Зияющие высоты космических исследований

24 февраля, 2017, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 25 февраля-3 марта

В череде разного рода "точек невозврата", провалов и разочарований факт полного прекращения финансирования научного космоса в 2017 году — не самый впечатляющий. Различных поводов для политиков стенать про "зраду", і "країна гине" у нас достаточно. Впрочем, есть основания полагать, что это событие достойно общественного внимания.

Схема будущей миссии "Ионосат-Микро"

…Мы полетим… путешествовать.

 

— Полетите вы с крыши на чердак!

 

Н. Носов. Приключения Незнайки и его друзей

 

 

 

Космическая тематика в нашей стране ныне далеко не в центре внимания. 

 

Точнее, события на зарубежных космодромах и проекты Илона Маска вызывают значительно больший интерес, чем дела домашние. Между тем ситуация в отечественной космической отрасли касается не только специалистов, но и широкого круга людей, для которых тезис о космической державе и "локомотиве инновационного развития" — отнюдь не предмет политической демагогии.

В череде разного рода "точек невозврата", провалов и разочарований факт полного прекращения финансирования научного космоса в 2017 году — не самый впечатляющий. Различных поводов для политиков стенать про "зраду", і "країна гине" у нас достаточно. Впрочем, есть основания полагать, что это событие достойно общественного внимания.

Но сначала — кратко и упрощенно — о ситуации в государственном управлении отечественным космосом: ее без особой натяжки можно оценить как системный кризис. Третий год кряду начальников в космическом агентстве меняют со строгой периодичностью, без какого-либо позитивного эффекта. До сих пор не решен вопрос с руководителем головного предприятия нашей космической индустрии ГКБ "Южное". Окончательно зависла подготовка Общегосударственной космической программы на следующие пять лет — министерства не согласовали Концепцию программы, разработанную Государственным космическим агентством Украины (ГКАУ). То есть на ближайшие годы может не быть даже формальных оснований для государственного финансирования космоса. В то же время количество уже утвержденных концепций и стратегий разного калибра наряду с действующей программой разработано немало, и есть еще правительственное поручение разработать очередную — среднесрочную.

 

Ситуация выглядит таким образом: верхам непонятно, кто и как будет выходить из создавшегося положения, и потому решено бюджетное финансирование прекратить. Точнее, в текущем году на космическую программу предусмотрена символическая сумма (29 млн грн), а ГКАУ замораживает все текущие и перспективные научные проекты. Может быть, это и есть воплощение государственной мудрости — не время в сегодняшних условиях финансировать научные изыскания. Тем более, что компетентные органы все еще разбираются с неудачами крупных проектов, бразильского космодрома и спутника связи. Вот разберутся и решат, что именно нам нужно, и сколько следует тратить бюджетных денег на космос. 

 

Ущербность такой политики очевидна, проблемы не решатся сами собой, а сделанное сегодня может и не дожить до завтра. Между тем способность завтра обеспечить собственную безопасность и модернизацию страны сильно зависит от сегодняшних наработок. 

 

Ниже речь пойдет о некоторых проектах, направленных на земное применение космоса. То есть не о караванах ракет, а об использовании космической информации для конкретных нужд страны. С нашей точки зрения, любой разговор о перспективах должен начинаться с жизненно важных задач, которые космическая техника обеспечит в обозримом будущем. И тогда станет яснее, какие космические программы можно считать оптимальными. 

123
Олег Федоров

Непокоренные высоты

Высота №1. Космические наблюдения в последние годы из средства, лишь дополняющего традиционные наземные методы, стали ключевым звеном современных систем обеспечения безопасности и управления ресурсами. Европейские страны развертывают Глобальную систему мониторинга в интересах сохранения окружающей среды и обеспечения безопасности — GMES (нынешнее название COPERNICUS). Она использует новое поколение спутников серии SENTINEL и в то же время принципиально меняет подход к использованию данных наблюдений. Огромные усилия затрачены на повышение эффективности за счет применения новых информационных технологий, моделирования и совместного использования данных различной природы. Эта программа обозначила новый этап космического мониторинга, когда в центре внимания не поток данных (значительная их часть будет бесплатной), а сервисы, предоставляемые конечным пользователям. 

Инициатива ЕС и ЕКА стимулировала создание на глобальном уровне так называемой "системы систем" по наблюдению за Землей (GEOSS). Межправительственная группа GEO, в которую входит более 100 стран и 50 международных организаций, утвердила в 2015 году очередной десятилетний план развития GEOSS, задающий новый тренд в международном сотрудничестве, а именно — согласованное решение национальных и глобальных задач.

Украина имеет хорошие шансы воспользоваться преимуществами европейской кооперации, решая при этом собственные задачи. Надеемся, что наши спутниковые данные предложим в ближайшей перспективе, но уже сегодня методы их обработки и информационные сервисы используются в конкретных проектах. Украинские специалисты включены в европейский консорциум, решающий задачи продовольственной безопасности, мониторинг водных и энергетических ресурсов. С этой целью в рамках программы "Горизонт-2020" реализуется пятилетний проект ERA-Planet, объединяющий 40 организаций из различных европейских стран. Идея проекта — внести в мировую "систему систем" консолидированный вклад европейского исследовательского сообщества. Учитывая результаты в области космического мониторинга аграрных ресурсов, полученные группой ученых Института космических исследований в предыдущие годы, нашей стране предоставлен участок работы и выделено финансирование (порядка 400 тыс. евро). По условиям проекта финансирование из Европы предоставляется участнику, когда его страна выделит свою долю (2/3 стоимости). И здесь начинается самое грустное. 

Нет, дело даже не в том, что Украина не смогла профинансировать свою часть. Соответствующий проект был предусмотрен в космической программе, как и в плане работ ГКАУ на 2016 год (это результат предварительных договоренностей консорциума и украинской стороны). Более того, правительством этот план был профинансирован в полном объеме. Но на определенном этапе группа товарищей (тендерный комитет ГКАУ) решила провести тендерную процедуру по данному проекту. Как догадался искушенный читатель, тендер выиграла не кооперация из
4 академических институтов и 2 ведущих университетов, а фирма из
6 человек, не имеющая отношения к проекту. Вопросы о том, почему, вопреки законодательству, объявлялся тендер, как фирма отчиталась о результатах невыполненной работы — это отдельная тема. Участники проекта сейчас заняты тем, чтобы убедить европейских партнеров в неизменности нашего выбора и одновременно найти управленцев, которые этот выбор материализуют. 

Высота №2. Президент Трамп в ближайшее время расскажет о приоритетах США в космосе. Рискнем предположить, что, по крайней мере, в одном пункте его видение не будет противоречить концепции предшественника. А президент Б. Обама не далее как в октябре 2016 г. в специальном послании провозгласил приоритетность для США изучения космической погоды, как одного из критических факторов, определяющих безопасность нашего существования на планете Земля. ЕКА с 2009 года реализует Программу обеспечения осведомленности об обстановке в космосе (Space Situational Awarness, SSA), где космическая погода — один из приоритетов. В Украине этим направлением занимается одна из признанных в мире научных школ. Именно поэтому первым научным космическим проектом, который должен состояться в ближайшее время, стал "Ионосат-Микро", посвященный ионосферным проявлениям космической погоды. Эксперимент готовится на борту научно-технологического спутника "Микросат", запуск которого намечен на 2018 год.

123
Космический аппарат Микросат (проект "Ионосат-Микро")

Этот проект уникален для нашей страны, поскольку впервые организована команда отечественных ученых и инженеров, разработавших собственную программу, изготовивших полетную и наземную аппаратуру и доказавших способность реализовать научно-прикладную задачу на международном уровне. Кроме специалистов из Харькова, Львова, Киева и Днепра, в эксперименте участвуют космические центры Польши и Болгарии, а специальная команда готовит широкую образовательную программу. Блестящую работу провели инженеры ГКБ "Южное", изготовившие специальное оборудование для плазменных измерений в космосе. Этот проект должен стать составной частью широкой международной программы наземной и космической диагностики ближнего космоса, а молодые энтузиасты готовят следующий его этап — создание кластера электромагнитных малых спутников.

Оптимистические ожидания и творческая работа (проект готов на 80%) охлаждены содержанием плана финансирования работ по космической программе на 2017 год, который вроде бы содержит этот проект, но… с бюджетом процентов на 30 от минимально необходимого. С этого момента мы становимся свидетелями проявления одной из особенностей отечественного космоплавания — полного отсутствия связи между планами работ и их финансированием. И как следствие — реализации научного проекта без запланированных приборов и центра обработки информации. 

Высота №3.Амбициозной задачей мирового научного сообщества считается исследование антропогенного загрязнения нашей атмосферы и выяснение тенденций глобального и региональных климатических изменений. Космический мониторинг стратосферного и тропосферного аэрозоля — один из трендов международных усилий.

Многие годы украинские ученые развивали методы поляриметрических измерений, которые стали точным и информативным инструментом дистанционного зондирования аэрозолей. Впервые эти методы должна была реализовать миссия GLORY, подготовленная НАСА. Один из ее руководителей — М. Мищенко, ныне работающий в Годдардовском институте космических исследований НАСА, — представитель школы Главной астрономической обсерватории НАНУ. Случилось так, что запуск этой миссии оказался неудачным, и тогда группа украинских и американских ученых предложила реализовать новую версию этого проекта. 

Идея такой миссии, опубликованная в коллективной монографии, получила в 2010 году приз Международной академии астронавтики, а команда ученых поверила, что уникальный космический проект удастся реализовать. Несколько лет Академия наук поддерживала подготовительные работы, а с 2016 года планировалось полномасштабное развертывание работ вместе с нашей промышленностью. Как и ранее (см. высоту №1) финансирование было предусмотрено, но технологии переноса бумаг между кабинетами космического агентства оказались недостаточно совершенными, и деньги вернулись в бюджет. Оптимизм вселяет настроение команды из ГКБ "Южное", готовой разместить аппаратуру на новой платформе, которая разрабатывается для перспективных миссий. 

Куда летим?

Грустные истории о текущих проектах нашей космической программы — это всего лишь фрагмент того, что принято называть отечественной космической деятельностью. По фрагменту не всегда можно судить о целом, тем более что наиболее крупные темы (реформирование отрасли, судьба "Морского старта", уход с российского рынка и некоторые другие) здесь не обсуждаются. И все-таки затронутая тема — не разговор о частностях. Во всяком случае, не только о плохих парнях, управляющих космосом, которых нужно сменить другими — хорошими. И не об административном тупике (конкурс на должность председателя космического агентства даже не объявлен). Дело даже не в текущем финансировании, хотя без бюджетной поддержки трудно говорить о реальности космической программы. 

Речь идет о проблеме, которая формально решена, а в действительности даже не поставлена — о государственной политике в аэрокосмической сфере. Количество принятых концепций, стратегий и программ — избыточно. Однако рискну предположить, что в ближайшее время нам вряд ли пригодится действующая стратегия, подготовленная в мирные годы и рассчитанная на работу до 2032 года. Просто все действующие документы — в основном перечни работ отрасли, сдобренные правильными лозунгами. В то же время отсутствует стержень — основы национальной космической политики, закрепляющие подчиненность космической проблематики общенациональным задачам, согласованность мер разного уровня и механизмы реализации. Сказанное выше — общепринятая идеологическая основа космической политики любой страны. Понятно, что если нет зафиксированного общего понимания целей и задач, то убедить правительство в нужности конкретного проекта — дело пустое. Даже при наличии Общегосударственной космической программы, имеющей у нас силу закона. Менее понятно, каким образом параллельно решать задачи реформирования предприятий, инициирования новых разработок, привлечения молодежи и поиск инвесторов. То есть что получится, если решить вопрос долгов "Южмаша" и не профинансировать космическую программу? Или подписать международный договор с Болгарией по совместным исследованиям в программе "Ионосат-Микро" и не предусмотреть собственной научной аппаратуры? И, наконец, иметь космическую программу почти как у НАСА с финансированием, как у среднего отечественного университета.

Сказанное — отнюдь не призыв выпустить еще одну программную бумагу — лучшую, чем предыдущие. Речь идет об осмысленности действий в одной из наших приоритетных сфер, о возможности модернизационного проекта развития страны. Как минимум на уровне здравого смысла (а правильнее — в результате системного анализа) управленцы должны иметь формулировки базовых приоритетов и мер. Во-первых, это проекты и задания, ориентированные на выполнение общенациональных задач; во-вторых, оценки необходимых объемов космической деятельности в натуральном и стоимостном выражении, а также минимально необходимая бюджетная поддержка. В-третьих, проекты сотрудничества с иностранными партнерами. И, наконец, меры по модернизации отрасли, межотраслевого сотрудничества, законодательное и нормативное обеспечение.

Все предлагаемые меры составляют развернутый ответ на вопросы "зачем?", "что?" и "как?" То есть плана по созданию космической техники точно недостаточно. Заинтересованные пользователи должны стать соучастниками программ, а правительство — организатором и координатором. Государственная космическая политика определяется известными ее особенностями: космическими технологиями торгуют президенты, а поддержка государства — определяющий фактор продвижения на международных рынках. И еще важно помнить, что никакие союзники не помогут в разработке космических и других высоких технологий: это их космическая политика.

Слишком большая перемена

Нынешняя ситуация в отрасли и описанные похождения космических научно-прикладных проектов вызывает тревожные ожидания. Звенья управления, ответственные за космическую деятельность, похоже, устроили большую перемену между плановыми занятиями. Между тем военное противостояние на востоке страны и новые вызовы в сфере безопасности требуют активных и последовательных действий, в том числе и в космической сфере. Скажем больше — необходима новая модель космической деятельности страны. 

После отказа от ядерного оружия ракетно-космические системы становятся важнейшим фактором сдерживания. Отметим и другую их составляющую — космические информационные системы как основа управленческих решений. Такие системы в современном мире — ключевое звено обеспечения продовольственной, энергетической, экологической безопасности, мониторинга ресурсов. Многие наши разработки, а таковые имеются, должны быть актуализированы для решения новых задач в сфере безопасности. Приведу слова одного ученого при обсуждении новой космической программы: "Сформулируйте задачу, и каждый из нас — физиков, материаловедов, механиков, математиков — найдет себя". Относительно небольшие космические проекты, о которых речь шла выше, — это пример плодотворных идей, которые объединили ученых, разработчиков и потребителей в решении конкретных проблем, в том числе и двойного назначения. 

Когда внутри системы — большая перемена, трудно ожидать результата и в международном сотрудничестве. Уточним, речь идет о со-трудничестве, то есть о совместном решении задач с партнерами. Успешные проекты днепровских ракетостроителей по программам ВЕГА и АНТАРЕС — это поставки продукции заказчику. А совместные проекты с ЕКА и НАСА даже не обсуждаются, хотя документы об ассоциированном членстве в ЕКА циркулируют между кабинетами. Просто отсутствует предмет обсуждения. Между цивилизационным выбором и его реализацией образовался космический вакуум.

Ситуация с планированием и управлением поучительным образом отражается в практике финансирования космической программы. Это не о том, что денег в бюджете мало, это снова об осмысленности. Никогда за годы независимости бюджет космической программы не соответствовал стоимости заказываемой продукции. То есть в программе — автомобиль, а в бюджете — колеса. Еще неплохо если четыре, обычно два с половиной. Все суммы в бюджете рождены соображениями прецедента, то есть привязаны к финансированию 1993 года с некими коэффициентами. 2016 год принес новацию — средства выделены в конце ноября и объявлено соревнование, кто успеет заключить контракты и израсходовать деньги до 20 декабря. Не все оказались победителями, часть денег вернули в бюджет, а процесс гонки послужит полезной информацией для последующих разбирательств. Но вершиной следует признать 2017 год, когда 29 млн грн выделены, видимо, на постижение скрытого смысла в отечественном бюджетном процессе.

Все эти горькие обстоятельства — не отдельные просчеты, злоупотребления или неудачи. Результаты нашей космической деятельности принципиальным образом завязаны на эффективность государственного управления. К сожалению, призыв волонтеров в этой сфере не поможет. А в этом самом управлении наступила, по всем признакам, большая перемена, когда учитель или сильно задерживается, или вовсе пошел по другим делам. Между тем в системе идут необратимые процессы, плохо слышимые в грохоте канонады на востоке, но явственно ощущаемые изнутри. Жизнеспособность космической отрасли и успехи на внешних рынках (в первую очередь ГКБ "Южное") определяются потенциалом, достигнутым в прежние годы. Можно дискутировать, насколько хватит этого потенциала без государственных вложений в новые разработки. Думаю, что осталось не надолго.

Есть еще один важный момент, не связанный с экономикой, инновациями и прочей модернизацией. Украинская нация обладает пока некоторым числом людей, которые умеют делать ракеты, запускать в космос космические аппараты, управлять ими на орбите и использовать данные из космоса. Таких наций в мире порядка десяти. Другие очень стремятся в этот клуб, понимая, что дело не только в высоких технологиях и изделиях, защищающих от братских уз. Трудно измеряемым, но от этого не менее ценным продуктом является человеческий материал, такие технологии создающий. Это почти как у классика: мать, воспитывая ребенка, становится гражданином, не выходя из дому. В цехах и лабораториях космических предприятий активно работают профессионалы, круг интересов которых простирается от управления реактивным движением и точности прицеливания до закономерностей мироздания. Поэтому космическая деятельность — это не только фактор нашей безопасности, но в значительной степени составляющая национальной идентичности. От понимания этих вещей до воплощения минимально необходимых мер нужно пройти, как оказалось, определенную дистанцию. Сумеем ли мы ее пройти?.. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
  • Oleksiy S. Oleksiy S. 1 березня, 07:06 Космические планы американцев интересуют потому, что там делаются вещи реальные, и не такие уж неважные для нас. В первую очередь ожидается, что Маск обеспечит доставку астронавтов на МКС и тем самым развяжет США руки от зависимости от пидоросов с их допотопными капсулами, "надёжными, как кувалда" (sic!), оборудованными суперпалочкой с резинкой на конце для дистанционного нажимания кнопок. Важность задачи Маска хоть и опосредована, но несомненна. Что касается нашей косм. деятельности - что же, она такая же, как и всё остальное, жертва ублюдков при власти, проскользнувших туда на невежестве, пужливости и равнодушии пассивной части населения в 2014-м. Это очень хорошо, что у нас, тем не менее, сохранились энтузиасты космоса, но боюсь, что рассчитывать на что-либо, кроме энтузиазма, ещё долго не получится. Тем же, кто хочет хоть как-то продвинуть вопрос, следует его непрерывно будировать. Пишите больше таких материалов, и старайтесь шире их публиковать. Сочувствующие у вас есть и будут. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно