В трех шагах от цели

20 мая, 2011, 13:48 Распечатать Выпуск №18, 20 мая-27 мая

В своем Послании к Верховной Раде в этом году президент Украины много внимания уделил науке как ключевому ресурсу модернизационной стратегии государства.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

В своем Послании к Верховной Раде в этом году президент Украины много внимания уделил науке как ключевому ресурсу модернизационной стратегии государства. Не случайно одним из направлений Программы экономических реформ стало «Развитие научно-технической и инновационной сферы». Национальный план действий на 2011 год создает реальные условия для динамического старта. То есть Украина постепенно восстанавливает движение в русле глобальных экономических трендов, которые сегодня плотно связаны с научным развитием. Курс на инновационные реформы необратим. И это абсолютно закономерно, ведь наука всегда была визитной карточкой Украины.

На протяжении последних 50 лет и государства, и корпорации стабильно наращивают расходы на науку, инновации, высокие технологии и достигают впечатляющих результатов. Даже в период кризиса, когда тотально сокращаются другие расходы, инвестиции в науку, наоборот, возрастают, ведь опережающее развитие науки и технологий становится необходимостью для конкурентного выживания государств. В ХХІ в. федеральные расходы США на НИОКР почти удвоились (с 84 млрд. в 2001 году до 150 млрд. в 2008 г.). Французское государство берет заем на рынке капитала на сумму 35 млрд. евро для развития инноваций в сфере наук о жизни (медицина, генетика, биотехнологии). В 2009 году затраты Китая только на популяризацию науки составили 8,7 млрд. юаней (около 1 млрд. долл.). Российская Федерация за пять последних лет утроила инвестиции в науку. Новая европейская стратегия «Европа-2020» четко нацелена на осуществление прорывов в преодолении ключевых опасностей — энергодефицита, продовольственного кризиса, климатических изменений. Конечно, это возможно только на основе научных исследований и инноваций.

Сегодня между государствами происходит настоящее соревнование за право размещать на своей территории самые современные научные мегаобъекты. Например, Австралия и ПАР конкурируют за крупнейший радиотелескоп Square Kilometre Array, а в Чили разместилась Европейская южная обсерватория.

Однако, несмотря на ажиотажный спрос на результаты научной деятельности и постоянный рост мировых научных инвестиций, количество государств, способных продуцировать значимые научные результаты мирового уровня, остается ограниченным. Но Украина входит в их число.

Без лишней скромности должны признать ощутимый взнос наших ученых и наших разработок в создание Большого адронного коллайдера (БАК), который по праву считается экспериментом века. Разработанные украинцами сцинтилляционные материалы, способные выдерживать сверхвысокие радиационные нагрузки, оказались оптимальным решением для разработки детекторных установок БАК. Отечественные физики сегодня принимают непосредственное участие в обработке экспериментальных данных благодаря системе ГРИД, нескольким кластерам, которые уже созданы в Украине. И есть реальные результаты. В частности, впервые исследованы процессы рождения К-мезонов и Z-бозонов при энергии столкновения протонов, соответственно, 900 гигаэлектрон-вольт и 7 тераэлектрон-вольт.

Не менее весомы результаты украинской науки и в других сферах. На протяжении последнего года отечественные ученые решили ряд фундаментальных задач, которые в ближайшее время дадут возможность решить такие глобальные проблемы, как прогнозирование и предотвращение развития опасных ситуаций техногенного, экологического и социального происхождения, борьба с масштабными стихийными бедствиями (циклонами, торнадо и т.д.), создание обезболивающих препаратов нового поколения...

То есть по многим научным направлениям наша страна сегодня действительно входит в высшую лигу мировой науки. Тем более парадоксально, что в этом элитарном клубе Украина осталась единственной державой, которая на протяжении многих лет не имела стратегически взвешенной государственной научно-технической политики (бывали периоды, когда эта политика вообще не проводилась), в которой до сих пор не сформирована целостная инновационная система и где наука практически не задействована в обеспечении экономического роста.

Последствия неутешительны. Если украинская наука иногда еще способна сыграть на опережение, Украинское государство хронически отстает от развитых стран. Более того, в последние годы это отставание значительно углубилось: с 2000 года в рейтинге глобальной конкурентоспособности ВЭФ Украина сместилась на 33 позиции вниз. Причем падение не останавливалось даже в период экономической стабильности (1999—2004 гг.), что является признаком эксплуатации экстенсивной модели роста и инфляции ресурсов интенсивного развития. То есть того развития, которое в итоге и дает новое качество жизни, новый уровень производственной культуры, новую структуру экономики.

Сегодня уровень насыщенности экономики научными кадрами в Украине — 5,8 ученых, в т.ч. 3,8 исследователей на 1 тыс. населения — критически низкий. Например, в Польше эти показатели составляют 8 и 6,8 соответственно, в Литве — 12 и 8,7, в Венгрии — 12,6 и 8,4. Сегодня менее 4% выпускников вузов — специалисты в области естественных наук, тогда как в США и Финляндии таких — 9%, Швейцарии и Германии — 10, Республике Корея — 11, Франции — 13, Великобритании — 15%.

Дело в том, что единичные научные успехи ничего не меняют и ни на что не влияют. Экономический эффект наступает, когда прорывные открытия генерируют не единицы и даже не десятки ученых,
а сотни и тысячи. Например, бюджет Рамочной программы конкурентоспособности и инноваций ЕС составляет 3,6 млрд. евро, и эти средства направляются на поддержку свыше 100 тыс. малых и средних предприятий.

Высокие темпы роста экономики в современном мире обеспечиваются за счет внедрения в производство новых технологий и инноваций, разработок и выпуска на рынки принципиально новых продуктов и услуг. Именно поэтому Украине не избежать кардинальных изменений в научно-технической и инновационной политике. Ведь вопрос «быть или не быть» украинской науке сегодня равнозначен вопросу «быть или не быть» Украине как суверенному, конкурентоспособному, высокоразвитому государству.

Главное, что мы должны сделать сегодня, это актуализировать мощный потенциал развития, сконцентрированный в науке, создать экономическую систему, запрограммированную на постоянное внедрение инноваций и потребление новейших технологий. И, как ни парадоксально, для этого нужно сделать всего три шага.

Шаг 1. Рациональное использование финансовых ресурсов

Как известно, для того чтобы наука могла просто воспроизводить потенциал, сохранять существующее количество научных школ и направлений исследований, необходимо ее финансирование в размере не менее 1% ВВП. Для обеспечения экономического смысла науки, то есть ее способности обеспечивать рост экономики за счет внедрения новых технологий и инноваций, финансировать науку нужно как минимум в объеме 1,7% ВВП. Кстати, именно такой порог бюджетного финансирования установлен Законом Украины «О научной и научно-технической деятельности».

Но, к сожалению, этого критерия Украине не удалось достичь ни разу. Средний уровень совокупного финансирования научной сферы колебался на уровне 1,1%, а на протяжении последних пяти лет составляет менее одного процента — 0,96% в 2006 году, 0,85% — в 2009, 0,87% — в 2010. Бюджетное же финансирование равняется 0,3—0,4% ВВП.

Некоторым такая ситуация может показаться вполне логичной, ведь дефицит средств в научной сфере — прямое следствие сложной ситуации в финансовом секторе национальной экономики в целом. На самом же деле здесь работает обратная закономерность: Украина остается бедной именно потому, что почти не инвестирует в науку. Справедливость известного высказывания Б.Клинтона о богатстве Америки и качестве университетов неоднократно доказана на примере многих государств мира.

Впрочем, проблема заключается не столько в количестве финансовых ресурсов, как в том, на что и как они расходуются.

Общеизвестно, что во многих сферах расходы Госбюджета планируются по принципу «всем понемногу». И наука самый яркий пример губительности такого подхода.

В нашем государстве сейчас насчитывается 1340 научных учреждений, в т.ч. 750 бюджетных. Исходя из уровня финансирования, каждому учреждению ежегодно достается около 1—2 млн. грн. Очевидно, что серьезных научных результатов за эти средства не получить. То есть большинство потенциально мощных субъектов экономического роста — НИИ и лаборатории — сегодня превратились в объекты социального содержания. То же самое наблюдается и с выполнением государственных целевых научно-технических программ, уровень финансирования которых стабильно составляет 1—20% от запланированного.

Есть еще один парадокс. Расходуя средства на содержание НИИ, государство почти не пользуется таким мощным рычагом научно-технической политики, как государственный заказ на высокотехнологические изобретения. По этому показателю Украина занимает одно из самых низких мест в глобальном рейтинге конкурентоспособности ВЭФ — 112-е.

Следствием такого подхода «размазывания средств тонким слоем» является спираль научного регресса, которая раскручивается все интенсивнее. Недофинансирование науки приводит к отсутствию разительных научных результатов в большинстве направлений исследований. Невысокая результативность науки в свою очередь формирует впечатление, будто она не нужна государству, «лишняя», будто ее нет смысла финансировать. Как следствие, государственные расходы на науку из года в год уменьшаются, а сворачивание бюджетного финансирования становится негативным сигналом для бизнеса о бесперспективности данной сферы для инвестиций. Не случайно объемы внебюджетных инвестиций в науку с 2003 года сократились вдвое!

Поэтому сегодня крайне необходимо изменить базовые принципы, заложенные в основу финансирования научной сферы еще во времена плановой экономики, и сформировать полностью современные подходы. Прежде всего должны перейти преимущественно от финансирования процесса к финансированию результата и от финансирования учреждений к финансированию научных коллективов. Но не нужно впадать в крайности. Базовое финансирование научных учреждений, которое дает возможность для стартового поиска научных проектов, является необходимым.

Формирование конкурентоспособного сектора научных разработок требует кардинального увеличения доли программно-целевого финансирования тех направлений научно-технического развития, которые ориентированы на производство инновационной продукции 6-го технологического уклада. Соответствующие изменения, напомню, уже утверждены новым Законом «О приоритетных направлениях развития науки и техники».

Колоссальное значение, с точки зрения эффективности финансирования НИОКР, имеет наведение порядка в сфере государственных закупок. Научную деятельность нельзя рассматривать в одном ряду с другими видами экономической деятельности. Здесь есть своя достаточно серьезная специфика, связанная с уникальным характером товаров, работ и услуг в научной сфере. Ни в одной стране ЕС нет такой тендерной системы в науке, как в Украине. Эта система вышла за пределы разумного.

Поэтому необходимо внести изменения в Закон Украины «Об осуществлении государственных закупок» относительно научной сферы, и сделать это до начала следующего бюджетного года.

Благодаря повышению эффективности использования средств в научной сфере нам удастся как минимум удвоить реальную отдачу от них на протяжении ближайших двух-трех лет.

Шаг 2. Создание целостной инновационной инфраструктуры

Развитие фундаментальной науки требует серьезных финансовых вливаний со стороны государства, и это абсолютно необходимая статья расходов, ведь таким образом действительно формируется фундамент всей научной сферы.

Но сегодня для Украины намного более важной является проблема заинтересованности экономики в выходе уже существующих научных разработок на рынок, в реальный сектор экономики. Без инфраструктурного звена, которое бы обеспечивало такой выход, финансирование науки никогда не превратится в перспективные инвестиции и останется чистыми затратами. Именно на этом этапе у нас определенный «провал». В инновационной системе Украины фактически нет посевного и венчурного финансирования, поддержки стартапов и защиты прав интеллектуальной собственности, то есть ключевых элементов коммерциализации научных разработок. Без заполнения этих пробелов национальная инновационная система больше похожа на решето, чем на действующую инфраструктуру.

Во многих государствах мира активно работают венчурные и посевные фонды, которые берут на себя высокие риски по созданию новых инновационных и наукоемких проектов. Но прибыль от реализации одной успешной технологии или разработки значительно превышает совокупный размер всех неудачных инвестиций. И это не учитывая экономического эффекта от внедрения инноваций, который дает реальный рост ВВП на качественно новой структурной основе.

Опыт таких государств, как Финляндия, Великобритания, Франция, Израиль, может быть применен и в Украине. Тем более что мы сегодня имеем два наглядных примера — в Российской Федерации и Казахстане — успешного воплощения зарубежного опыта.

Я абсолютно уверен в том, что создание национальной системы венчурного и посевного финансирования научных и инновационных проектов при вполне умеренной затратности, с точки зрения финансовых и организационных ресурсов, даст необходимый стимул отечественной науке и обеспечит ее стремительное развитие. Госинформнауки инициирует создание Украинского венчурного фонда, Фонда поддержки малого инновационного бизнеса, разработку нового законодательства в инновационной деятельности, которое будет стимулировать инновационные реформы.

Шаг 3. Новая финансовая политика и создание стимулов

Исключительное значение в научно-технической политике имеет применение методов так называемой непрямой поддержки научной, исследовательской и инновационной деятельности, таких как налоговые и амортизационные льготы, отсроченное налогообложение, льготное кредитование и т.д. Указанный вид стимулирования сохраняет самостоятельность субъектов экономической деятельности, снижает уровень их зависимости от течения бюджетного процесса и предвзятого отношения чиновников, принимающих решение. Более того: применение системы стимулов научной и инновационной деятельности создает условия для резкого повышения активности и эффективности деятельности ученых и инноваторов, ведь объемы таких непрямых методов поддержки прямо зависят от результативности их научной и инновационной деятельности.

Среди государств, делающих ставку на науку как фактор номер один в обеспечении экономического роста, Украина выделяется почти полным отсутствием непрямых методов поддержки научно-исследовательской и инновационной деятельности в сфере высоких технологий. Похожая ситуация сложилась, например, в Финляндии, но только потому, что финское правительство осуществляет масштабные финансовые вливания непосредственно в науку, чего в Украине не наблюдается.

Мировой практикой накоплен богатый опыт применения разнообразных непрямых методов. Например, в Великобритании существует возможность списать на себестоимость затраты на НИОКР на любую сумму, действует инвестиционный налоговый кредит в размере 50—100% от стоимости внедряемой техники; для стартующих инновационных компаний налог на прибыль снижен с 20 до 1%. Для малых и средних предприятий в случае превышения предыдущего максимального уровня затрат на НИОКР или на 20% снижается налогооблагаемая прибыль, или налоговые выплаты уменьшаются на 6% от величины затрат на исследования и разработки.

В Налоговый кодекс Украины заложен ряд механизмов непрямой поддержки инновационной деятельности в отдельных отраслях экономики (машиностроении, энергетике, самолетостроении и других). Вместе с тем правительство рассматривает возможность внесения изменений в Налоговый кодекс с целью расширения сферы применения льготных режимов и стимулирования инноваций. Поэтому сегодня стоит задача увязать разъединенные механизмы поддержки в единую согласованную систему стимулирования инновационного развития всей экономики. На успешном примере технопарков убедительно доказано, что в связи с внедрением налоговых льгот государственный бюджет получает прибыль, которая в два-четыре раза выше объема предоставленных льгот. Уверен, что специальный режим инновационной деятельности технопарков, так бездумно разрушенный в 2005 году, будет в конце концов восстановлен.

Системные реформы, начатые президентом Украины, обязательно должны охватить сферу управления и финансирования науки. Если этого не произойдет, после экономических и социальных реформ мы рискуем приземлиться на те же никуда не ведущие рельсы технологически устаревшей экономики.

Даже в условиях объективно существующих финансовых ограничений мы можем и должны перейти от периода технологической стагнации к научному и экономическому прогрессу, создать «украинское экономическое чудо». Для этого нужно сделать всего три шага. Их реализация не потребует огромных финансовых затрат, но их реальная ценность очень высока. Ведь цена вопроса — будущее Украины как государства с лидерскими амбициями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно