О государственной аттестации, "тихой ревизии" и журналистской этике

26 ноября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 26 ноября-2 декабря

Очередной "заговор власти", в этот раз на научном поле, раскрыло ZN.UA (№43–44, 2016 г.): "МОН делает попытку "тихой" ревизии Закона Украины "О научной и научно-технической деятельности". Основанием для такого утверждения авторов публикации стал проект "Оперативного плана по реформированию отечественной науки", подготовленный для обсуждения на очередной встрече ученых с премьер-министром Украины В.Гройсманом. 

Очередной "заговор власти", в этот раз на научном поле, раскрыло ZN.UA (№43–44, 2016 г.): "МОН делает попытку "тихой" ревизии Закона Украины "О научной и научно-технической деятельности". Основанием для такого утверждения авторов публикации стал проект "Оперативного плана по реформированию отечественной науки", подготовленный для обсуждения на очередной встрече ученых с премьер-министром Украины В.Гройсманом. 

Гнев журналистов вызвал фактически один пункт этого плана — сосредоточить основные функции в процессе государственной аттестации научных учреждений в Межведомственном совете по координации фундаментальных и прикладных исследований (МС), который создается согласно ч. 2 ст. 17 закона. В этом они увидели попытки ограничить роль создаваемого согласно ст. 20 того же таки закона Национального совета по вопросам развития науки и технологий (НСРНТ), который, таким образом, будто бы становится свадебным генералом, а НАН с МОН тем временем смогут "оценивать собственные научные учреждения по собственноручно подогнанным критериям".

Обвинение серьезное. Потому и нужно объяснить читателям, что на самом деле совместно предлагают МОН, НАН, национальные отраслевые академии и Совет проректоров по научной работе высших учебных заведений, и как эти предложения отвечают духу и букве нового закона о науке.

Итак, этот закон (ст. 11) устанавливает процедуру государственной аттестации научных учреждений, порядок которой утверждает Кабинет министров Украины. Более того, закон определяет, что финансирование учреждений зависит от результатов этой аттестации. Формально такая аттестация существовала и раньше, но де-факто как сугубо отраслевая: до сих пор академии и министерства сами оценивали свои учреждения, причем, как правило, высокими и наивысшими оценками. И теперь многие хотели бы сохранить именно такую систему, которая действительно предоставляла всем возможности для тихой жизни.

 Вместо этого разработчики Оперативного плана, раскритикованного ZN.UA, исходили из совершенно другой предпосылки: аттестация должна быть государственной, проходить с соблюдением общих для всех критериев, с учетом как формальных показателей, так и работы независимых экспертов непосредственно в оцениваемом ими учреждении (общая практика стран ЕС). При этом межведомственный характер такой аттестации чрезвычайно важен: институты НАН должны оценивать университетские профессора и наоборот. Конечно, хорошо было бы привлечь к работе и руководящих международных экспертов, но вопрос об оплате их труда в Украине до сих пор еще не решен. 

Отсюда вопрос: а какой орган должен координировать эту работу? Из всех структур, существование которых предусмотрено законом, лучше всего, по мнению авторов Оперативного плана, предоставить это право именно МС. Дело в том, что в данном органе действительно будут представлены все основные игроки на украинском научном поле. Этот орган имеет административное происхождение, а значи, сможет реально контролировать аттестацию почти тысячи субъектов научной жизни, которую необходимо осуществить в течение ближайших двух–трех лет. 

Что же касается НСРНТ, то в его функции (п. 4 ч. 7 ст. 20 закона) отнесена, в частности, подготовка "предложений относительно принципов функционирования в Украине… государственной аттестации научных учреждений". Эту функцию никто и не думал ревизовать. Но каждому непредубежденному читателю понятно, что между "внесением предложений относительно принципов" и практическим осуществлением огромной рутинной работы — дистанция огромного размера. Функции НСРНТ касаются именно стратегических принципов выработки и осуществления государственной политики в научно-технической сфере, и в этом легко убедиться, перечитав ст. 20 закона. Понятно, что консультативно-совещательный орган (которым является согласно закону НСРНТ) не может (и не должен!) перебирать на себя сугубо исполнительные функции, — ведь иначе будет нивелирована его основная роль стратега. НСРНТ, согласно закону, должен оценивать результаты работы НАН, отраслевых академий и министерств в целом. Но задача аттестации конкретного научного учреждения или подразделения — задача совсем другого (низшего!) уровня. 

Еще раз подчеркиваю: принятый в прошлом году закон имел компромиссный характер. Он предполагает сосуществование на научной сцене многих игроков — и новых (НСРНТ, Национального фонда исследований, ключевых лабораторий), и традиционных (НАН и отраслевых академий с их институтами, МОН с университетами). Закон довольно четко определяет место и функции этих игроков. И теперь важно, чтобы все они свои функции эффективно исполняли (самостоятельно или в кооперации с другими игроками). Перетягивание каната, попытки перекроить административное поле еще раз было бы очевидным путем в никуда.

Это тем более важно в условиях, когда (и это ни для кого не секрет!) у украинской власти есть силы, рассматривающие аттестацию научных учреждений лишь сквозь призму "оптимизации" (эвфемизм для обозначения быстрого и радикального сокращения). Причем,  если международные эксперты, оценивавшие нашу научную систему в рамках политических инструментов программы "Горизонт-2020", в своих предварительных выводах указали, что может быть сокращено до 10–15% учреждений и подразделений НАН, и высвобожденные средства должны быть непременно направлены на поддержку других, сильных учреждений, то в финансово-экономическом блоке украинской власти есть люди, которые убеждены, что речь должна идти о существенно более глубокой "оптимизации" и возможности направить высвобожденные средства на совершенно другие потребности. Таким образом, разработанный по поручению премьер-министра Украины Оперативный план стал ответом МОН и академий и на этот вызов.

И напоследок. Упомянутая статья написана с позиций презумпции виновности авторов плана — МОН, академий, Совета проректоров по научной работе вузов. Чего стоит только такая фраза: "Как отмечают некоторые эксперты, достаточно посмотреть на разработанные МОН печально известные критерии оценивания научных проектов, чтобы понять, к чему это приведет". О каких экспертах, каких критериях и каких проектах идет речь, не сказано. Конкурс научных тем для университетов, который проводит МОН (при всех его неминуемых недостатках, поскольку идеальных систем не существует!), на сегодняшний день остается в Украине едва ли не единственным примером масштабного финансирования на прозрачных конкурсных принципах. Это отметили те же международные аудиторы. Но это для авторов статьи значения не имеет: ведь "некоторые эксперты отмечают"…

Очевидно, кто-то мог бы сконструировать и такую фразу: "Как отмечают некоторые ученые, достаточно посмотреть на помещенные в ZN.UA печально известные заметки с оцениванием научной сферы, чтобы понять, к чему приведет реализация высказанных там предложений". Но это уже уровень "дискуссии", до которого ни в коем случае не стоит опускаться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно