С войной покончили мы счеты?

27 января, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 27 января-3 февраля

Пожалуй, трудно поспорить с высказыванием о том, что ни одна война не считается законченной, пока не захоронен последний павший воин...

Пожалуй, трудно поспорить с высказыванием о том, что ни одна война не считается законченной, пока не захоронен последний павший воин. Однако война еще более далека от завершения, если не восстановлена справедливость в отношении тех, кто, пережив все ее ужасы, остался в живых. Именно такими убеждениями руководствовались люди, чьими усилиями несколько лет назад был создан Украинский национальный фонд «Взаимопонимание и примирение». С первого же дня своей работы председатель фонда Игорь Лушников наладил тесное сотрудничество с главой Украинского союза узников — жертв нацизма Маркияном Демидовым. А в 1999 году к ним присоединилась Рабочая группа по вопросам межгосударственных отношений по защите жертв нацизма и участников боевых действий за рубежом, возникшая в составе комитета Верховной Рады Украины по иностранным делам.

Возглавивший группу народный депутат Игорь Шаров подготовил законопроект «О социальной защите лиц, пострадавших от фашистских преследований в годы Второй мировой войны». Именно его базовые положения послужили основой для принятого украинским парламентом в 2000 году Закона «О жертвах нацистских преследований». В документе был определен круг лиц, квалифицированных как «жертвы нацистских преследований», предусмотрена система их социальной защиты и социальные гарантии, которые должно обеспечить им государство. После этого начался переговорный процесс. «Принимая участие в многочисленных переговорах с немецкой и австрийской сторонами по поводу выплат жертвам нацистских преследований и рабского принудительного труда, мы понимали: никакие деньги не могут компенсировать душевные и физические страдания людей, утрату ими здоровья, — поделился с «ЗН» Игорь Шаров. — Однако мы понимали и то, что сотни тысяч украинских жертв нацизма находятся в тяжелом материальном положении и практическое решение проблемы выплат украинским остарбайтерам является очень важной гуманитарной акцией».

Как известно, правительство ФРГ долгое время отказывалось от любых переговоров относительно справедливых выплат гражданам Украины — жертвам нацизма. При этом главным аргументом немцев было заявление правительства бывшего СССР от 22 августа 1953 года об отказе от репарационных претензий в пользу финансового оздоровления экономики ГДР, а также 1 млрд. дойчемарок, выделенных для одноразовых выплат гражданам бывшего СССР, являвшихся жертвами национал-социалистских преследований.

И все же усилиями международной общественности 16 февраля 1999 года переговоры начались. В них принимали участие делегации Украины, России, Беларуси, Польши, Чехии, Израиля, участвовали представители США и канцлера ФРГ. По инициативе Игоря Шарова для ускорения процесса осенью 1999 года украинский парламент направил обращение депутатам бундестага. По словам народного избранника, переговоры были сложными и носили затяжной характер, так как немецкая сторона часто выдвигала предложения, с которыми не могли согласиться остальные делегации: «Представители ФРГ требовали юридических гарантий от возможных судебных исков и стояли на том, чтобы на непосредственные выплаты принудительным работникам направить лишь 7,7 млрд. дойчемарок».

Очень важным моральным подспорьем послужил тот факт, что во время одной из встреч тогдашний президент Германии Йоханнес Рау от себя лично и от немецкого народа принес извинения всему украинскому народу за злодеяния нацистов. А 23 марта 2000 года состоялся последний, одиннадцатый раунд переговоров. «Надо признать, что ожидаемые выплаты не соответствовали требованиям, с которыми делегации пострадавших от национал-социализма стран садились за стол переговоров. Но, учитывая возраст жертв нацизма, состояние их здоровья и очень высокую смертность, в конце концов все согласились на компромисс. Таким образом, на непосредственные выплаты принудительным работникам (кроме тех, кто работал на территории Австрии) было выделено 8,25 млрд. ДМ, 1,724 млрд. из них были предназначены украинским остарбайтерам», — рассказывает г-н Шаров.

6 июля 2000 года бундестаг принял федеральный закон о создании компенсационного фонда «Память, ответственность, будущее», определяющий категории претендентов на получение помощи, принципы ее назначения и методику предоставления, порядок наследования назначенной выплаты в случае смерти жертвы нацизма. В свою очередь И.Шаровым как руководителем рабочей группы комитета ВРУ по иностранным делам было инициировано обращение украинского парламента к бундестагу с конкретными предложениями к указанному законопроекту, более полно учитывающими интересы лиц, пострадавших в годы войны.

«В соответствии с законом ФРГ, процедурой было предусмотрено, что средства для выплат в Украину будут поступать после проверки и согласования с немецкой стороной списков претендентов по целевому назначению и под конкретных лиц. Целевое использование средств было поставлено под постоянный контроль не только немецкой, но и украинской стороной, что исключало любую возможность их использования не по назначению, — сообщает Игорь Шаров. — Следует упомянуть, что при моем непосредственном участии было принято постановление Кабмина об освобождении от обложения налогом с прибыли сумм компенсационных выплат и благотворительной помощи жертвам нацистских преследований».

Нужно отметить, что, помимо Германии, помощь жертвам нацизма оказывала и Австрия, выделив украинским подневольным рабочим, вывезенным в годы войны на территорию этой страны, почти 78 млн. 500 тыс. евро. Кстати, сумму в 85 млн. 400 тыс. евро получили почти 43 тысячи наших соотечественников — за счет средств, не использованных другими партнерскими организациями. Причем вся сумма, назначенная Австрийской Республикой, была выплачена в один этап.

Иначе обстояло дело с компенсациями от ФРГ. Выплата осуществлялась в два этапа. Первую часть уже получили все жертвы нацизма — 473709 человек, а также правопреемники тех, кто умер, не дождавшись денег. Практически всем пострадавшим была назначена и вторая часть компенсации, выплата которой началась с февраля 2004 года. К 10 ноября прошлого года деньги уже получили 463600 человек. Но сегодня есть одна существенная проблема, связанная с теми жертвами нацизма, кому был назначен второй транш, но кто не успел получить деньги, а также с их правопреемниками, которые не должны потерять свое право на компенсацию. «Все правопреемники должны знать: процесс выплаты от начала и до конца подчинен законодательству ФРГ. Вы можете лишиться своего права на компенсацию, если не подадите в региональные отделения УНФ «Взаимопонимание и примирение» заявление и другие необходимые документы на протяжении шести месяцев со дня смерти пострадавшего, — рассказывает г-н Шаров. — Повторяю: это — требование немецкого законодательства! Не предоставив вовремя документы, человек окончательно теряет право на получение денег. Еще один важный нюанс: назначение выплаты жертве нацизма и даже перечисление средств в банк не является гарантией получения компенсации, как ошибочно считают многие правопреемники».

Прием и рассмотрение заявлений претендентов на выплаты окончательно прекращены 17 ноября 2003 года, когда в Германию был отправлен последний список получателей первой части выплат. А после 30 сентября 2006 года будут прекращены все права на назначенную выплату. До этой даты людьми должны быть получены уже назначенные компенсации, находящиеся в банках. Поэтому всем, кто вовремя сдал необходимые документы, а это в основном правопреемники, необходимо не позднее марта 2006 года сообщить в фонд о каких-либо изменениях, например, адреса. По просьбе Игоря Шарова еще раз акцентируем внимание правопреемников: обращения после указанной даты не гарантируют получения выплаты.

Можно ли считать проблему жертв нацизма решенной после окончания выплаты всех компенсаций? Конечно же, нет, убежден Игорь Шаров. По его мнению, далеко не все проблемы, затронутые на переговорах с Германией, решены. Объединения жертв нацизма не только Украины, но и России, Беларуси, Польши, Чехии на всех уровнях пытаются добиться справедливого отношения и к другим категориям пострадавших. Но из-за существенных пробелов в федеральном законе Германии (а в нем жертвами нацизма признаны лишь узники концлагерей и гетто, а также подневольные работники промышленных предприятий) не учтены интересы людей, вывезенных на ее территорию детьми, или рожденных в неволе, подневольных сельскохозяйственных рабочих, узников лагерей на оккупированной территории бывшего Советского Союза и лиц, спасшихся во время расстрелов фашистами гражданского населения. А кроме них есть еще работники, принудительно трудившиеся на предприятиях Третьего рейха, расположенных на оккупированной территории Украины, например, таких, как Шенкель, Хольцманн, Отто Штумпф, Объединенные сталеварные заводы, Организация ТОДТ и прочих, а также остарбайтеры, вывезенные в страны — сателлиты гитлеровской Германии (Финляндию, Румынию, Венгрию и т.д.). «Для общественных организаций, объединяющих жертв нацизма, за этим перечнем категорий пострадавших стоит многое: и ощущение несправедливого к ним отношения, и игнорирование их законных требований вплоть до попрания норм морали. Естественно, важная задача УНФ «Взаимопонимание и примирение» — построить свою работу так, чтобы максимально объединить все усилия отечественных и международных гуманитарных и правительственных структур, направив их на помощь потерпевшим от нацизма», — считает Игорь Шаров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно