Встанет ли Голодомор вровень с Холокостом?

9 ноября, 2007, 16:02 Распечатать Выпуск №42, 10 ноября-18 ноября

Почему вопрос о Голодоморе так важен для Украины? Сейчас страна находится в процессе национального и исторического самоопределения, заново осмысливает события давнего и недавнего прошлого, особенно те, что стали роковыми, трагическими вехами ее истории. Голодомор и Вторая мировая война — именно такие вехи, это мучительные, болезненные темы, и потому вопрос о признании Голодомора актом геноцида стоит для Украины очень остро.

Посольство Украины вместе с израильским МИДом активно обсуждает программу визита президента Украины Виктора Ющенко в Израиль. И это несмотря на то, что в окружении президента до сих пор нет однозначного мнения по поводу целесообразности визита в настоящий момент: события, сопутствующие процессу «реабилитации» УПА и награждения Романа Шухевича, могут восприниматься как неблагоприятный фон для встречи с руководством Израиля. Часть окружения президента, наблюдая российскую активность вокруг указанных тем, возможно, опасается инспирирования провокаций во время визита.

Нельзя сказать, что израильские СМИ переполнены обсуждением предстоящего визита, но некоторый интерес наблюдается. В целом израильская публика, нам кажется, безразлична и к визиту, и к непростой истории Украины, за исключением, быть может, некоторых представителей ее русскоязычной части.

Мы не знаем, является ли призыв к Израилю о признании Голодомора геноцидом одной из целей визита, так как приезд президента Украины откладывался по разным причинам более двух лет, и за это время накопилось много нерешенных вопросов.

Почему вопрос о Голодоморе так важен для Украины? Сейчас страна находится в процессе национального и исторического самоопределения, заново осмысливает события давнего и недавнего прошлого, особенно те, что стали роковыми, трагическими вехами ее истории. Голодомор и Вторая мировая война — именно такие вехи, это мучительные, болезненные темы, и потому вопрос о признании Голодомора актом геноцида стоит для Украины очень остро.

Произнося слово «геноцид», мы прежде всего имеем в виду Холокост. Но есть и другие трагические примеры: Армения, Кампучия, Руанда. Вспомним и массовые депортации целых народов — крымскотатарского, чеченского, ингушского и других, которые проводил сталинский режим и которые привели к гибели едва ли не половины депортируемых.

Формальная причина, по которой Голодомор до сих пор не признан геноцидом с точки зрения международного права, — это вопрос терминологии. По определению, приведенному в конвенции ООН, «геноцид — действия, совершаемые с целью уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на уничтожение этой группы».

Нет сомнений, что Голодомор был организован искусственно, по политическим и идеологическим причинам, что в результате его были физически уничтожены, по разным оценкам, от 5 до 7 миллионов человек, абсолютное большинство которых — украинские крестьяне, а также сельские жители Кубани (тоже в основном, украинского происхождения), Поволжья и Казахстана.

Для Украины это преступление коммунистического режима стало национальной трагедией, страшным ударом по генофонду нации. Тем не менее сегодня есть немало желающих подискутировать на тему, было ли уничтожение крестьян-украинцев непосредственной целью Голодомора, или их гибель явилась лишь следствием политики коммунистической власти против крестьян-единоличников как класса.

Нам подобные дискуссии кажутся, по меньшей мере, неэтичными. Что задумывали Сталин со товарищи, мы когда-нибудь узнаем из архивных документов. Но к чему привела их деятельность, известно совершенно точно, и судить о страшных событиях тех лет нужно именно по результатам. А результаты Голодомора таковы, что они вполне подпадают под определение геноцида.

Теперь, когда ряд стран, в том числе европейских, признали Голодомор геноцидом, бессмысленно упираться в терминологический спор, речь идет уже о символическом акте, вновь укрепляющем наш двухполюсный мир.

К сожалению, весьма двусмысленной видится в этой ситуации позиция России, которая принципиально отказывается признать Голодомор геноцидом, ссылаясь на то, что в результате его пострадали не только жители Украины, но и других мест. На самом деле Россия опасается, что к ней, как к правопреемнице СССР, могут быть высказаны претензии, а возможно, и требование компенсаций. Эти опасения обоснованны только в том случае, если Россия действительно считает себя не просто преемницей, но продолжательницей советского государства: тогда ей действительно придется не только использовать достижения СССР, но и брать на себя ответственность за преступления советской власти.

Что же касается других стран мира, в первую очередь демократических, цивилизованных стран, то мы надеемся, что они признают Голодомор геноцидом, осознавая историческую справедливость этого шага. Такое признание будет исключительно важным для Украины в ее стремлении стать частью демократического мира. Возможно, и Россия осознает, что трагедия Украины является и ее собственной трагедией, ведь речь идет не о претензиях одного народа к другому, а о преступлениях тоталитарного режима, в реализации планов которого участвовали выходцы из разных этносов, ослепленные ненавистью и прикрывающиеся определенной идеологией.

Говоря об Израиле, мы видим как минимум три причины, по которым он не может на данном историческом отрезке признать Голодомор геноцидом:

1. Стереотипное мышление в отношении Украины, отягощенное воспоминаниями о мрачных страницах в украино-еврейских отношениях, которые были в прошлом.

2. Устойчивое мнение об уникальности Холокоста и неготовность официально признать, что и в истории других народов были трагические события, не менее болезненные для них, чем Холокост для евреев. Отметим, что такое отношение вызывает непонимание у многих народов, как переживших собственные трагедии, так и благополучно миновавших их.

3. «Тактические» соображения — нежелание конфликтовать по этому поводу с Россией.

Хочется верить, что рано или поздно, но в официальной позиции Израиля и в сознании израильского общества все же возобладают другие резоны:

1. Сочувствие народа, пережившего трагедию, к иным народам, прошедшим через собственные трагедии.

2. Солидарность демократического мира против остатков имперских, авторитарных и тоталитарных режимов.

3. Перспективность отношений между Украиной и Израилем, в отличие, на наш взгляд, от неперспективности отношений Израиля с Россией.

Верим, что Израиль, рано или поздно все же признает геноцидом и армянскую трагедию, и Голодомор, и сталинские депортации. А пока надеемся, официальный Израиль с пониманием отнесется к призыву Украины о признании Голодомора актом геноцида, примет эту просьбу к рассмотрению и обсуждению.

Если бы не те самые «тактические» соображения, которые часто в истории не давали возможности вовремя пресечь преступную деятельность тоталитарных империй, то мир сейчас выглядел бы совсем иначе. Если бы после геноцида армян мировое сообщество оценило опасность подобных преступлений для всего человечества и нашло противоядие, то, возможно, не было бы ни Голодомора, ни Холокоста, ни иных массовых преступлений.

Нет иных критериев, кроме нравственных. Боль каждого народа должна становиться болью для всего человечества — иного пути к толерантному миру нет.

Иерусалим. 1 ноября 2007 года

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно