Вышка всевластия

9 сентября, 2011, 14:19 Распечатать Выпуск №32, 9 сентября-16 сентября

Больше всего башню некроманта и нашу СПБУ (самоподъемную буровую установку) роднит невозможность исследовать их силой человеческого мозга.

© Getty Images/Fotobank

Зарубежные эксплуататоры жанра fantasy часто используют один прием. Называется он: башня всевластия. Волшебник, сумевший ее построить, обретает власть, о которой конкуренты могут только мечтать. У нас все точно так же. Только наоборот.

Наши кудесники вначале обязаны достичь могущества, и только тогда им могут позволить построить свою башню. Точнее, вышку. Некоторым — даже две.

Больше всего башню некроманта и нашу СПБУ (самоподъемную буровую установку) роднит невозможность исследовать их силой человеческого мозга. В сакральной сущности нашей вышки ZN.UA убедилось, наблюдая за ней в течение четырех месяцев после ее покупки. Но прежде чем погрузиться в утонченную теософию нефтегаза, мы обречены напомнить грубые факты новейшей истории. Итак.

Первого марта в Украине прошел удивительный даже по нынешним временам тендер. Госкомпания «Черноморнефтегаз» приобрела за 400 млн. долл. морскую буровую установку. Претендентов было всего два, один из которых — Highway investment processing — и взял приз. Директор фирмы-победителя — латыш Стан Горин. Впоследствии он оказался достаточно мистическим персонажем, но об этом чуть позже. Один из собственников — другой его соплеменник Эрик Вана­гельс.

Тот же Ванагельс оказался среди отцов-основателей и проигравшей фирмы Falcona Systems Ltd. Наградой латышам за столь удачную встречу клонов стали 150 млн. долл. Ведь оказалось, что реальная цена на рынке этой установки составляет всего лишь 250 млн. долл.

После выхода статьи об этом казусе («Вышка для Бойко», №19, 27.05.2011), министр Минэнерго­угля пообещал обратиться в СБУ для поиска заказчиков данной «заказухи». Правда, так и не обратился. А в связи со словом «заказуха» он теперь ходит ответчиком в суд. Точнее, должен ходить. Пока что два раза пропустил. Юристы министерства на последнем заседании попросили суд о дополнительном времени на размышления. Так что следующая попытка — в конце сентября.

Понятно, что ZN.UA все это время молчало не из-за боязни обвинений в давлении на суд. Все-таки Печерский суд давлений не страшится. Причины были в другом.

Во-первых, нам казалось, что определенной цели статья достигла. По данным нашего еженедельника, ознакомившись с результатами проверки, осуществленной, что примечательно, людьми не Хорош­ковского, а Могилева, президент Украины порекомендовал Юрию Бойко более чутко отнестись к потребностям бюджета. Не жалея при этом ни усердия, ни времени, ни личных денег.

Во-вторых, хотелось дождаться официальной реакции. А благодаря народному депутату Анатолию Гриценко о проблеме узнали и премьер-министр, и СБУ, и Генпроку­ратура, и Госфининспекция (в просторечии — КРУ).

Реальных ответов от властей оказалось всего два. Дело в том, что вместо Николая Азарова ответил Юрий Бойко, ГПУ перенаправила запрос в СБУ, а ответ Службы безопасности практически совпал с письмом министра Минэнергоугля. Местами добуквенно. Спишем это на ноосферу, которая подсказывает разным людям одни и те же творческие решения. Более информационно насыщенным оказался ответ Госфининспекции. И именно он подтолкнул к мысли, что 150 миллионов не изменили своего предназначения. А закупочная схема движется к своему логическому концу, невзирая на все возможные проверки и стучания по столу.

Напомним в двух словах линию защиты «Нафтогаза». После выхода нашей статьи НАК инициировал массовый вброс в СМИ мессиджа о том, что вышка стоит именно
250 млн. долл. А на остальные деньги будет закуплено много разных товаров и услуг. Список этого «другого», правда, часто менялся — от кораблей-вертолетов до защиты экологии Черного моря.

Главный аргумент НАКа озвучил в эфире «5 канала» (но в своем кабинете) зампред главы «Нафтогаза» Вадим Чупрун. Продемонстрировав платежные документы, которые, по его мнению, доказывали, что вышка стоит 250 млн. долл. В платежках, которые до сих пор висят на сайте канала, были раскрыты финансовые проплаты «Черноморнефтегаза» фирме Highway investment processing на сумму 202 млн. долл. То есть на 80% от как бы цены вышки. Случился этот праздник гласности 14 июня. Только вот в августе Госфининс­пекция, отвечая на депутатский запрос, сообщила, что по состоянию на 14 июля проплаты британцам составили 296 млн. долларов, то есть 74% цены контракта.

Главная инспекция страны не увидела в этом ничего странного, и это понятно. На тендере покупалась только одна вышка. Цена — 400 млн. долл., 80% надо уплатить после Акта техосмотра буровой установки, техосмотр проведен. Что же касается возможного участия связанных лиц, то, «согласно документам, предоставленным «Черномор­нефтегазом», сделать об этом обоснованный вывод — невозможно».

Вообще позиция руководителей «Нафтогаза» в эфирах, газетах и ответах депутатам как-то резко разнится с официальными пояснениями для Госфининспекции. Логика в этом есть. Все-таки во втором варианте надо поставить печать, подпись. А материалы эти готовят не министры, у которых все всегда хорошо, а обычные клерки, каждый день наблюдающие правду жизни. И не только по телевизору.

Поэтому, когда руководство «Натфогаза» утверждает, что вышка — 250, а на 150 — еще всякие гвозди, а Госфининспекция — что, согласно полученным сведениям из «Черноморнефтегаза», покупалась только одна вышка ценой в 400 млн. долл., то как-то более верится во второй ответ. Особенно после утверждений о заплаченных 296, а не 202 миллионах.

Также трудно себя убедить воспринимать другие аргументы Юрия Бойко, высказанные им в ответе народному депутату: некоторая сумма, мол, будет освоена Highway investment за работы по проводке вышки в Черное море.

У Госфининспекции об этом ни слова, даже наоборот : «Продавец обя­зуется поставить и передать в собственность Покупателю, в городе Сингапур, в установленную дату или оговоренный срок самоподъемную плавучую буровую установку в количестве одной единицы, а По­купатель обязуется уплатить пред­ус­мотренную Контрактом цену и принять буровую установку в соот­ветствии с условиями Контракта».

Извините за такое количество прописных букв, но, во-первых, — цитата, во-вторых, оно этого стоит. Мало того, ФГИ утверждает, что установка будет поставлена согласно условиям FCA (Инкотермс 2000). Тем временем в тендерной документации, многие документы которой фантастическим образом исчезли из Вестника госзакупок, значится, что поставка будет проведена по условиям CIF. Трехбук­венные слова весомы не только в славянской речи. В данном случае это означает, что все проблемы с поставкой вышки ложатся на плечи «Черноморнефтегаза». Прямо в порту Сингапура.

Не менее интересным для исследования выглядит утверждение Юрия Бойко в официальном ответе о том, что еще, кроме самой вышки и услуг доставки, закупит «Черноморнефтегаз». Цитата: «Цементировочный комплекс для цементирования скважин, центрифугу бурового раствора, каротажную станцию, резервуары для обеспечения очистки сточных вод... многоцелевой вертолет, дизельное топливо», дальше все по мелочи…

Так вот. Может, кто пропустил: сегодня «Черноморнефтегаз» покупает на тендере вторую буровую установку. С идентичными показателями. Закупка была анонсирована как беспримерная по своей открытости и честности.

О честности чуть позже, здесь более важен другой момент: тендерная документация второй установки расписана практически до болта. Так вот, в многостраничном списке механизмов, которые должны обязательно быть установлены на СПБУ, значатся все те вещи, которые Юрий Бойко назвал дополнительными. И центрифуга, и цементкомплекс, и даже вертолет (кстати, газовики согласны только на Sikorsky или Augusta).

В этом контексте, кстати, странными звучат прямоэфирные утверждения Вадима Чупруна о том, что «кроме этой буровой установки, мы еще дополнительное оборудование заказываем, которое пригодится нам на следующую: вторую, третью, десятую такую же буровую установку». Не пригодилось? Или все-таки решили доп­оборудования не заказывать? Чтобы и голову не сушить над юридическим прикрытием такой закупки, да и деньги сберечь.

Непонятно только, за кого так беспокоятся руководители «Нафтогаза». Ведь фирма-победитель — Highway investment — начала приобретать черты Летучего голландца. На этой неделе телеканал TVi показал расследование, проведенное их журналистами в столь близкой нам стране Латвии. Им удалось найти только одного фигуранта вышечной истории — директора Highway investment Стана Горина. И Стан Горин, ничтоже сумяшеся, сообщил глядя в камеру, что к фирме он имеет отдаленное отношение, своей подписи на финансовых документах, которыми так гордился Чупрун в эфире «5 канала», не узнал, и вообще попросил не связывать его с какими-то неведомыми ему конторами.

Эрик Ванагельс — основатель всех участников тендера «Черно­мор­нефтегаза» — оказался вообще практически бомжом. Дома не живет, пьет. Утверждение журналистов, что Ванагельс продал Украине 400-миллионный товар, вызвало у соседей полуистерический хохот.

Итак, что в итоге? Вышка куплена за 400 млн. долл. 80% пред­оплаты ушло. Доставлять из Синга­пура товар будет «Черномор­неф­те­газ». Дополнительных покупок или услуг нет. Фирма-победи­тель еще до окончания контракта начинает растворяться вдали. С этим все.

Теперь остается следить за другим тендером. «Честным и прозрачным». Лично для нас подобное утверждение выглядит крайне сомнительным. Как-то уж слишком резво проходит закупка. Не в смысле «офіційного оприлюднення», с этим как раз все нормально, а с самим предметом закупки. Во-пер­вых, «Нафтогаз» ни словом не обмолвился об аренде-лизинге вышки, хотя десятки компаний в мире именно таким образом удовлетворяют свои потребности. Во-вторых, ни одного пресс-релиза, кто именно из производителей был уведомлен о предстоящем тендере не через Вестник госзакупок, а хотя бы по телефону. И главное: вторая вышка, которую хочет купить «Черно­морнефтегаз», логически размышляя, уже должна существовать.

Анализ корпоративных сайтов ведущих судоверфей показал, что подобная установка строится не менее двух лет. В новостях компаний только за это лето мы нашли объяв­ления о четырех заключенных контрактах на закладку бурильных платформ. Все они должны выйти в свет либо через два года, либо через два года и один квартал. А вторая вышка должна быть уже через год.

Еще одним, правда, достаточно смешным, подтверждением длительности строительства вышки стало экспертное заключение Торгово-промышленной палаты Крыма. Сразу после заключения контракта, но еще до выхода статьи в ZN.UA, кто-то решил прикрыться хоть чем-то, заказав алиби у местных профессионалов. Профессионалы не подвели. По их мнению, стоимость вышки, которую купил «Черноморнефтегаз», на мировых рынках колеблется от 355 до 410 млн. долл. Но в этом комическом заключении есть и важный факт, а именно: время постройки приобретенной платформы — «май 2008 — октябрь 2010». То есть два с половиной года. Так что вышка, под которую уже выписан тендер, который пройдет в этом месяце, уже где-то дожидается своей 80-процентной предоплаты. И опять она будет куплена у посредника, а не производителя? Будем надеяться, что это хотя бы не Super M2 китайского производства, которую Юрий Бойко обещал привезти в Украину ровно год назад на условиях товарного кредита. Выглядело бы это несколько странно.

И последнее. Мы отдаем себе отчет, что очередная статья про вышку публикуется в то время, когда межгосударственная нефтегазовая война перешла в разряд фронтовой. И что каждое сказанное сейчас слово приравнивается к патрону, летящему либо в одну, либо в другую сторону.

Поэтому просим вписать нас в ряды борцов за энергонезависимость страны. Логика наша проста: на сэкономленные средства от закупок двух вышек можно построить третью. А чем больше в Украине будет вышек — тем лучше…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно