно «схимичить» и на чистопородности: декларируешь убойных свиней как племенных, платишь НДС, зато экономишь на ввозной пошлине.

Подружатся ли украинские, датские и польские свиньи, как Наф-Наф, Нуф-Нуф и Ниф-Ниф, или будут жить на ножах, покажет время. Очевидно, уже следующий год — Оранжевой Собаки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК