Земля, казаки и аскеры. Навстречу очередному заседанию СНБО по земельному беспределу

21 декабря, 2007, 17:22 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-28 декабря

Информпространство предыдущей недели заполонили заголовки типа «В Крыму возможна вторая Чечня». Иногда с вопросительным знаком. Волна поднялась после заявления Мустафы Джемилева.

Информпространство последней недели заполонили заголовки типа «В Крыму возможна вторая Чечня». Иногда с вопросительным знаком. Волна поднялась после заявления Мустафы Джемилева. Во Львове, где ему вручали премию журнала «Ї», лидер меджлиса так обрисовал ситуацию на полуострове: российские бизнесмены, раздавая взятки, массово скупают земли. А для борьбы с крымскими татарами, которые самовольно селятся на проданных территориях, нанимают русскоязычную молодежь, которая нападает на репатриантов. «Мы дошли до грани, происходят организованные нападения на крымских татар, и встал вопрос о создании своих полувоенизированных формирований для противостояния «российским казакам» и разным бандформированиям». Джемилев сообщил: меджлис уже принял решение о формировании отрядов самообороны, «но я наложил вето, потому что это будет вторая Чечня». Впрочем, ситуация может выйти из-под контроля, если власть не будет реагировать на насилие и крымские татары начнут обороняться. Тогда меджлису не останется ничего другого, как возглавить такие формирования, объясняет Джемилев (по сообщению «Немецкой волны»).

Уже через несколько дней Мустафа Джемилев уточнял на пресс-конференции в Киеве: сравнивать ситуацию в Крыму и в Чечне нельзя, поскольку крымские татары «никогда не хотели отделиться от Украины; у нас проблемы не с центральной властью украинской, а с властью в Крыму».

Что все это означает? Кроме того, что лидер крымских татар вынужден был, по сути, опровергнуть себя в прогнозах на будущность Крыма и уточнить адрес виновника — все претензии к власти местной, крымской. По большому счету, это ничего не меняет в заявленных ранее намерениях меджлиса добиваться исполнения закона в отношении репатриантов незаконными методами. А именно — созданием «полувоенизированных формирований». Непременная оговорка — в случае, если власть не будет реагировать, не будет решать земельную проблему и т.д., — должна, наверное, свидетельствовать о том, что создание отрядов самообороны рассматривается меджлисом как крайняя необходимость, и аскеры выйдут «на патрулирование» вместе с казаками только в крайнем случае.

Заявления о возрождении отрядов аскеров (воинов) лидеры меджлиса для острастки власти делали не раз. Однако решения о создании отрядов самообороны принято было впервые. И тут же было ветировано М.Джемилевым. Курултай вопрос создания отрядов не рассматривал. Но попытки зарегистрировать организации по подобию казачьих, думаю, будут. Есть информация, что сейчас в меджлисе внимательно изучают уставы казачьих объединений. С тем, чтобы зеркально выписать свои. Об аскерах, скорее всего, речи не будет. Но если управление Минюста откажет в регистрации таким объединениям граждан, создаваемым с целью духовно-патриотического воспитания и т.п., — это будет доказательством двойных стандартов, применяемых властью.

То, что с казачьим движением в крымском исполнении давно надо навести порядок, — не новость. Зарегистрированные как общественные организации, они работают по сути как охранные структуры, некоторые используются для рейдерских захватов. Казаки появляются в каждой конфликтной ситуации, где присутствуют репатрианты, их нанимают бизнесмены и политики для силовых акций. Бахчисарайские казаки — самые заметные, потому что засветились в массовых столкновениях с репатриантами в Симеизе, Симферополе и самом Бахчисарае. Кстати, атаман Сергей Юрченко (он же — председатель комиссии Бахчисарайского горсовета по межнациональным вопросам) никакого несоответствия уставу не видит: мол, мы же участвовали в тех событиях не в форме и не как казаки, а как рядовые граждане.

Надо ли бороться с негативным явлением, создавая его зеркальную копию? Ведь первопричина столкновений с казаками совсем в другом — в коррупции власти и желании конкретных людей прикрыть бизнесовые и политические интересы видимостью «межэтнических конфликтов». Второй момент — меджлис не удержит контроль над такими формированиями. Если кто-то из меджлиса хочет возразить, пусть продемонстрирует, как уже сегодня взять под контроль т.н. охрану на самозахватах под предводительством Даниала Аметова.

С другой стороны, крымская власть вдруг стала грозить новой бульдозерной войной. В конце прошлой недели Государственной исполнительной службой была назначена дата принудительного исполнения решения суда, а попросту говоря сноса самостроя в Судаке. Но этого не случилось. Как оказалось, вмешался народный депутат Борис Дейч — чтобы разобраться в ситуации. Руководство парламента устами вице-спикера С.Цекова обрушилось гневным заявлением: «…бывшее руководство Верховной Рады АРК, уже будучи народными депутатами Украины, через администрацию президента, КМ страны и Министерство внутренних дел пытается активно вмешаться в процесс борьбы с незаконно занятыми землями у себя на «вотчине» и не дает нам возможности решить эту проблему в соответствии с законом. Поэтому мы категорически заявляем, что, несмотря на вмешательство, крымская власть все равно порядок в земельной сфере наведет. Все земельные участки, которые были незаконно захвачены на территории полуострова, будь то Юг, Восток или Запад, — мы освободим. И если для этих целей опять понадобятся бульдозеры — пройдем бульдозерами».

Из-за чего скандал? Снести должны были дом неприметного жителя Судака Павла Литвинова. Самострой он начал возводить еще семь лет назад, когда понял, что улучшить свою жилплощадь в коммуналке семье с двумя детьми не удастся. Дом стоит на оползневом участке, и местный мэр говорит, что надо сносить строение, чтобы не случилась беда. А всего в очереди на землю под жилье в Судаке пять тысяч жителей, а генплана города еще нет, и самозахваты в регионе на 165 гектарах…

Но истерическая реакция руководства автономии на то, что снос дома Литвинова не состоялся, подтверждает версию о срыве намеченных планов. Никому не нужный Литвинов просто попал — его дом нужно было сломать для баланса. После событий на Ай-Петри срочно надо было снести т.н. славянский самозахват, потому что на очереди был еще один крымскотатарский — по улице Оранжерейной в Симферополе. Рядом с городком коттеджей очень непростых симферопольцев, для которых у горсовета земля нашлась. Земля тут дорогая — некоторые участки в восемь соток продают за 125 тысяч долларов, а те, на которых стоят самострои репатриантов, — по 90 тысяч. И, как заверили в агентстве, которое занимается их продажей, до Нового года самозахват обещали снести.

Исполнение решения суда по самозахвату на Оранжерейной тоже, в итоге, не состоялось. Максимум усилий приложил Рефат Чубаров. Что дальше?

По мнению Р. Чубарова, беспредел в земельной сфере Крыма уже требует введения чрезвычайных мер. Например, создание специальной комиссии из представителей Кабмина, секретариата президента и СНБО, которая бы совместно с прокуратурой какое-то время постоянно работала в Крыму, мониторила ситуацию и устраняла нарушения закона. Но, несмотря на множество комиссий, ситуация только усугубляется. Земля дорожает.

Между тем, не дожидаясь решений Киева, очередного заседания СНБО по земельным вопросам (предыдущее, кстати, легко было спущено на тормозах в Крыму и практически ни по одному пункту не выполнено), ситуацию можно попытаться изменить и самим. Но для этого надо перестать пугать Чечней, а заняться рутинной работой. Она как раз и нужна людям, которые в итоге страдают от беспредела власти.

Начиная с 1989 года, землю репатрианты могли получить только после узаконивания самозахватов. Проиграв крымским татарам бульдозерную войну, власть вынуждена была со временем принять государственную программу обустройства поселков компактного проживания. Но времена меняются, и действовать старыми, хотя и единственно пока что эффективными методами, говоря при этом о верховенстве права и правах человека, — нечестно и недальновидно. Ведь многие самозахваты сегодня — на землях частной собственности, то есть нарушаются права других людей. И неправда, что нет другого пути.

Один пример. Главная причина самозахватов, как уже устоялось в общественном сознании, — бездействие властей в выделении земли репатриантам под строительство жилья. Местные советы просто не рассматривают заявления, причем годами. Что в таком случае может сделать гражданин Украины, оговорено Земельным кодексом, п.11, ст. 118. Вопрос решается в судебном порядке. Начальник отдела прокуратуры АРК Даниил Стадник говорит, что ему известны около 500 случаев, когда люди успешно воспользовались возможностью через суд вынудить советы рассмотреть их заявления на выделение земли. Причем в прибрежных регионах — на ЮБК, в Евпатории… Интересуюсь в меджлисе — сколько исков было подано по поводу нерассмотрения заявлений репатриантов органами местного самоуправления. Вспомнили один случай.

Можно много говорить о нашей судебной системе. И о низком проценте исполняемости решений судов. Но не в этом случае — ведь практики обжалования в судах бездеятельности органов власти по отношению к репатриантам вообще нет!

При этом есть огромный и успешный опыт работы меджлиса и крымскотатарских общественных организаций в правовой помощи соотечественникам по получению гражданства. Почему бы его не использовать для защиты прав репатриантов? Понятно, митинг провести, дорогу перекрыть, на самозахват пойти куда проще и привычнее. Но если пойти правовым путем, аргументов у власти не было бы. И отношение к репатриантам у остального населения было бы совершенно иным, чем сегодня.

Еще один момент, требующий квалифицированной работы юристов. С большим объединяющим крымское (и не только) сообщество потенциалом. Речь о безнаказанности должностных лиц за то, что заявления людей на получение участка под строительство жилья не рассматриваются годами. Находя при проверках в советах порой сотни таких заявлений, правоохранители применяют дисциплинарное наказание, т.е. выговор. Страшная кара, как понимаете.

Теперь читаем Уголовный кодекс. Статья 367 — служебная халатность: «То есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей вследствие недобросовестного отношения к ним, причинившее существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан, или государственным либо общественным интересам, или интересам отдельных юридических лиц». Но по этой статье ни один чиновник в Крыму к ответственности за упомянутое выше бездействие не привлекался.

«Нет такой практики в Крыму, хотя все на то указывает. Вся проблема в том, — считает адвокат Нариман Абдурешитов, — что заявления должна рассматривать сессия, а советы — орган коллегиальный, и привлечь конкретное лицо к ответственности невозможно».

Однако дисциплинарный выговор кому-то выносят? «Как правило, землеустроителям, ведь они должны готовить и выносить вопрос на рассмотрение сессии, — говорит Даниил Стадник. — Сложнее другое. В статье четко прописано — «причинившее существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам». Доказательность именно того, что этот вред является существенным, и есть главная сложность в применении этой статьи. Поэтому если человек, годами ждущий рассмотрения своей просьбы на выделение земли под жилье, обратится с заявлением, ему будет отказано в возбуждении уголовного дела». Но ведь никто еще и не пытался!

Еще один пример в пользу правового пути в отстаивании прав. 12 декабря отряд милиции спецподразделения «Беркут» задержал руководителя бахчисарайского меджлиса А.Чийгоза и С.Меметова. Месяц спустя после ай-петринских событий правоохранители решили, что они должны отсидеть пять суток админареста за сопротивление работникам милиции при спецоперации на плато. Но оба задержанных после решения Ялтинского суда об админаресте все эти дни находились в Ливадийской больнице, в палатах, оборудованных решетками и под круглосуточной милицейской охраной. Что было бы еще пару лет назад? Акция протеста с шумной осадой СИЗО. Но тут сработали адвокаты — и уже вечером Чийгоз и Меметов были дома, освобожденные по решению суда.

Многие годы меджлис добивается эффективного представительства в органах власти. При этом общественности доводят процентное соотношение чиновников-репатриантов и представителей прочих этносов. А что, эффективность присутствия во власти измеряется только числом и перевесом при голосовании? Даже не говоря о реальном КПД ставленников меджлиса в правительстве, райгосадминистрациях, хочется спросить:

— почему ни один член правительства Крыма — посланец меджлиса никогда не заявлял публично о своем несогласии с каким-нибудь сомнительным решением по земельным вопросам, желательно еще на стадии его подготовки?

— почему ни один депутат-репатриант не обнародовал решения местных советов о том, кому неправомерно раздаются земли?

— почему ни один депутат-репатриант не созвал пресс-конференцию, чтобы доказательно сообщить, что десятки, сотни или тысячи заявлений его соотечественников на получение участка под строительство жилья остаются годами без рассмотрения таким-то советом?

Мы слышим только заявления политиков, а конкретных документов, доступ к которым имеют депутаты и чиновники разного уровня от курултая-меджлиса, никто не обнародует. До сегодняшнего дня у меджлиса не было практики прикладной правовой работы в земельной сфере. Но может, стоит уже начать, чтобы остановить развитие ситуации по тем опасным сценариям, которые писались вчера?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно