УКРАИНА ПАРТИЙНАЯ. ЧАСТЬ IV. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 1 марта-8 марта

КПУ. Долгий путь от руководящей силы до предсказуемой оппозиции 85% депутатов, избранных в Верховную Раду по итогам парламентской кампании 1990 года, были членами Компартии...

КПУ. Долгий путь от руководящей силы до предсказуемой оппозиции

85% депутатов, избранных в Верховную Раду по итогам парламентской кампании 1990 года, были членами Компартии. Часть из них относили себя к коммунистам-демократам, однако основную массу составляли коммунисты-ортодоксы. Они сформировали в Верховной Раде так называемую группу «239», по сути, установившую контроль над высшим законодательным органом. При непосредственном участии компартийного руководства была разработана и принята Декларация о государственном суверенитете Украины. После вступления этого нормативного акта в действие встал вопрос о перерегистрации КПУ, до тех пор являвшейся составной частью КПСС. 22 июля 1991 года Министерство юстиции (возглавляемое нынешним председателем Верховного суда Виталием Бойко) зарегистрировало Коммунистическую партию республики. Основной целью «суверенной» КПУ декларировалось «создание в Украине социалистического общества». Однако чуть более чем через месяц организация, по сути, оказалась вне закона. После провала ГКЧП подавляющее большинство видных партийцев поспешили откреститься от коммунистических убеждений.

Уже 24 августа 1991 года, помимо исторического Акта о провозглашении независимости Украины, Верховная Рада приняла еще один важный документ — постановление о департизации государственных органов, учреждений и организаций. На следующий день президиум ВР одобрил решение о национализации собственности КПУ и КПСС. Еще через сутки тот же орган распорядился приостановить деятельность украинской Компартии «до окончательного расследования обстоятельств, связанных с государственным переворотом 19—21 августа 1991 года». А уже 30 августа 91-го президиум парламента запретил деятельность КПУ. Поводом для столь жесткого решения стали выводы специальной временной комиссии, в соответствии с которыми «руководство Компартии Украины своими действиями поддержало государственный переворот и тем самым способствовало его распространению на территории Украины».

Члены организации (в рядах которой, по некоторым сведениям, на тот момент числилось около 3,5 млн. человек) новость о ликвидации партии восприняли более чем хладнокровно: по официальной информации не было зафиксировано ни одной сколько-нибудь серьезной акции протеста. На защиту КПУ рискнула встать только небольшая группа коммунистов-парламентариев, безуспешно пытавшихся внести в повестку дня ВР вопрос об отмене постановления о запрете партии. Но это предложение было поддержано лишь 54 народными избранниками.

Экономический кризис 1992—1993 годов привел к усилению протестных настроений и укреплению прокоммунистического лобби в парламенте. Под его влиянием 14 мая 1993 года президиум Верховной Рады вынужден был принять постановление, в котором, в частности, говорилось: «Граждане Украины, разделяющие коммунистические идеи, могут создавать партийные организации в соответствии с действующим законодательством». Предоставленным правом сторонники ленинских идей воспользовались весьма быстро: 19 июня того же года в Донецке состоялся учредительный (или, как называют его сами коммунисты, восстановительный) съезд КПУ, собравший пять с половиной сотен делегатов из всех регионов страны.

Лидером возрожденной украинской Компартии был избран 40-летний Петр Симоненко. Петр Николаевич (несмотря на свою относительную молодость) имел за плечами 16-летний стаж аппаратчика: с 1975 по 1991 годы он работал сначала комсомольским, а затем и партийным функционером. Последней ступенькой в советской карьере Симоненко (кстати, почти шесть лет занимавшего должность секретаря ЦК ЛКСМУ) стал пост второго секретаря Донецкого обкома. После запрета КПСС он без особых проблем нашел себе работу, очутившись в кресле заместителя гендиректора объединения «Укруглемаш».

Примечательная деталь: восстановительный съезд состоялся в последний день знаменитой июньской забастовки в городе, который был центром стачечного движения. Всеукраинская акция протеста (ее организаторами, по мнению тогдашнего Президента Леонида Кравчука, были так называемые «красные директора») носила ярко выраженный политический характер. Во многом под давлением забастовщиков власть вынуждена была пойти на проведение досрочных выборов парламента и главы государства. Обновленной Компартии в новой избирательной кампании отводилась важная роль: она должна была стать своеобразным штурмовым отрядом политических сил, заинтересованных в изменении конфигурации власти. Можно предположить, что ядром этих сил был как раз директорский корпус. По некоторым сведениям, отечественный директорат использовал имевшиеся в его распоряжении финансовые, организационные и лоббистские ресурсы для того, чтобы КПУ была легализована в канун выборов.

Слухи о скорой реанимации Компартии появились едва ли не на следующий день после ее запрета. Уже в августе 91-го лидер прекратившей свое существование «группы 239» Александр Мороз приступил к созданию новой организации левой ориентации — Социалистической партии. В октябре того же года прошел учредительный съезд СПУ. Одной из ее главных тактических целей провозглашалось устранение «исторической несправедливости по отношению к Компартии и коммунистам». Однако для людей, посвященных в политические таинства, было очевидно: даже если КПУ возобновит свою деятельность, это не будет означать ликвидации СПУ. Столь же бесспорным виделось стремление Александра Мороза опираться на политическую структуру, не отягощенную бременем прошлого.

А потому нет ничего удивительного в том, что в конце 1991 года (по другим данным, в начале 1992-го) была образована неофициальная инициативная группа по воссозданию КПУ. По некоторым сведениям, в нее вошли бывшие первые секретари Львовского, Ривненского и Кировоградского обкомов — Вячеслав Секретарюк, Виталий Луценко и Евгений Мармазов (на тот момент — депутат Верховной Рады). Компанию им составили еще один действующий парламентарий Александр Коцюба (кстати, избранный при поддержке Руха), а также известный поэт и общественный деятель Борис Олийнык (по иронии судьбы, один из «крестных отцов» НРУ). К весне 1993 года коммунистам-«подпольщикам» удалось воссоздать сеть региональных организаций. Как утверждают, к тому времени к кампании по восстановлению Компартии подключился целый ряд известных промышленников. В частности, появились отрывочные сведения о помощи, оказываемой возрождающейся Компартии заводом «Азовсталь» и шахтой имени Засядько. Политики, стоявшие за этими предприятиями — Александр Булянда (кстати, бывший 1-й секретарь Ждановского горкома партии) и Ефим Звягильский, считались людьми, близкими к премьеру Леониду Кучме.

Избрание лидером партии Петра Симоненко (незадолго до «восстановительного» съезда возглавившего Донецкий обком) не выглядело случайным. Он пользовался определенной известностью в Донбассе (превратившемся в своеобразную «коммунистическую Жиронду»), а, кроме того, был непосредственно знаком со многими «генералами промышленности». Тем не менее есть основания считать, что на раннем этапе должность вождя предлагалась другим, более именитым коммунистам — последнему первому секретарю ЦК КПУ Станиславу Гуренко и бывшему главе Крымского рескома Леониду Грачу (в мае 1992-го возглавившему Союз коммунистов Крыма). Однако, как утверждают наши источники, и Леонид Иванович, и Станислав Иванович ответили отказом — проект выглядел довольно рискованным.

Едва успев легализоваться, Компартия более чем успешно «отработала» парламентские выборы-94, проведя в Верховную Раду почти сотню своих выдвиженцев. Это позволило КПУ не только сформировать самую многочисленную фракцию (84 депутата), но еще и «ссудить» более десятка нардепов «братской» фракции Соцпартии.

Парламентскую кампанию Компартия во многом строила на критике политического курса, проводимого Леонидом Кравчуком. От непосредственного участия в президентской кампании КПУ отказалась. При этом коммунисты не оказывали официальной поддержки и основному конкуренту действующего главы государства. Определить позицию партии должен был пленум, состоявшийся после первого тура президентских выборов. Однако (как следовало из документов пленума, опубликованных газетой «Коммунист») лидеры организации ограничились лишь скупыми похвалами в адрес Леонида Кучмы. В частности, отмечалось, что в его предвыборной программе коммунистам импонирует «стремление расширить экономические связи с Россией и другими государствами СНГ, решить проблему двуязычия, установить управляемость народным хозяйством, а также неприятие национал-экстремизма…».

Открыто принять сторону кандидата, призывавшего к либерализации внешней торговли, внедрению рыночных механизмов в управлении экономикой, приватизации земли и закрытию нерентабельных предприятий, вожди КПУ не могли. Тем не менее агентство «Интерфакс-Украина», со ссылкой на анонимный источник в руководстве Компартии, сообщило о неофициальном решении коммунистов поддержать Леонида Кучму. Эти данные фактически подтверждала информация с мест: во многих регионах (в частности, в Луганской, Харьковской, Запорожской областях, а также в Крыму) руководители краевых компартийных ячеек откровенно призывали своих сторонников голосовать за главного противника Леонида Кравчука. Согласно публикациям в прессе (появившимся позже), сразу после окончания парламентских выборов-94 лидеры крупнейших оппозиционных партий (КПУ и СПУ) заключили с Леонидом Кучмой сепаратное соглашение о его безоговорочной поддержке. Однако и Александр Мороз, и Петр Симоненко факт подобного сговора отрицали.

7 июля (через два дня после пленума и за три дня до второго тура президентских выборов) парламентская фракция Компартии распространила заявление, в котором осуждала «нынешний антинародный режим» и ратовала «за смену обанкротившегося политического курса». А также призывала граждан Украины отдать свои голоса за того кандидата, который будет «по-настоящему отстаивать интересы народа». Имя названо не было, но угадать его было несложно. Тем более что соискателей президентского звания оставалось всего двое, и один из них был олицетворением «антинародного режима» и проводником «обанкротившегося политического курса».

После избрания Леонида Кучмы президентом партия (насчитывавшая на тот момент около 80 тысяч членов) некоторое время соблюдала нейтралитет в отношении нового главы государства. Однако после провозглашенного Леонидом Даниловичем курса на проведение рыночных реформ КПУ заявила об оппозиции Президенту. Депутаты-коммунисты (особенно Владимир Моисеенко и Сергей Гмыря) относились к числу наиболее неутомимых критиков гаранта. А член фракции КПУ Леонид Гармаш в декабре 1994 года даже попытался привлечь высшее должностное лицо к суду за нарушение прав народного депутата (Леонид Данилович систематически не отвечал на депутатские запросы, адресованные ему Леонидом Ивановичем). Коммунисты не поддержали инициированный Кучмой закон о власти и местном самоуправлении и выступили против пропрезидентского проекта Основного Закона. Тем не менее часть депутатов-коммунистов 7 июня 1995 года поддержали «антинародный» Конституционный договор, а 26 июня 1996 года — «буржуазную» Конституцию (в частности, 21 — за текст Основного Закона в третьем чтении, 24 — за Конституцию в целом, 42 — за введение ее в действие). В октябре 1997 года Петр Симоненко назовет поступок своих товарищей «грубым нарушением партийной дисциплины», предусматривающим «персональную ответственность». Часть «раскольников» была исключена из партийных рядов, хотя позже оппоненты коммунистов утверждали, что фракция просто выполнила данное ранее обещание о «сдаче» голосов.

Принятие в 1997 году смешанного избирательного закона сделало коммунистов фаворитами парламентской кампании-98. Партия, имевшая наиболее разветвленную сеть региональных организаций и пользовавшаяся симпатиями наиболее дисциплинированной части электората, четыре года назад сумела намного опередить других участников забега. КПУ максимально задействовала свой кадровый потенциал, выдвинув почти четыре сотни кандидатов (224 «списочника» и 174 «мажоритарщика»), которых «подстраховывали» 443 члена окружных избирательных комиссий.

24,652%, добытые КПУ 29 марта 1998 года, позволили ей провести в Верховную Раду 84 «списочника». Вполне естественно, что фракция коммунистов (основанная в мае того же года) оказалась самой многочисленной: с учетом «мажоритарщиков» в ней оказалось 119 народных избранников. Впрочем, успех коммунистов мог быть и более громким. Если бы избирательный «порог» составлял не 4%, а 5% (как в свое время и настаивали представители Компартии), то последователи Ильича «заработали» бы на 29 мандатов больше.

Однако и такой результат дал возможность представителям КПУ взять под свой контроль большинство ключевых парламентских комитетов. Кроме того, второй секретарь ЦК Адам Мартынюк занял пост первого вице-спикера, а председателем Верховной Рады стал близкий к коммунистам Александр Ткаченко. Решение о его поддержке было принято компартийной фракцией после двух неудачных попыток провести на пост лидера ВР Петра Симоненко. Глава коммунистов оба раза останавливался буквально в шаге от заветного кресла, набирая по 221 голосу.

В следующем году Петр Николаевич решил попробовать свои силы еще в одной гонке — президентской. В середине мая 99-го съезд КПУ официально выдвинул его кандидатуру, а уже через месяц Симоненко (вторым из претендентов, на два дня позже Леонида Кучмы) сдал в ЦИК подписные листы, в которых значилось 1.305.000 автографов избирателей. 30 июня глава Компартии и глава государства стали первыми кандидатами, зарегистрированными Центризбиркомом.

О своем намерении участвовать в президентской кампании заявлял и другой авторитетный коммунист — лидер Крымского рескома Леонид Грач, в мае 1998 года избранный председателем парламента автономии. Однако было сомнительно, что эту идею поддержит партия. Столь же маловероятным выглядел возможный «подыгрыш» Петра Николаевича своему извечному другу-сопернику Александру Морозу. О подобной комбинации, позволявшей (с точки зрения ряда экспертов) вождю социалистов переиграть Леонида Кучму, заговорили задолго до выборов. Однако Симоненко сразу дал понять, что никому не намерен «уступать лыжню». Еще в сентябре 98-го он назвал «неожиданным и непонятным» решение политсовета СПУ выдвинуть Мороза соискателем президентского звания. Тем не менее первый секретарь ЦК КПУ был приглашен на «тайную вечерю» с участием Александра Мороза, Евгения Марчука и Александра Ткаченко, где обсуждалась возможность создания антипрезидентской коалиции. Лидер коммунистов не дал ни положительного, ни отрицательного ответа, сославшись на то, что подобные решения должна принимать партия. «Союз некучм» был подписан 24 августа 1999 года в Каневе, но Петра Николаевича среди фигурантов не было. Две недели спустя он заявил об окончательном намерении идти на выборы самостоятельно. 15 октября, на следующий день после фактического развала «каневской четверки», Симоненко категорически отверг возможность добровольного ухода с дистанции. Зато 27 октября самостоятельно «снялся с пробега» Александр Ткаченко, напоследок призвавший своих сторонников голосовать за главного коммуниста страны. 31 октября Петр Николаевич (чей рейтинг на протяжении избирательной кампании держался на уровне 12 —16%) занял второе место по итогам первого тура, набрав 22,24% . На первом, с отрывом в 14,25% , оказался Президент.

Представители некоммунистической оппозиции пытались убедить прошедшего во второй тур Симоненко снять свою кандидатуру: в этом случае в заключительном раунде Леониду Кучме пришлось бы померяться силами с Александром Морозом, занявшим третье место. Противники действующего главы государства были убеждены, что руководитель КПУ (в отличие от лидера социалистов) не имеет никаких шансов в дуэли с гарантом. Ряд представителей президентского окружения еще в начале кампании практически не скрывали, что второй тур в «формате» Кучма—Симоненко делает победу первого практически бесспорной. Поскольку в этом случае голоса всех противников коммунистической идеологии (в том числе и критически настроенных по отношению к высшему должностному лицу) почти автоматически переходили к Леониду Даниловичу.

Симоненко решил идти до конца. 5 ноября, на следующий день после официального оглашения результатов первого тура, сошедшие с дистанции Александр Мороз, Юрий Кармазин, Владимир Олейник, Николай Габер и Александр Базилюк обратились к населению с призывом голосовать за единственного оппонента Президента. Еще через пять дней о своей поддержке Петру Симоненко заявила Прогрессивная социалистическая партия, возглавляемая еще одним экс-кандидатом — Натальей Витренко.

14 ноября во втором туре президентской кампании лидер коммунистов набрал 37,77% голосов избирателей. С точки зрения большинства экспертов, этот показатель намного превышал не только личный рейтинг самого Симоненко, но и рейтинг его партии. По сути, эта цифра отражала не столько число последовательных сторонников КПУ, сколько количество непримиримых противников Президента. Есть основания полагать, что Петр Николаевич сам не рассчитывал на столь высокий для себя результат. Во всяком случае, на пресс-конференции (первой в ранге неудачника кампании) он имел вид победителя. В связи с чем один из представителей масс-медиа едко заметил: «Вы так счастливо улыбаетесь, как будто выборы выиграли вы, а не Леонид Кучма». Примечательно, что глава коммунистов не стал оспаривать официальные результаты всенародного волеизъявления, несмотря на то что для этого были основания. Не будет лишним заметить, что в территориальных избирательных комиссиях Компартию представляли 45538 человек, и при желании Симоненко смог бы собрать достаточно сведений о фальсификациях в пользу Президента. Пассивная позиция главы коммунистов дала его противникам лишний повод упрекать Петра Николаевича в сознательном «подыгрыше» Кучме.

Однако настоящее поражение было впереди. «Бархатная революция» в парламенте (ставшая своеобразным третьим туром президентских выборов) лишила коммунистов всех руководящих постов в ВР. Фракция КПУ пыталась оспорить решения «революционеров» в Конституционном суде, однако успеха это не принесло.

В ходе «кассетного скандала» Компартия заняла осторожную позицию. Наиболее массовая оппозиционная организация демонстративно дистанцировалась от акции «Украина без Кучмы», ее лидеры отказались входить в Форум национального спасения. Они проводили собственные митинги, на которых критиковали не только Президента, но и правительство, и олигархов, и «новую оппозицию», в которую, по словам Симоненко, входили «представители крайне правых ультрарадикальных националистических сил, которые уже привели к нищете и голоду украинский народ». А заявление Крымского республиканского комитета КПУ по духу очень напоминало знаменитое «Письмо трех». Так, движение непримиримых противников режима в нем именовалось «национал-фашизмом».

Фракция КПУ неоднократно выступала ситуативным союзником пропрезидентских фракций в парламенте — сообща они отстояли генпрокурора Михаила Потебенько (позже очутившегося в предвыборном списке Компартии) и «завалили» правительство Виктора Ющенко. Однако Симоненко сотоварищи показали, что не забывают политических обид — когда представилась возможность, они дружно проголосовали за отстранение Виктора Медведчука (одного из главных действующих лиц «бархатной революции») от должности первого вице-спикера. Примечательно также, что коммунисты приняли активное участие во всех «карательных» голосованиях, касавшихся судьбы Павла Лазаренко, ставшего в свое время премьером во многом благодаря их поддержке. При этом КПУ старательно сохраняет имидж антипрезидентской структуры, регулярно поднимая вопрос об импичменте главе государства.

На сегодня в рядах партии числится (по разным данным) от 140 до 146 тысяч членов. Во фракции КПУ насчитывается 113 депутатов и она по-прежнему является самой многочисленной. Организация опирается на 27 региональных и 594 местные ячейки.

В канун Нового года партию ожидал серьезный политический успех. 27 декабря 2001 года Конституционный суд после долгих разбирательств (сопровождаемых активной лоббистской работой коммунистов) признал неконституционными указы президиума ВР от 26.08.91 и 30.08.91 о приостановлении и о запрете деятельности КПУ.

Последствия этого решения переоценить трудно. Во-первых, Компартия перед крайне важными для нее парламентскими выборами одержала колоссальную моральную победу. Во-вторых, оправдательный вердикт КС дает КПУ шанс реализовать давнюю мечту — пополнить свои ряды «старыми» коммунистами, многие из которых (кто из-за опасений, кто по принципиальным соображениям) отказались записаться в «новую» партию. В-третьих (хотя Симоненко и его товарищи предпочитают не упоминать об этом вслух), КПУ почти наверняка рассчитывает хотя бы на некоторую компенсацию средств, изъятых у нее после августа 1991 года, на частичный «откат» за национализированные здания обкомов и горкомов. Правда, едва ли партийные боссы рискнут заговорить об этом до окончания избирательной кампании.

Петр Симоненко. Однажды десять
лет спустя…

Симоненко любит крепкие сигареты, кофе, простую крестьянскую пищу, группу «Битлз», семью, приглушенные тона в одежде, цитаты Ленина, рубленые фразы, металл в голосе, публичные выступления перед жителями глубинки, ироничные улыбки. Кроме того, Петр Николаевич — приверженец семейных (дружеских) застолий с обязательным песнопением и воспоминаниями о бурной комсомольской молодости. А еще, по его собственному признанию, вождь пролетариата и трудового крестьянства Украины любит жизнь во всех ее проявлениях.

Симоненко не любит продолжительные официальные застолья и тягучие партийные мероприятия, чинопочитание, интриги, предательство, Леонида Кравчука, первый канал украинского телевидения, империализм, ответственность за принятие непопулярных решений, разговоры о политике в неформальной обстановке. Петр Николаевич сильно не любит, когда его сравнивают с Александром Морозом (Леонидом Грачом, Станиславом Гуренко, Владимиром Щербицким).

Как всякий публичный политик Симоненко подобен мифическому Янусу. Плакатный облик бескомпромиссного ленинца и беспощадного борца с мировым империализмом (выдержанный в лучших традициях лубочного соцреализма) — не более чем ритуальная маска. Необходимый аксессуар всякого, кто обречен систематически предаваться политическому лицедейству. Что скрывается под серпасто-молоткастым камуфляжем, известно немногим. Ибо бессменный лидер обновленной КПУ скрытен и недоверчив, что не мешает ему иметь репутацию общительного политика, радушного хозяина и дружелюбного человека. Симоненко — один из самых противоречивых представителей топ-списка отечественных мастеров искусства возможного.

Люди, в свое время поработавшие с Петром Николаевичем в аппарате ЛКСМУ, характеризовали его как отзывчивого товарища и беззлобного руководителя. Нынешний первый номер коммунистов в свое время был душой «комсомольских посиделок» и многим памятна его лукавая присказка «Донбасские после первой не закусывают!» Однако две последние политические пятилетки многое изменили не только в облике страны, но и в характерах людей, на судьбу этой страны влияющих.

Симоненко пользуется славой человека не вполне решительного, не всегда способного в условиях дефицита времени избрать единственно верный ход. Однако в 1992 году ему хватило смелости дать свое согласие на главную роль в весьма рискованном политическом проекте «Реанимация КПУ». Он любит власть, но до сих пор не давал видимого повода считать, что эта любовь перешла в слепую, безудержную страсть. Он честолюбив, но его трудно упрекнуть в неадекватной амбициозности. Он дорожит своим креслом, но его (в отличие от многих других высокопоставленных партийцев) искренно раздражает верноподданичество. Он мягковат для вождя, но обучен проводить жесткие решения в жизнь при помощи других. Он обидчив, но не злопамятен. Он готов идти по головам, но не готов идти по трупам. Он не обладает навыками искушенного аппаратчика и талантом искусного интригана, однако с успехом отбил несколько попыток лишить себя кресла первого секретаря. Он способен идти на компромисс с идейными противниками, но при этом ему удается сохранять имидж бескомпромиссного политика в глазах избирателя. Он опытный оратор, но ему не дано завораживать аудитории, его спичи лишены атомной энергетики (присущей Наталье Витренко), ироничной философичности (характерной для Александра Мороза) или напыщенной эстетики (свойственной Виктору Ющенко). Он известен, возможно, даже популярен, но ему никогда не стать народным любимцем. Когда-то социолог Михаил Погребинский высказал любопытную мысль: политические неудачи Симоненко связаны с его внешностью — мол, подобный физиономический тип подсознательно отталкивает обывателя. Мысль небесспорная. Но, общаясь с самыми разными людьми, автор этой публикации обнаружил, что очень многие (независимо от идеологической ориентации, положения и возраста) отдают главе коммунистов должное как политику, при этом не испытывая к нему сугубо человеческой симпатии…

Известно, что Симоненко крайне болезненно относится, когда в его адрес отпускают нелицеприятный эпитет «серость». И, думается, он имеет все основания обижаться: в самых высоких кабинетах восседает не один десяток граждан, куда более никчемных и бездарных. В то же время назвать главу КПУ яркой личностью, харизматическим лидером, как-то не поворачивается язык.

Он — политик приглушенных тонов. Наверное, именно таким должен быть лидер такой партии. Многочисленной, влиятельной, но отнюдь не могущественной. Пусть медленно, но все же сдающей свои позиции.

Симоненко — искушенный профессиональный политический игрок. Но он самодостаточен. И если допустимо назвать «Батьківщину» «партией Тимошенко», а СПУ — «партией Мороза», то едва ли можно считать синонимами слово КПУ и словосочетание «партия Симоненко». Можно допустить, что к когорте политиков первой величины он причислен, прежде всего, «по должности». Его политическая значимость определяется влиятельностью партии и численностью фракции. А потому осечка организации на выборах может стоить ему дорого — она способна обернуться потерей кресла лидера, что вполне может означать крах карьеры. Симоненко, удачно рискнувший в 92-м, не захочет и не сможет начинать все с нуля десять лет спустя.

На лето нынешнего года коммунистами запланирован исторический объединительный съезд. На нем должна состояться ритуальная смычка запрещенной в 1991-м (и реабилитированной в 2001-м) «каноничной» КПУ, возглавлявшейся Станиславом Гуренко и «обновленной» Компартии под водительством Петра Симоненко. Для одних подобный форум станет поводом поговорить о новых политических горизонтах, для других — шансом поднять вопрос о новом лидере. Если выборы для самой массовой партструктуры завершатся неудачей, дискуссия о подборе нового кандидата на пост главного коммуниста страны обещает быть бурной.

Симоненко это понимает. И стремится сделать все, чтобы не оказаться «отвергнутым женихом» на грандиозной «политической свадьбе».

Табель о рангах

Поиск ответа на сакраментальный предвыборный вопрос «Как делить список?» всем субъектам кампании-2002 давался нелегко. Самая дисциплинированная политическая организация не стала исключением. Методология распределения мест в партийном реестре (по имеющимся у «ЗН» сведениям) была предложена вторым секретарем ЦК, одним из главных орговиков КПУ Адамом Мартынюком. Вождь, насколько можно судить, от разработки технологии «дележа» устранился. Говорят, что Петр Николаевич вообще старается (по возможности) не влезать во внутрипартийные склоки, споры и конфликты и вступает в игру только тогда, когда его участие в «разборах полетов» становится неизбежным. Кроме того, Симоненко не всегда умеет отказывать и не слишком любит наказывать. А потому введение жестких мер и принятие непопулярных решений он предпочитает отдавать на откуп Мартынюку, пользующемуся репутацией партийного цербера.

Технология формирования списка, якобы предложенная Адамом Ивановичем, такова. Вначале составлялся рабочий вариант «проходной части», куда включались члены руководства, наиболее авторитетные депутаты-партийцы, а также несколько «презентационных» персонажей, предложенных лично первым секретарем ЦК. Кто какое место займет в окончательной табели о рангах, во многом зависело от того, какой регион представлял тот или иной кандидат. Прежде всего это касалось руководителей обкомов. Представители тех областей, в которых (согласно результатам последних парламентских и президентских выборов) коммунисты пользовались наибольшей поддержкой населения, имели преимущества. Подобную схему трудно признать идеальной: сложно сравнивать условия, в которых работают, и возможности, которыми располагают, к примеру, луганские и тернопольские коммунисты. Тем не менее с таким способом формирования списка руководство партии согласилось. Хотя после его оглашения кое-кто позволил себе шепотом заметить, что главный составитель реестра Мартынюк не был вполне беспристрастен.

В табели — 222 фамилии. Цель, которую поставили себе коммунисты, — повторить успех 1998 года. А потому первые 85—90 позиций считаются условно проходными. Тем не менее лидеры партии отдают себе отчет, что добиться таких же показателей, что и четыре года назад, будет архисложно. Посему программа-минимум более скромна — 70 «списочных» мандатов.

В мажоритарных округах КПУ выдвинула более двух сотен соискателей (по утверждениям Петра Симоненко — 216, по данным ЦИК — 212). Лидер партии склонен считать успехом победу семидесяти из них. Однако, по нашим сведениям, существует закрытый список из 41 кандидата, на которых сделана основная ставка. Среди них — несколько действующих депутатов, в частности, Виктор Понедилко, Павел Кузнецов, Олег Панасовский, которым не нашлось места в списке именно потому, что они имеют реальные шансы победить в одномандатных округах. Так называемые «кандидаты первой категории» (практически все они баллотируются на востоке и юге страны) вправе рассчитывать на максимальную помощь партии — организационную, информационную и финансовую. Именно к ним на округа в обязательном порядке будут приезжать лидеры партии с целью оказания дополнительной PR-поддержки. Кандидаты «второй категории» (в особенности те, кто выдвинут в западных регионах) будут, скорее всего, полагаться исключительно на собственные силы. Были слухи, что список «кандидатов первой категории» утрясался с президентской администрацией. Но поскольку проверить подобную информацию не представляется возможным, будем считать ее банальным антикоммунистическим злопыхательством.

Первое место в списке было вполне естественно «забронировано» за вождем. Для Симоненко эти выборы имеют крайне важное значение. Петру Николаевичу до сих пор удавалось справиться с попытками отстранить его от руля, предпринимавшимися (как стало известно «ЗН») вначале Станиславом Гуренко, а позже Леонидом Грачом. По некоторым сведениям, в свое время Леонид Иванович (за которым — самая большая партийная ячейка и поддержка давнего друга Геннадия Зюганова) пытался сделать своими союзниками областные организации Днепропетровского, Запорожского и Одесского регионов, а также ряд краевых ячеек, дислоцированных в Западной Украине.

Тогда амбиции главы крымского рескома удалось погасить во многом благодаря усилиям Гуренко. Станислав Иванович, судя по всему, относится к первому секретарю ЦК с пренебрежением, иногда переходящим в раздражение. Свои чувства он старается не афишировать, но, как утверждают некоторые партийные ветераны, Петр Николаевич — в курсе. Известно ему и то, что похожие чувства испытывают к нему и другие заслуженные партфункционеры, в том числе Адам Мартынюк, Леонид Грач, Валентин Матвеев. Для них Симоненко (с его «куцым», по их меркам, послужным списком) по-прежнему остался «комсомольцем».

Как утверждают некоторые источники, в свое время Гуренко проявлял живейший интерес к креслу первого секретаря обновленной партии. Но организация (в массе своей) приняла сторону Симоненко. Люди, принимавшие непосредственное участие в возрождении КПУ, отдали должное лидеру, рискнувшему возглавить партию в трудный для нее период. Кроме того, многие из них слышали о том, что Гуренко в 1992 году от мало заманчивого (на тот момент) предложения стать у руля реанимируемой структуры отказался. Не сумев стать официальным вождем, многоопытный Станислав Иванович довольно быстро превратился в одного из главных неформальных лидеров. При помощи Адама Мартынюка и Валентина Матвеева он фактически взял под свой контроль партийный аппарат. Условная схема распределения полномочий в партии выглядит примерно так: аппарат руководит лидером, Гуренко, Мартынюк и Матвеев руководят аппаратом. Симоненко несколько раз пытался переломать ситуацию, но сделать это ему не удавалось. Ситуация для него осложнялась тем, что и Станислав Иванович, и Адам Иванович (и даже несколько «рядовых», но весьма заслуженных работников аппарата) «входили» в самые разные властные кабинеты. В том числе в кабинеты бывшего ЦК Компартии Украины на бывшей улице Орджоникидзе. Вдобавок ко всему, на Гуренко (после запрета КПУ небезуспешно занявшегося серьезным бизнесом), судя по всему, замыкается большинство финансовых потоков, за счет которых во многом «кормится» партия. И это делает положение последнего первого секретаря ЦК запрещенной Компартии особенно значимым.

Впрочем, Симоненко, насколько можно судить, достаточно быстро понял, что нет худа без добра. Оставаясь неформальными лидерами партии Гуренко, Мартынюк и Матвеев были максимально заинтересованы в том, чтобы формальному лидерству Симоненко ничего не угрожало. Статус-кво сохранялся до декабря 2001 года. После исторического решения Конституционного суда, реабилитировавшего запрещенную в августе 91-го КПУ, коммунисты получили возможность объединить «старую» и «новую» партии. Схема объединения будет выглядеть так: каждая из партий проводит съезды, на которых должны будут узаконены решения о будущем политическом «сложении». После чего должен состояться, собственно, объединительный форум. Гуренко имеет некоторое моральное право встать у руля подобной организации, имеет определенные шансы, а, главное (как нам удалось выяснить), имеет достаточно сильное желание. Если партия КПУ во главе с Симоненко потерпит неудачу на мартовских выборах, он будет иметь еще и повод.

Но не следует забывать, что нынешний первый секретарь пользуется в партии значительным авторитетом. И попытаться заручиться поддержкой президентской администрации при разработке гипотетического плана его отстранения Гуренко (или Грачу, амбиции которого только растут) будет непросто. У Петра Николаевича есть свои ходы на Банковую. Он имеет возможность достаточно регулярно общаться с Президентом не только как руководитель крупнейшей парламентской фракции, но и как сват Екатерины Ващук — человека, достаточно близкого к главе государства.

Вышесказанное отнюдь не означает, что Гуренко заинтересован в электоральном провале коммунистов. Во всяком случае данными, подтверждающими подобную версию, «ЗН» не располагает. Как мы уже отмечали, 7-й номер списка — один из главных партийных специалистов в области предпринимательства. Достаточно скромная одежда бывшего верховного партбосса никого не должна вводить в заблуждение. Гораздо более симптоматичными являются нескромные марки транспортных средств, которыми он пользуется. Гуренко заслужил репутацию не только удачливого бизнесмена, но и не менее удачливого лоббиста. Бывший глава парламентского комитета по экономической политике достаточно эффективно использует свои многочисленные старые и новые связи для решения партийных бизнес-проблем. И вполне возможно, что столь же эффективно он способен использовать возможности фракции для решения проблем собственных. Впрочем добросовестный лоббизм в определенных кругах считается едва ли не визитной карточкой партячейки коммунистов. От позиции их фракции, как известно, зависят исходы многих парламентских решений. В том числе связанных с льготами для поставщиков ГСМ в период посевных и уборочных работ, со сроками возврата НДС и т.д и т.п. Коммунисты (как известно, не привыкшие искать легких путей), говорят, готовы решать и таможенные проблемы…

Компартия, по вполне понятным причинам, старается не афишировать своих бизнес-связей. Однако поддержка со стороны предпринимателей идет практически непрерывным потоком. Связано это со многими обстоятельствами. Коммунисты имеют не только самую большую фракцию в ВР, они широко представлены в местных советах всех уровней, особенно в промышленных регионах. А лоббистские старания, как известно, должны соответствующим образом поощряться. Кроме того, многие «новые украинцы» вышли из среды старых партийцев, и часть из них (кто из идейных соображений, кто исходя из вполне прагматичных предпринимательских расчетов) готовы оказывать КПУ неофициальную, но достаточно ощутимую поддержку. Среди тех, кто теоретически мог бы оказаться бизнес-партнерами партии, назывались «Крымхлеб», «Лугансктепловоз», Николаевский судостроительный завод, ассоциация «Укрсоль», ГАЭК «Центрэнерго», «Хартрон», «Киевгорстрой» и многие другие. Насколько можно судить, охотно сотрудничают с коммунистами энергетики, металлурги, газотрейдеры. Не чураются общаться с борцами за социальную справедливость банкиры (предположительно «Проминвестбанк» и «Приватбанк»). Многие мелкие, начинающие предприниматели считают счастьем завязать контакты с представителями самой могущественной фракции, небезосновательно усматривая в этом залог своего будущего успеха. По некоторым данным, в последнее время весьма активно работает с коммунистами известный «энергобарон» Константин Григоришин, в свое время сотрудничавший с Павлом Лазаренко, позже — с Григорием Суркисом, а с недавних пор (как говорят) — деловой партнер Рината Ахметова.

Бизнес-вопросами непосредственно в Компартии занимаются многие. Речь идет не только о «монстрах» масштаба Станислава Гуренко или Евгения Мармазова. В поиск финансовых и организационных ресурсов, необходимых для избирательной кампании, в той или иной степени, наверняка, вовлечены следующие лица:

— Емельян Парубок (второй номер списка, известный аграрий, дважды Герой Соцтруда, олицетворение нерушимого союза рабочего класса и трудового крестьянства);

— Василий Хара (№16, главный профсоюзный босс коммунистов, имеющий полезные связи в Донецкой области);

— Владимир Матвеев (№17, бывший заместитель гендиректора по экономическим вопросам на Николаевском судостроительном заводе имени 61 коммунара);

— Алла Александровская (№21, не понаслышке знакомая с «Хартроном»).

Трудно представить, что в стороне от этого процесса останутся также «мажоритарщики» Олег Панасовский и Павел Кузнецов, не говоря уж об именитых и влиятельных Адаме Мартынюке (№6), Станиславе Гуренко(№7), Валентине Матвееве (№12), Георгии Крючкове (№14) и Евгении Мармазове (№65). Довольно низкое место Евгения Васильевича — тема особого разговора, о котором чуть позже.

По некоторым сведениям, именно Крючков является главным распорядителем партийных средств, расходуемых на выборы. Однако подтверждения эта информация не нашла. Скорее всего, версии о том, что многоуважаемый Георгий Корнеевич — «кассир партии» и ее «серый кардинал» — не более чем слухи. Есть основания считать, что бывшего заместителя заворга ЦК КПСС зело не любят Станислав Гуренко и Адам Мартынюк. Именно этим обстоятельством (а не только собственным желанием Крючкова отойти от активной работы) объяснялось отсутствие фамилии экс-главы парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны в «черновом» варианте списка КПУ. Однако авторитет, которым заслуженно пользуется Крючков у многих уважаемых партийцев, позволил ему занять заведомо проходное место в окончательном партреестре.

Скорее всего (именно такая информация поступает из самых разных источников), главным партийным кассиром является Гуренко. Есть в партии и, если так можно выразиться, непосредственные хранители партийной казны. Говорят, что это, как правило, малоизвестные люди, зачастую не имеющие формального отношения к КПУ, на которых «записаны» фирмы, недвижимость, автомашины, в которые вложены партийные деньги. Особенно ответственные товарищи являются хранителями партийных счетов. Если допустить, что это так, легко догадаться: подобная схема сбережения партийных фондов позволяет в любой момент безболезненно извлечь любую сумму, не привлекая лишнего внимания.

Возвращаясь к Гуренко, напомним, что он является одним из наиболее влиятельных партийцев в силу чрезвычайно обширного круга знакомств. Ходят слухи, что он вхож к Президенту, однако железобетонного подтверждения данная информация не нашла. Куда большее доверие вызывают сведения о его связи с неким, мало кому известным, персонажем по фамилии Боровик. А между тем Александр Григорьевич — человек в высшей степени замечательный. Бывший депутат, бывший внештатный советник главы государства, бывший член руководства Селянской партии, один из основателей Аграрной партии, Герой Соцтруда, кавалер двух орденов Ленина и ордена Ярослава Мудрого считается одним из наиболее влиятельных людей в агробизнесе. А самое главное (как утверждают знающие люди) он является давним личным другом нынешнего главы государства. Это обстоятельство позволяет господину Боровику решать не только свои личные проблемы, но и проблемы близких к нему людей. В число которых, предположительно, входит и Гуренко.

«Личным запасом админресурса» располагает и союзник Гуренко, Адам Мартынюк. Бывший первый зампред главы ВР (по некоторым сведениям) на короткой ноге с Владимиром Литвином. Это, наверное, большой плюс для партии и, наверняка, большой минус для Симоненко. Говорят, Петр Николаевич был изрядно расстроен, дознавшись, что второй человек в партии утрясает некоторые проблемы на Банковой, не поставив его об этом в известность. Адама Ивановича в партии побаиваются. И, кажется, не очень любят. Кто — за крутой нрав, кто — за мнительность, кто — за нескромность в быту. Утверждают, что Евгений Мармазов как-то рискнул покритиковать одного из партийных боссов за чрезмерную (как для представителя партии, стоящей на защите интересов трудящихся) тягу к дорогой недвижимости, престижным иномаркам, комфорту, а также за потакательство чинопочитанию. Не исключено, что именно подобная резкость стоила Евгению Васильевичу «теплого места» в списке — в табели о рангах он разместился в пяти шагах от так называемой «серой зоны».

Однако эта позиция, насколько можно судить, отнюдь не отражает истинного влияния одного из «крестных отцов» обновленной КПУ. Мармазов пользуется репутацией не последнего человека в лоббистских и предпринимательских кругах. В свое время (по некоторым сведениям) он был своеобразным «связным» между премьером Лазаренко и фракцией Компартии. Зафиксирован его повышенный интерес к рынку энергоносителей. Бывший зампред парламентского комитета по вопросам ТЭК имеет обширные знакомства в Москве, в основном, как говорят, среди предпринимателей, связанных с газом, нефтью и нефтепродуктами.

Мармазова можно считать одним из ключевых звеньев, связывающих КПУ с Россией. Наверняка столь же важны для партии российские контакты Сергея Дорогунцова — доктора экономических наук, профессора, членкора Национальной академии наук (и, кстати, члена КПСС с 1948 года). Сергей Иванович известен и уважаем в научных и общественных кругах РФ, и его связи в Москве — большое подспорье для КПУ.

Говоря о «российском факторе», разумеется, невозможно обойти своим вниманием и Леонида Грача. 11-й номер списка КПУ, руководитель Крымского рескома, глава парламента АРК, личный друг Геннадия Зюганова и главный фигурант политического скандала недели заслуживает отдельного рассказа. Но ввиду отсутствия необходимого места, ограничимся краткой характеристикой. Первое лицо автономии — абсолютно автономный персонаж. Он сам занимается выборами, сам подбирает себе пиарщиков, сам изыскивает средства. Леонид Иванович берет все на себя и сам перед собой отчитывается. Ему не нужны ни партийная помощь, ни партийный контроль. Последние события наводят на мысль, что лидер крымских коммунистов несколько переоценивал собственные силы и несколько идеализировал личные отношения с Президентом. Тем не менее он остается одним из главных политических игроков в Крыму, а также носителем значительной части админресурса КПУ.

Компартия не вправе рассчитывать на обилие «чистого» админресурса. Но так ли он ей нужен? Симоненко сотоварищи достаточно для того, чтобы власть им просто не мешала. В большинстве регионов это именно так и происходит. Где по умолчанию, где после «контрольного звонка». В крупных промышленных регионах, где позиции коммунистов традиционно сильны, с ними в лучшем случае считаются, в худшем — воспринимают как данность. Тем паче что в целом ряде областей они пользуются репутацией давних и надежных союзников местной власти. А потому легко поверить информации, что и Евгений Кушнарев, и Евгений Карташов, и Виктор Янукович не будут особо препятствовать одному из фаворитов предвыборной гонки «взять свое». Последнему разойтись с коммунистами миром, как нам кажется, не помешают даже повышенные обязательства перед блоком «За єдину Україну!» Хотя некоторые осложнения в Донбассе представители КПУ все же ожидают. Пока проблемы у них возникают разве что на Херсонщине и Сумщине. Что касается Западной Украины, то там коммунисты на успех особо и не рассчитывают.

Носителем админресурса в какой-то степени можно считать генпрокурора Михаила Потебенько (№20). Появление Михаила Алексеевича в списке КПУ многие склонны были считать исключительно формой признательности коммунистов и заботой о будущем потенциального отставника. Однако это — лишь часть правды. Действительно, Потебенько — один из немногих высокопоставленных лиц, высказавшихся против запрета КПУ. Кроме того, глава ГПУ, насколько можно судить, практически никогда не отказывал представителям Компартии в удовлетворении маленьких и больших просьб, в первую очередь кадровых. Частично коммунисты «расплатились» с Михаилом Алексеевичем еще во время «кассетного скандала» — именно они уберегли его от фактически неминуемой отставки.

Но включение Потебенько в список нельзя считать только компенсацией за прошлые «услуги». Генпрокурор — это важный источник информации, это первое лицо во влиятельной структуре, охватывающей своими представительствами все регионы. Насколько известно, коммунисты убеждены, что рычаги, находящиеся в руках руководителя ГПУ, помогут им уменьшить число нечестных приемов, которые могут быть применены к ним в ходе гонки. Речь идет и о возможных фальсификациях, и о гипотетическом выбросе компромата на лидеров партии.

В действительности, представителей власти в партсписке КПУ должно было быть больше. По сведениям, полученным из заслуживающих доверия источников, руководство партии сделало соответствующие предложения главе Верховного суда Виталию Бойко и первому заместителю госсекретаря МВД Михаилу Корниенко. Оба ответили отказом: последний сослался на отсутствие высочайшего позволения, первый — на возраст и состояние здоровья. Что, впрочем, не помешало Виталию Федоровичу объявиться в «головке» списка блока «Єдність»…

Регионы

Горячее почитание носителей марксистско-ленинского учения на юге и востоке страны контрастирует с традиционной нелюбовью населения к коммунистам на западе. В Ивано-Франковской и Тернопольской областях, по собственным прогнозам коммунистов, они могут и не дотянуть до четырехпроцентного барьера. Очень надеются верные ленинцы набрать «четверку» во Львовской области. Поскольку даже 20% на Ривненщине или, скажем, на Волыни, по словам руководителя избирательного штаба КПУ Адама Мартынюка, не дадут столь существенного прироста, как 4% на Львовщине.

Что же касается мажоритарных округов Львовской области, то здесь Компартия выставила аж 11 штыков. Четверо из них — пенсионеры. Правда, их шансы на победу наблюдателями оцениваются скептически. Такое впечатление, что коммунисты Львовщины отправляли своих бойцов на округа, следуя олимпийскому принципу «Главное не победа, а участие!». Однако определенный резон в этом имеется. Своим присутствием в мажоритарках они как бы подчеркивают: «Есть такая партия!»

Электорат коммунистов в области в основном составляют так называемые «визволителі». Численность этой категории населения по естественным (возрастным) причинам постоянно уменьшается. А молодежь не демонстрирует массового стремления пополнить ряды КПУ.

Львовян в списке КПУ всего двое. Первый секретарь Львовского обкома партии Голуб Александр Владимирович и учительница из Стебника Кондратюк Раиса Витальевна. Коммунистов в области, согласно их официальной статистике, – 2800 человек.

В органах власти Львовщины нет ни одного члена КПУ. Так что ни о каком административном ресурсе не может быть и речи.

Что же касается ресурса финансового, здесь рассчитывают преимущественно на пожертвования рядовых членов партии, не особо возлагая надежды на «деньги партии». На открытые каждому кандидату-коммунисту счета серьезных сумм еще не поступало. Деньги на агитработу штабы КПУ в области централизованно должны получать из Киева. Но, судя по всему, с этим пока проблемы. По всей видимости, в центре решили, что нет смысла бросать большие средства в регион, не отличающийся большой симпатией к левой идее. А вот организационно коммунисты, как водится, сильны. Еще не было такого случая (как это сплошь и рядом наблюдается у партий демократического плана), чтобы коммунисты двух районов из одного и того же избирательного округа поддерживали разных кандидатов. Самыми дисциплинированными считаются и наблюдатели-коммунисты. Один недостаток – они плохо обучены. Качество наблюдательной работы со стороны коммунистов признается аналитиками крайне невысоким.

Штабы имеются во всех районах. Притеснений со стороны властей они пока не испытывают. Так ведь и работы как таковой коммунисты тут еще и не проводили: «Листовки еще печатаются…».

Оригинально ведут себя областные коммунисты в процессе выборов мэра Львова. Нынешнего городского голову они критикуют нещадно. Своего кандидата не выдвинули. Скорее всего, коммунисты льют воду на мельницу Богдана Федоришина, которого своим признали социалисты-морозовцы. В области эти две партии, так исторически сложилось, являются партнерами. Открыто заявить о поддержке какого-либо кандидата в мэры коммунисты не решаются, поскольку это может только ему навредить.

То ли дело Донецкий край. Здесь у коммунистов один миллион приверженцев. Только за счет их голосов КПУ могла бы спокойно преодолеть четырехпроцентный барьер. Однако крепнущая с каждым днем Партия регионов, опирающаяся на солидный финансовый и административный ресурс, является серьезным основанием для беспокойства местных коммунистов. Именно в Донецкой и соседней Луганской областях, по словам руководства Компартии, со стороны властей наблюдается противодействие кандидатам от КПУ.

По данным социологов Днепропетровского областного отделения Комитета избирателей Украины, 17—18% электората Днепропетровщины готовы отдать голоса коммунистам. Наиболее сильные позиции у КПУ в так называемой «красной дуге»: Павлоград — Новомосковск — Никополь — Желтые Воды — Кривой Рог. К слову, на последних президентских выборах в Желтых Водах со значительным отрывом победил Петр Симоненко.

Кандидатами в депутаты местных советов всех уровней от Компартии зарегистрировались около тысячи человек. Практически в любой избирательной комиссии присутствует член КПУ или сочувствующий ей. Кандидаты в депутаты Верховной Рады от Компартии будут баллотироваться практически во всех (кроме одного) мажоритарных округах области. Однако реально претендовать на депутатские мандаты в ВР по мажоритарке могут лишь кандидаты, выдвинутые в «красной дуге», в частности, нынешний народный депутат Владимир Пустовойтов. Владимир Сергеевич «на короткой ноге» со многими влиятельными представителями криворожского начальства. Неплохие отношения у него и с местными СМИ, сохранившиеся еще со времен редакторствования в «Коммунисте Кривбасса».

Занимающий 35-ю строчку в списке партии первый секретарь Днепропетровского обкома КПУ Виктор Борщевский баллотируется на пост городского головы в областном центре. Однако поскольку реальной альтернативы нынешнему мэру нет, делается это, скорее всего, для того, чтобы увеличить прокоммунистическую электоральную прослойку.

В отличие от социалистов и «Блока Юлии Тимошенко», коммунисты с властью Днепропетровщины уживаются мирно. По крайней мере, на последней встрече кандидатов в депутаты от всех партий и блоков с губернатором Днепропетровской области Николаем Швецом и местными журналистами верные ленинцы сетовали лишь на повсеместное засилье полиграфической рекламы блока «За Єдину Україну!».

Не только формально, но и фактически наиболее влиятельной политической силой КПУ является в Запорожской области. Здесь в ее рядах насчитывается порядка шести тысяч членов. На выборах 1998 года в девяти одномандатных избирательных округах одержали победу четыре кандидата от коммунистов, в областном совете им досталось 17, а в Запорожском городском — 18 мандатов. По итогам голосования в многомандатном общегосударственном избирательном округе, за коммунистов на прошлых парламентских выборах проголосовали 32% запорожцев, что дало возможность обзавестись депутатскими мандатами еще троим кандидатам-запорожцам, включенным в избирательный список КПУ.

Стабильность электоральных симпатий в Запорожье подтвердили и президентские выборы 1999 г. Леонид Кучма и Петр Симоненко получили примерно равное количество голосов избирателей — около 31 процента каждый. Однако при этом следует учесть, что достаточно весомых результатов удалось достичь и другим кандидатам от левых сил: за Наталью Витренко и Александра Мороза проголосовали соответственно 15,1 и 9,3 процента запорожских избирателей.

Наметившаяся тенденция к ослаблению господствующего влияния партии на левый электорат продолжает развиваться: приверженцы левых идей мигрируют в другие партии схожего политического спектра — такие, как КПРС и КПУ(о). Однако в силу консерватизма форм и методов работы противостоять этому лидеры партии не могут. За последние годы запорожские коммунисты так и не предложили каких-то новых форм работы, ограничиваясь проведением ритуальных майских и ноябрьских демонстраций и периодическими митингами, которые с каждым разом собирают все меньше сторонников. Их периодические издания (еженедельники «Компас» и «Патриот Приазовья») выходят небольшими тиражами и не пользуются массовой популярностью. По сути, круг их читателей замыкается на и без того убежденных партийных активистах.

О том, что коммунисты постепенно сдают свои позиции, свидетельствует и тот факт, что ряды КПУ оставляют (добровольно или вынужденно) наиболее активные ее члены. Среди них бывший и нынешний народные депутаты Кузьменко и Чичков, а также депутат Запорожского горсовета Одеров.

Тем не менее на нынешних выборах коммунисты выставили своих кандидатов в каждом из запорожских округов. Лидер запорожских коммунистов Алексей Бабурин включен в список КПУ и одновременно выдвинул свою кандидатуру на пост городского головы Запорожья.

Некоторое ослабление позиций КПУ наблюдается и на Харьковщине. До недавнего времени демонстрации и митинги левых сил здесь были самыми массовыми, а приверженцы Компартии нередко встречались на руководящих постах, особенно в сельских районах. Ситуация изменилась после победы в первом туре прошлых президентских выборов лидера коммунистов Петра Симоненко. Часть глав райгосадминистраций были смещены с должностей еще до окончания выборов. После возвращения в Харьков Евгения Кушнарева произошли еще более заметные изменения. На сегодня среди глав райгосадминистраций области и председателей райсоветов в самом Харькове нет ни одного члена Компартии. Партийные билеты КПУ есть лишь у двоих мэров — в Лозовой и Люботине.

Но, несмотря на все это, на нынешних выборах харьковская организация КПУ выступает сплоченно. Кандидаты в депутаты выдвинуты по всем округам, как в Верховную Раду, так и в областной и в местные советы. На 75 избирательных округов в Харьковский горсовет на партконференции выдвинуто 68 человек. Остальные округа оставлены для социалистов, а также ветеранских организаций и беспартийных, которые взяли обязательства, в случае избрания депутатами, войти во фракцию КПУ. Хотя единым блоком комунисты и социалисты не выступают, это не мешает им координировать свои действия.

На пост мэра Харькова Компартия выдвинула своего областного лидера, депутата Верховной Рады Украины Аллу Александровскую. За мэрские кресла коммунисты намерены побороться также в Купянске, Волчанске, Валках, Первомайске и в Южном.

На Одесщине, по словам начальника избирательного штаба Адама Мартынюка, КПУ планирует получить 40 процентов, рассчитывая на свой твердый электорат, сконцентрированный в основном в сельских районах. В городах коммунисты, по их же словам, серьезно проигрывают. На прошлых выборах в Одессе они собрали 14,7 процента голосов, тогда как в целом по области – 26.

Областную организацию здесь возглавляет народный депутат Украины Владимир Анищук, № 33 в списке кандидатов в народные депутаты от КПУ, а областной избирательный штаб — профессор Одесского госуниверситета Николай Копыт, 69-й номер списка. Партия выдвинула Копыта и кандидатом на пост мэра Одессы. (На прошлых выборах городского головы коммунисты поддерживали Руслана Боделана.) Всего от Одесщины в партийном списке девять человек. Но практически все они, за исключением двух-трех, занимают непроходные места.

У кандидатов-мажоритарщиков шансов попасть в парламент также немного. Маловероятна победа коммунистов в четырех избирательных округах областного центра, где баллотируются такие «мощные» кандидаты, как народный депутат Сергей Кивалов, начальник Одесского морского торгового порта, выдвиженец «За ЄдУ» Николай Павлюк, нынешний народный депутат Виктор Шишкин и бывший начальник областного УМВД, замгубернатора области, член АПУ Иван Григоренко. Но даже в тех округах, которые коммунисты считают своими, выиграть выборы им будет тоже весьма проблематично. Народный депутат Украины, коммунист Вячеслав Сокирчак дважды добивался мандата Верховной Рады в 143-м Котовском избирательном округе. Однако на этот раз ему противостоят президент финансовой группы «Приморье», член Партии регионов Леонид Климов (кандидат от блока «За Єдину Україну») и бывший начальник областного управления СБУ, заместитель Госдепартамента морского и речного транспорта Украины Леонид Борисенко. Очень рассчитывают одесские коммунисты на победу своего молодого 27-летнего однопартийца Евгения Царькова, чью кандидатуру они выставили по 144-му Раздельнянскому округу — одному из самых крупнейших в области, объединяющему семь районов. Однако это округ народного депутата Украины, главы областной организации АПУ, бывшего зама губернатора области по вопросам АПК Василия Калинчука. Мощная избирательная кампания Калинчука уже стала поводом для обращения в суд. Коммунисты предоставили ряд доказательств нарушения Калинчуком и блоком «За ЄдУ» избирательного закона, но суд жалобу отклонил.

Весьма проблематичным для коммунистов является Измаильский округ, «родной» для народного депутата Юрия Крука, которого выдвинули сразу две политические силы: «За ЄдУ» и ПЗУ. Своего кандидата Антона Задорожнюка, председателя общественной организации «Трудовая Измаильщина», коммунистам пришлось регистрировать, прибегая к помощи ЦИК.

Кроме того, одесские коммунисты выдвинули 66 кандидатов в областной совет по всем 99 округам и 90 человек на 100 мест в горсовете.

Нелегкие времена нынче и у винницких коммунистов. Повторить подвиг последних президентских выборов, на которых 60 процентов винничан проголосовали за Петра Симоненко, им удастся едва ли. Во многом это также объясняется увеличением конкуренции на левом фланге. Тем не менее коммунистические лидеры Подолья (первый секретарь обкома, народный депутат Виктор Петров и народный депутат Николай Пасека) сделали ставку именно на партсписок. Василию Лантуху, который в 1998 году проиграл избирательную кампанию в 16-м округе, однако попал в парламент в числе списочников, нынче приходится баллотироваться уже без списочной «запаски».

На результатах выборов в одномандатных округах Винницкой области наверняка скажутся разногласия внутри регионального коммунистического движения, возникшие в последнее время. Так, недавно из партии был исключен лидер фракции левых в облсовете Михаил Вдовцов, выразивший недовольство тактикой проведения митингов. На днях та же судьба постигла члена горкома КПУ и депутата горсовета Константина Саркисова, который самовыдвинулся на «порошенковском» избирательном округе, где коммунистами утвержден другой кандидат.

Насколько известно, винницкие коммунисты не испытывали недостатка в предложениях от «денежных мешков» за поддержку на выборах мэра областного центра и даже некоторых депутатов горсовета. Их гордый отказ предполагает иные и, вероятно, более надежные источники финансирования (необходимые хотя бы для выпуска той же «Винницкой правды»). Так вот, в Виннице с апреля прошлого года длится судебный процесс, вызванный иском лидера КПУ Петра Симоненко к заместителю губернатора Шестопалюку, который в газете обладминистрации назвал «спонсором» левых товарища Зюганова. На днях суд принял решение частично удовлетворить иск, оставив от затребованных Петром Николаевичем шестидесяти тысяч гривен только три тысячи. Впрочем, заместитель губернатора и с этим не согласился, так что апелляционный суд направил дело на новое рассмотрение. Судя по всему, эти деньги на избирательную кампанию Компартия уже не получит.

Почетное третье (после Луганска и Крыма) место по степени окрашенности в красный цвет занимает Херсонщина. И хотя общее количество избирателей здесь невелико, в процентном соотношении симпатики коммунистической идеи заметно выделяются среди населения области. В избирательном списке КПУ оказалось девять представителей маленькой Херсонской области, в числе которых нынешние народные депутаты Екатерина Самойлик и Андрей Снигач. Но гораздо интереснее расклад по мажоритарным округам. Баллотирующийся по 183-му округу первый секретарь обкома КПУ Георгий Найда, как и все его однопартийцы, делает ставку на протестный электорат. Однако часть его голосов непременно перейдет к представителям партий-двойников (КПРС, КПУ(о), а также к Анастасии Некряч, представляющую партию «Новая сила». У многих она ассоциируется с красным цветом. Но своим основным соперником Георгий Найда считает «заедушника» Алексея Журавко. Сам Журавко рассчитывает на 70 тысяч голосов, должно быть, с учетом военнослужащих, заключенных и работающего на него админресурса. Так что шансы у секретаря обкома неоднозначные.

Зарегистрированной на соседнем округе коммунистке Алле Беличенко также противостоят довольно мощные противники: от Селянской партии – Константин Довгань, от «За ЄдУ» – Дмитрий Моторный и от Партии регионов отдельно – Сергей Кириченко. По слухам, коммунисты обратились в прокуратуру по факту строительства последним дома в историческом центре Херсона без согласования с соответствующими госструктурами. Если это так, то борьба Алле Беличенко будет облегчена.

Другому представителю КПУ — Павлу Климову предстоит сражаться за мандат с нынешним народным избранником Владимиром Фиалковским, а также с бывшим работником органов безопасности Сергеем Цыгипой. В его активе – имидж правдоискателя и борца с коррупцией, а также «крыша» блока Натальи Витренко. В спарринге с еще одним херсонским коммунистом, Владимиром Мельничуком, выступает «заедист» Николай Баграев, а с Александром Братищенко – социалист, нынешний депутат Станислав Николаенко. Все шансы включиться в борьбу с ними имеет также Михаил Кушнеренко. Хотя в настоящее время он представляет «Єдність», в области его образ ассоциируется с КПСС: в свое время он занимал пост первого секретаря обкома, а в промежутке между Карасиком и Касьяненко несколько месяцев губернаторствовал. Так что шансы на победу по мажоритарке в Херсонской области у коммунистов довольно средние. Здесь наблюдается некоторая аналогия с блоком «Наша Україна» – за партию в целом голосовать готовы, а вот за персоналии на округах – не очень.

Технологии

В отличие от других оппозиционных партий и политиков, испытывающих серьезные трудности с проникновением на центральные телеканалы и во всеукраинские издания, коммунисты не ропщут на то, что их зажимают. И причиной тому далеко не христианское смирение, а осознанный отказ от «бесполезной траты денежных и организационных ресурсов». Именно такова одна из магистральных установок, данных своим украинским единомышленникам молдавскими коммунистами. К новомодным российским пиарщикам симоненковцы обращаться не стали. А со свойственной им прагматичностью рассудили: коль молдавским товарищам удалось недавно одержать на выборах столь убедительную победу, почему бы не попросить их поделиться опытом? И молдавские товарищи не отказались, организовав незадолго до начала выборов в Украине специальные тренинги для руководителей штабов, орговиков и прочих активистов КПУ. Делились своим опытом предвыборной борьбы с украинскими коммунистами и российские товарищи.

Сэкономленные таким образом деньги и нервы коммунисты вкладывают в раскрутку партии на местном уровне. Традиционный телевизионный ролик, правда, на всякий случай снят. К слову, во многом благодаря активному содействию члена КПУ Виктора Понедилко, сохранившего с телевизионщиками кое-какие связи со времен своего руководства парламентским комитетом по вопросам средств массовой информации. Однако на каком-либо из общенациональных каналов увидеть его нам вряд ли удастся. Поскольку ролик, по некоторым сведениям, получился довольно продолжительный, что, конечно же, скажется на стоимости его проката. Да и решено ведь главную ставку делать на региональные телекомпании и газеты. Областным организациям позволено обращаться со спущенным из Киева телепродуктом не как с догмой. Крупнейшие организации, такие как Харьковская, Днепропетровская, Луганская, Донецкая, Запорожская, вольны корректировать его в соответствии с местной спецификой. Еще одной особенностью коммунистических пиар-технологий является концентрация средств в тех округах и областях, где кандидаты-комунисты имеют максимальные шансы на победу. Там же, где прогноз для них неутешителен, решено впустую не тратиться, а продолжать борьбу в чисто рекламных целях всей партии.

Особого противодействия со стороны местных властей в проведении своей агитационной кампании Компартия не испытывает. Если не считать некоторых трений, возникших в Сумской, Херсонской областях и, что вполне объяснимо, на западе страны. Жалуются верные ленинцы на легкий дискомфорт в Луганской и Донецкой областях. Однако, учитывая тот факт, что эти регионы являются нынче вотчиной блока «За единую Украину!», жалобы неуместны, поскольку «заедисты» еще не работали, как этого можно было ожидать, локтями.

Особой статьей расходов планировалось выделить средства на контрпропаганду, направленную на «обезвреживание» так называемых клонов: КПРС, КПУ(о) и Коммунистическую партию (трудящихся). Однако результаты мониторинга выявили их низкий рейтинг и малозначительный авторитет у избирателей почти по всей стране, разве что за исключением Горловки и Макеевки, где когда-то основатель КПРС Владимир Моисеенко возглавлял горком. А после того как стало известно, что КПУ открывает в бюллетене для голосования список партий, вопрос об отвлечении на борьбу с клонами отпал окончательно.

Из неосуществленных планов также выделение в отдельное направление работы с молодежью. Курировать этот участок было поручено народному депутату Екатерине Самойлик, возглавляющей Всеукраинский союз «За будущее детей Украины». Однако особого энтузиазма Екатерина Семеновна, по всей видимости, не продемонстрировала.

Зато были реанимированы абсолютно все (по словам Адама Мартынюка, их пятьдесят) партийные издания местного значения, которые из-за отсутствия финансирования влачили до выборов жалкое существование, не печатаясь иногда целыми месяцами. С четырехсот до шестисот тысяч экземпляров увеличился тираж центрального печатного органа партии «Коммуниста».

Но, конечно же, главной движущей силой, неизменно поддерживающей в массах интерес и симпатии к КПУ, является тактика «от дома к дому». Агитаторы-добровольцы, обходящие миллионы домов и квартир, действительно работают, что называется, за идею. И если для других кандидатов и партий этот вид агитации является серьезной статьей расходов, для коммунистов — это еще один способ сэкономить. Кстати, все средства, направляемые на пиар, берутся из общего партийного котла. Исключение составляет крымская организация, имеющая отдельный бюджет. Лидер крымских коммунистов взял на себя финансирование избирательной кампании рескома, получив взамен полную свободу действий и невмешательство со стороны центрального аппарата.

По некоторым сведениям, Леонид Грач заключил контракт с одним из ведущих российских пиарагентств «Новоком», возглавляемым Алексеем Кошмаровым. Когда-то Алексей Юрьевич работал заместителем председателя Комитета молодежных организаций СССР, был членом Российского движения демократических реформ. Руководил предвыборной кампанией губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева, победившего в 1996 году Анатолия Собчака, на стороне которого тогда «воевал» нынешний президент России Владимир Путин. Однако на счету Кошмарова больше поражений, чем побед. В свое время он работал на соперника Александра Лебедя, ставшего, несмотря на это, губернатором Краснодарского края. Затем был проигрыш на президентских выборах в Приднестровской Молдавской республике, затем — на губернаторских выборах в Дальневосточном округе. Те, кто считают Кошмарова посланником Путина, ошибаются. Он состоит в близких дружески-деловых отношениях с главой администрации российского президента Александром Волошиным и его замом Владиславом Сурковым, к слову курирующим в Кремле украинский вопрос. А это как раз те люди, которые, будучи ставленниками ельцинского клана, и определяют реальную политику Российского государства.

Согласно данным Всеукраинского центра социологических опросов, созданного при Кабинете министров Украины, рейтинг КПУ составляет 20%. А исследования, проведенные социологической службой Центра Разумкова с 19 по 27 февраля, продемонстрировали приверженность идеям Компартии 14,5% избирателей. В любом случае, победа от них никуда уже не денется. Но впереди — еще месяц предвыборной кампании, а коммунисты не любят выполнять план лишь на сто процентов, и в поте лица готовы бороться за двойную, тройную и пятерную норму. Желаем им успехов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно