Звонок для СДПУ(о)

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать

Подробности загадочной гибели Владимира Сливки и спустя год на устах видных политиков страны. В минувшую пятницу по делу смерти ректора Ужгородского национального университета повторно задержали Ивана Ризака...

Подробности загадочной гибели Владимира Сливки и спустя год на устах видных политиков страны. В минувшую пятницу по делу смерти ректора Ужгородского национального университета повторно задержали Ивана Ризака. Всего за неделю до этого областной прокурор сообщал, что экс-губернатор проходит в уголовном деле уже не в качестве подозреваемого, а как свидетель. И вот — новое задержание. На этот раз И.Ризаку предъявили обвинение не только в доведении В.Сливки до самоубийства, но и в превышении служебных полномочий, последствием чего стал суицид. Деталей следствия прокуратура не комментирует, но, как стало известно из других источников, основанием для обвинений были посмертная психолого-психиатрическая экспертиза (указывающая, что подавленное состояние В.Сливки в последний период его жизни вызывали проверки силовиков, грязные публикации и возможность увольнения с должности в связи с действиями И.Ризака), а также признание редактора одной из местных газет, что публикации против ректора ему заказывал и оплачивал губернатор.

Состав следственно-оперативной группы, занимающейся уголовным делом, обновлен. Ее возглавил новый следователь, который еще раз, уже в четвертый (и вторично после президентских выборов), будет изучать подробности последнего периода жизни и гибели В.Сливки. Главная версия смерти, как и раньше, — самоубийство.

Задержание секретаря обкома СДПУ(о) вызвало закономерную реакцию, в тот же день на выручку однопартийцу прибыла группа народных депутатов. Но надежда, что прокуратура вновь освободит подозреваемого спустя несколько часов (как это случилось в феврале) и еще раз выставит себя на всеобщее посмешище, у них практически отсутствовала — решение суда о продолжении содержания И.Ризака под стражей стало вполне прогнозируемым. Несмотря на то что экс-губернатор продолжает ощущать мощную поддержку, звучащую как с парламентской трибуны, так и со стороны масс-медиа. Одной из форм защиты заключенного стало обжалование самой версии самоубийства ректора. По этому поводу даже готовится депутатский запрос в Генпрокуратуру (хотя сразу же после смерти В.Сливки именно эсдеки делали все возможное, чтобы самоубийство стало не только главной, но и единственной версией). На следующий день после заключения И.Ризака народный депутат от СДПУ(о) Михаил Добкин даже сообщил на пресс-конференции, что знает истинные причины смерти ректора, но не хочет о них говорить, поскольку «человека уже нет». За него это делают проэсдековские интернет-издания и печатные СМИ. Грубые извращения фактов последних часов жизни В.Сливки, откровенное вранье и намеки на бытовое убийство, к которому причастны ближайшие родственники покойного, вроде бы связанные с наркомафией, свидетельствуют об одном: если и есть какой-то верхний предел цинизма, то СДПУ(о) о нем ничего не знает. Но, если отбросить грязный пиар, призванный любой ценой вытащить экс-губернатора из-за решетки, правдивость официальной версии смерти ректора, как и год назад, вызывает большие сомнения. Ей не верят ни родственники покойного, ни общественность, ни даже некоторые представители силовых структур. И для этого есть все основания. Приведем только несколько фактов из последнего периода жизни В.Сливки.

Точно известно, что в адрес ректора звучали угрозы, которые он связывал с СДПУ(о). В.Сливка пытался найти защиту в высоких киевских кабинетах, но безуспешно.

В последние дни ректор был настроен осуществить какой-то решительный шаг, чтобы положить конец травле со стороны областной власти. Возможно, кто-то не хотел допустить этого.

За несколько часов до смерти В.Сливка принял сильнодействующее снотворное, жена оставила его дома полусонным. Будет ли человек, готовясь к самоубийству, принимать сильнодействующий препарат, и способен ли он под его воздействием проткнуть себе ножом грудь?

Сам механизм совершения суицида с многочисленными ножевыми ранениями ног и руки (ректор якобы сначала пытался перерезать вены, а затем покончил жизнь самоубийством посредством удара ножом в сердце) вызывает немало вопросов, на которые до сих пор нет четкого ответа.

Овчарка, охранявшая двор ректора и его ближайших соседей-родственников, за несколько дней и непосредственно в день смерти В.Сливки была очень вялой, а вызванный спустя некоторое время ветеринар пришел к выводу, что ее пытались отравить.

В.Сливка ни единым словом не намекнул своим родным, что планирует сделать роковой шаг, он не оставил никакой посмертной записки.

Наконец, до сих неизвестны аргументированные мотивы самоубийства. Проверки силовиков, грязные публикации или возможность потерять должность, конечно, способны вызывать подавленное состояние, но стать причиной самоубийства для спокойного и уравновешенного человека, каким был ректор, — отнюдь.

Против самоубийства косвенно свидетельствует и та поспешность, с которой предыдущая власть устами правоохранителей пыталась убедить общественность, что В.Сливка ушел из жизни по собственной воле, а также давление на преподавателей университета с требованием публично выступить в пользу официальной версии.

Ни до, ни после президентских выборов перечисленные факты так и не получили надлежащей юридической оценки. Что наталкивает на определенные выводы. Очевидно, если ректора убили, доказать преступление следственным путем будет чрезвычайно сложно, поскольку большинство доказательств уничтожили еще при предыдущей власти (в день смерти ректора правоохранители даже не сняли в доме отпечатков пальцев). С другой стороны, дела о доведении до самоубийства считаются едва ли не самыми трудными в криминалистике, и для передачи их в суд нужна очень серьезная доказательная база. В прокуратуре не могли этого не знать, и все-таки отважились на задержание И.Ризака и повторное предъявление ему того же обвинения. Объяснение для таких действий может быть одно: дело ректора «возродили» не столько для раскрытия преступления, сколько для достижения иной цели. По оперативной информации, И.Ризак причастен к совершению других резонансных преступлений, наиболее серьезные из которых — фальсификация результатов выборов мукачевского мэра, выбивание из предпринимателей денег для фонда «Відродження Закарпаття», потворство вооруженным преступникам на ужгородском стадионе «Авангард». В отличие от дела о гибели ректора, эти преступления легко доказывать в суде, для чего существует соответствующая доказательная база, однако ни одного из них на момент задержания экс-губернатору не инкриминировали. Арестованные в связи с этими делами заместитель экс-губернатора В.Дядченко, бывший начальник мукачевской милиции В.Дерновой и уголовный авторитет В.Паульо (Чалый) свидетельств против бывшего шефа пока что не дают. СДПУ(о) пережила в Закарпатье немало смутных времен, тем не менее и в труднейшие времена делала все возможное, чтобы не оставлять своих ближайших соратников на произвол судьбы. Этому есть немало примеров (включая нынешнюю парламентскую деятельность по блокированию трибуны и требования к Генпрокуратуре), и подследственные о них помнят. Задержка И.Ризака — это звонок для них: времена надежной крыши канули в Лету, отныне на помощь надеяться не стоит, единственный способ облегчить свое будущее — начать давать свидетельства. Это также сигнал для многочисленных потерпевших от произвола СДПУ(о), которые не отваживаются давать показания против бывших власть предержащих, поскольку не доверяют правоохранительным органам (да и как доверять после скандального задержания и молниеносного освобождения экс-губернатора в феврале нынешнего года?). Через четыре дня после задержания против И.Ризака возбудили еще одно уголовное дело — в связи с вымогательством и получением от частного предпринимателя взятки в особо крупном размере. По-видимому, потерпевший согласился на сотрудничество с правоохранительными органами только после того, как экс-губернатор оказался за решеткой. И это только «первая ласточка». Желающих отплатить И.Ризаку за его бывшие действия в Закарпатье можно найти немало. Как только у следствия наберется достаточно реальных доказательств против экс-губернатора, дело В.Сливки забудут как не имеющее судебной перспективы. Похоже на то, что гибель ректора просто используют в хитроумной правоохранительной схеме. То, что действительно произошло в трагический майский день на ул. Соловьиной в Ужгороде, интересует разве что родственников В.Сливки и простых, не отягощенных политическим противостоянием, людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно