Олег Петров: Нам и сейчас предлагают отправить в космос астронавта. Все упирается в деньги - Наука - zn.ua

Олег Петров: "Нам и сейчас предлагают отправить в космос астронавта. Все упирается в деньги"

13 апреля, 17:17 Распечатать

О перспективах сохранения за Украиной статуса космического государства. 

Олег Петров

Украина впервые за последние 20 лет встретила Международный день полета человека в космос без своего космонавта. В последний день зимы, во время традиционной утренней пробежки, у Леонида Каденюка, Героя Украины, первого и пока что единственного космонавта в новейшей истории нашего государства, внезапно остановилось сердце.  Незадолго до этого он завершил работу над вторым,  дополненным изданием своей книги "Миссия — космос" — о Вселенной, о человеке в ней, об ответственности за наше будущее и судьбу последующих поколений. А в планах было продвижение на разных уровнях молодежных программ по аэрокосмическим исследованиям, продвижение на международном уровне идеи Экологической конституции и подготовка к очередному полету: в 2021 г. планировалось запустить миссию на первую частную космическую станцию, и Леонида Константиновича пригласили войти в состав экипажа. Не суждено было.

Свыше 20 лет Леонид Каденюк тесно сотрудничал с Украинским молодежным аэрокосмическим объединением (УМАКО) "Сузір'я", передавая молодежи свой опыт и свой запал от полета в космос. Накануне Дня космонавтики мы разговорились с председателем правления УМАКО "Сузір'я" Олегом Петровым о Леониде Константиновиче, о перспективах сохранения за Украиной статуса космического государства. 

  Олег Владимирович, более 20 лет ваш кабинет находился рядом с кабинетом Леонида Каденюка. Каким вам запомнился Леонид Константинович?

— Меня всегда поражала чрезвычайная его скромность и простота. После стольких встреч и приемов на высшем уровне после его полета на шаттле "Колумбия" 19 ноября 1997 г. он остался таким же искренним и открытым человеком, как и до тех пор. На встречи со студентами, школьниками, а их были сотни, он ездил в общественном транспорте. После этих встреч снимал Звезду Героя, чтобы не привлекать внимания, и спускался по эскалатору... 

А еще он был безотказным и очень добрым. Во время депутатства к нему обращались сотни людей со всей Украины. И даже после того, как перестал быть депутатом, к нему не зарастала тропа. Так бывает: избрали другого, а за помощью шли к Каденюку. И он никому не мог отказать. 

каденюк
Леонид Каденюк

— Как думаете, почему именно он стал первым космонавтом независимой Украины?

— Большая роль в этом случая. И веры в мечту. Леонид Константинович — из того поколения, которое после полета Гагарина грезило космосом. Тогда не было мальчика, который не мечтал бы стать космонавтом.

Но одно дело мечтать, а другое — достичь цели. И только он и его родные знали, через что пришлось пройти, прежде чем эта мечта сбылась. Сначала Леонид Каденюк окончил Черниговское высшее военное авиационное училище, стал летчиком-испытателем. В 1976 г. была запущена программа подготовки к полетам многоразовой космической системы "Буран", и его отобрали в отряд советских космонавтов. 

Каденюк проходил подготовку и готовился к полету на "Буране" командиром экипажа, был одним из немногих, кто прошел эту подготовку до конца, хотя требования там были колоссальные.

Вера Каденюк, жена космонавта:

Когда Леонид Константинович подал заявку в отряд космонавтов — тогда еще был Советский Союз, —  изъявили желание 9 тыс. человек. Потом начался отбор, проводили разные испытания, тесты. Осталось 4 тыс., а под конец — девять человек, которые вошли в отряд космонавтов. И Лёня был среди них. А вы знаете, какие испытания проводили над ними? Расскажу лишь об одном. Человека клали на стол, пропускали через него ток, пока сердце не останавливалось. А потом проводили реанимационные меры, чтобы увидеть, как быстро можно запустить сердце и можно ли это сделать вообще. Как им потом объясняли, это делалось для того, чтобы понять, что будет, если в космосе космонавта вдруг ударит током, как быстро человек придет в себя. Такие были тесты. И это лишь один, а их проводили сотни.

Вообще жизнь Леонида Константиновича была сплошным риском. Он был летчиком-испытателем, и каждый раз, когда им привозили новый самолет, приходилось рисковать. Часто проводили такое испытание: самолет поднимали на максимальную высоту и там выключали двигатель. И когда самолет начинал падать, на минимальной высоте надо было запустить двигатель снова и выровнять самолет. Но это не всегда удавалось. Скажу такое: из 50 летчиков-испытателей отряда, в котором служил Леонид, живыми остались семеро. И мы, женщины, которые жили в военном городке, больше всего боялись момента, когда начинали выть сирены. Потому что это означало, что снова кто-то разбился… 

321
Вера Каденюк (в центре)

Однако же эту программу потом закрыли. Как ему удалось все же реализовать свою мечту?

Да, в начале 1990-х, после распада Советского Союза, многие офицеры оказались перед выбором: идти служить в российскую армию или возвращаться в Украину и начинать все с нуля. Многие офицеры выбрали второе. Леонид Константинович тоже, без каких-либо гарантий, вернулся в Украину. Но, к счастью, именно в 1995 г. начались переговоры между украинским президентом Леонидом Кучмой и его американским коллегой Биллом Клинтоном о сотрудничестве в космической отрасли. 

И Америка предложила взять на себя все затраты по подготовке украинского астронавта. Указом президента Кучмы была создана комиссия, которую возглавлял вице-премьер, изъявили желание много кандидатов, отбирало их Космическое агентство. И Каденюк попал в четверку, которую пригласили в США на завершающий этап подготовки. Это была сугубо политическая программа, но она была выгодна и нам, и Клинтону — он тоже выиграл как политик.

Эдуард Кузнецов, советник главы Государственного космического агентства Украины, руководитель проекта подготовки космонавтов к полету:

Когда мне поручили руководить этим проектом, около 30 человек изъявили желание принять участие в конкурсе. Каденюк вызвал у нас симпатию и как специалист, и просто как человек. И в NАSА, где он проходил стажировку, мне сказали, что он привлек к себя внимание любознательностью и желанием познавать новое. 

эдуард кузнецов
Эдуард Кузнецов

Когда экипаж вернулсяизс полета, я говорил со всеми, и, в частности, с командиром экипажа Кевином Кригелом. Они очень рады, сказал мне Кригел, что Украину представлял именно Леонид Каденюк: этим будет гордиться вся Украина.

А чья была идея взять в космос флаг Украины и "Кобзарь"?

Это была инициатива Каденюка. Хотя там выдвигали определенные ограничения относительно багажа, но он настоял, чтобы эти вещи были с ним. "Кобзарь" Шевченко стал первой печатной книгой, побывавшей в космосе, и в 2014 г., по случаю 200-летия со дня рождения Великого Кобзаря, Леонид Константинович лично подарил ее Музею Тараса Шевченко в Каневе. 

И именно благодаря Леониду Каденюку, простому буковинскому мальчику, на орбите впервые прозвучал Гимн Украины. Дело в том, что там был интернациональный экипаж, и каждое утро начиналось с песни, которую выбирал один из членов команды. Так вот, когда настала очередь Леонида Константиновича, он попросил поставить Гимн Украины. И раз в неделю экипаж "Колумбии" просыпался под Гимн Украины. 

Со времени полета Леонида Каденюка прошло 20 лет. Неужели с тех пор не поступало ни одного предложения отправить в космос еще хотя бы одного украинца?

Предложения были, они и теперь есть, но все упирается в деньги. Несколько лет назад, во время президентства Виктора Януковича, нам предлагали сотрудничество в космической отрасли с Россией, Леонид Каденюк даже ездил в Москву на переговоры по поводу подготовки космонавтов. Его привлекли к этой программе, потому что тогда Звездный городок возглавлял его коллега по программе "Буран" Владимир Джанибеков.

Но Россия тогда выставила непомерную сумму — 150 млн долл. И Джанибеков прямо сказал Леониду Константиновичу: "Я понимаю, когда вы договаривались c Клинтоном, вам был нужен символ, что вы — космическое государство. Но зачем вам сейчас тратить такие деньги?" 

Теперь, когда Леонида Константиновича не стало, этот вопрос актуализировался. Американцы и сейчас нам предлагают принимать участие в их космических программах, причем стоимость подготовки одного астронавта намного ниже — 50–70 млн долл. Для государства это не так уж и много. Однако в нашем бюджете вряд ли в ближайшее время найдутся такие средства. И так много программ недофинансируются, закрываются технологические институты, что для космической отрасли — катастрофа.

Украина — одна из немногих стран мира, имеющих статус космического государства. Какие шансы у нас сохранить этот статус и свой космический потенциал?

Шансы всегда есть, надо только работать в этом направлении. Хотя я скажу такое. Вся наша ракетно-космическая отрасль построена на советских стандартах. И мы за эти 27 лет ничего своего не добавили, мы лишь проедаем советский пирожок, от которого уже практически ничего не осталось. 

У нас устаревшая научная база, нам нужно принимать новую космическую программу, развивать технологии, если мы хотим быть с миром наравне, а не на вторых ролях. Нам говорят: давайте сотрудничать с Европой или Америкой. Но мы же в этой отрасли конкуренты. Наш "Зенит" — конкурент европейского "Ариана". И даже для американцев мы конкуренты, хотя они с нами сотрудничают. 

У нас вообще сейчас столько вопросов и проблем в отношении космоса, что и не перечислить. Но и Америка, и Россия, и Европа развивают космические программы, учатся на своих ошибках и двигаются вперед. Весь мир теперь говорит об Илоне Маске и о полете на Марс. А мы только провозглашаем лозунги, когда надо активно пропагандировать эти идеи среди молодых.

Чем и занимается УМАКО "Сузір'я" более четверти века. В свое время ваши аэрокосмические фестивали в "Артеке" были событием государственного значения.

—Да. Хочу сказать, что больше всего усилий к развитию космической отрасли и популяризации этих идей среди молодых прилагал президент Леонид Кучма. Он был сам выходцем из "Южмаша" и понимал, что за этим будущее. В 1995 г. он лично приехал в "Артек" поздравить участников первой международной аэрокосмической смены. А время тогда было весьма непростое, крымские татары перекрывали дороги, требуя легализовать их возвращение. Там же, на первой смене "Сузір'я-Артек", присутствовали и генеральный конструктор КБ "Южное", и генеральный директор "Южмаша", и первый руководитель космического агентства Владимир Горбулин.

20 лет мы проводили эти смены, и хочу сказать, что на некоторых бывало по четыре президента разных стран, а Кучма к нам приезжал каждое лето. И дети были со всего мира — из Америки, Кореи, Японии, Германии, Польши. И языковый барьер не мешал. Я вспоминаю, как был свидетелем разговора нашего и корейского мальчиков. Они говорили что-то о ракетах. Каждый на своем языке. Но они понимали друг друга. Теперь такого нет. Мы планируем восстановить эту практику, и бывший заместитель генерального директора "Артека" нас поддерживает. Хотя бюрократия очень усложнила этот процесс. 

В "Артеке" — это в "Буковеле"?

Нет, в "Буковеле" — это коммерческий проект, там только эксплуатируют раскрученный бренд. Настоящий "Артек" не здания, а люди, которые два года назад переехали под Киев, в Пущу-Озерную. Озвучивалась идея перевезти "Артек" в Межгорье — это вообще был бы идеальный вариант: там и зоопарк есть, и инфраструктура, а построить корпуса, чтобы было где разместиться детям, — дело нескольких месяцев. Но пока что "Артек" в Пуще-Озерной. Леонид Каденюк успел еще в декабре побывать там, пообщаться с артековцами. Теперь там открыта лаборатория астрономии и физики, они работают, чтобы восстановить аэрокосмические смены для детей. У нас много талантливых детей, которые мечтают о космосе, и надо им помогать реализовать эти мечты.

За четверть века только через фестиваль "Сузір'я-Артек" прошло более полумиллиона талантливых школьников. Есть какой-либо результат?

—Конечно, есть. Главный результат — два наших выпускника принимали участие в первом запуске "Морского старта" на мысе Канаверал. Трое ребята работают в команде Илона Маска. В Украине практически каждый пятый работник космической отрасли — выходец из программы "Сузір'я". И даже если из каждой сотни из тех полумиллиона в космическую отрасль пошли трое-четверо детей, мы выполнили свою задачу.

А главное — мы сейчас наблюдаем вспышку интереса к космической тематике. Много различных мероприятий происходит в Киеве по инициативе любителей. Это и изобретатели, и бизнесмены, и теоретики, и исследователи космоса. Они готовы даже вкладывать некоторые средства в продвижение своих идей. Поэтому у нас возникла идея создать этакий волонтерский отряд КОЗАК (Космічний Загін Каденюка), который объединит всех небезразличных и будет помогать развивать эти инициативы даже без поддержки государства.

Сергей Яцков, исполнительный директор УМАКО "Сузір'я":

Идея волонтерского отряда возникла еще в 2016-м, когда мы провели Первый всеукраинский молодежный аэрокосмический форум. Целью форума было ознакомить школьников, студентов с достижениями украинской космонавтики, рассказать о новейших трендах в космонавтике, показать, куда будущие абитуриенты могут обращаться для получения соответствующих специализаций, какие вузы работают в этом направлении. Это был экспромт, но он удался, и показал высокую заинтересованность. Приехали более ста участников со всей Украины, причем не столько из крупных городов, сколько из городков и сел. Им это было очень интересно, и мы обратились к единомышленникам с просьбой помочь. Выяснилось, что многие люди готовы нам помогать на волонтерских началах. И каждый приходит со своими идеями. А у нас есть опыт, стратегическое видение. Поэтому мы решили объединить всех, кому эта тема интересна. 

Мы хотим сохранить этих энтузиастов для Украины, показать, что они здесь нужны, что они могут найти единомышленников. Потому что на самом деле мир теперь охотится за фанатами своего дела и готов платить большие средства, чтобы их переманить. А мы хотим, чтобы умные дети, в которых мы вкладываем душу, оставались здесь.

 Что еще нужно для того, чтобы наш путь к звездам был не таким тернистым? 

Нужно просто понимание важности этого дела, прежде всего со стороны государства. Недавно к нам приезжал американский астронавт полковник Рендолф Брезник, и его здесь встречали на высшем уровне, была пресса, сотни школьников стояли в очереди, чтобы получить автограф. Трое суток Брезником занимался лично посол США, они посетили Днепр, Киев, Житомир, и везде была насыщенная программа. Нам как государству на этом примере надо поучиться, как заботиться о своих космонавтах.

У нас 20 лет поряд с нами жила звезда не меньшего масштаба, а мы ее не замечали. Мне кажется, мы сами еще не поняли, кого потеряли. А тем временем другой американский астронавт, Майкл Лопес, когда мы предложили ему провести экскурсию по Киеву, сказал, что прежде всего хотел бы поехать к Леониду. И мы повезли его на Байковое кладбище. Тогда же он сказал, что мы должны готовить космонавтов, потому что остались без символа.

Нам нужно делать выводы. В 2016-м, когда мы проводили Первый всеукраинский молодежный аэрокосмический форум, к нам дозвонился руководитель космического агентства Уганды и подчеркнул, насколько важное дело мы делаем. Понимаете: в Уганде есть свое космическое агентство! А мы до сих пор живем одним днем, не понимая, что будущее начинается уже здесь и сейчас. И это будущее непосредственно связано с космосом. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно