Процесс Тимошенко: процесс пошел?

23 сентября, 2011, 14:40 Распечатать

Если процесс завершится для экс-премьера благополучно, то признательна она должна быть, в первую очередь, Западу.

© cit.ua; balashov.com.ua

Один матерый политик еще в мае убеждал меня, что Тимошенко обязательно возьмут под стражу задолго до вынесения приговора по ее делу. Собеседник ни секунды не сомневался, что Виктор Янукович всенепременно распорядится, чтобы на время процесса экс-премьера упекли в СИЗО. И главной причиной будет подсознательный страх перед ее почти мистической ловкостью.

Фото Василия АртюшенкоОб иррациональном влиянии, оказываемом Тимо­шенко на Виктора Андреевича писано-переписано. Он ее ненавидел, он от нее прятался, он упирался, но все равно очень часто выходило именно так, как желала она. Куда меньше знают и еще меньше говорят о суеверном страхе перед Юлией Вла­димировной, испытываемом Януковичем. Именно суеверном. Говорят, что он не очень высокого мнения о ее лидерских задатках и организаторских способностях. Но его (как и многих других, впрочем) изумляла ее способность выкручиваться из невероятных ситуаций, умение изменять ситуацию в свою пользу при самых неблагоприятных раскладах, мастерст­во добиваться своего.

Грех спорить. Только Тимо­шенко могла выудить из Ющенко письменное обязательство сделать ее премьером в 2004-м. Толь­ко Тимошенко могла заставить такого человека, как Виктор Андреевич, заставить исполнить обещанное в 2005-м. Только Ти­мошенко могла «продавить» досрочные парламентские выборы в 2007-м. Только Тимошенко могла «завалить» досрочные парламентские выборы в 2008-м. Другое дело, что она зачастую бездарно пользовалась плодами своих побед.

Насколько можно судить, Яну­ко­вич испытывает к своей недавней сопернице в президентских сос­тязаниях смешанное чувство стра­ха, зависти и ненависти. К Ющенко столь сильных чувств Виктор Федорович не питает. Виктор Андреевич, по его мнению, просто баловень судьбы, лениво пожавший плоды чужих усилий. Янукович свято верует, что победу в 2004-м у него пошло украли. И сделали это Кучма, не давший разогнать Майдан, и Тимошенко, которая этот самый Майдан собрала. Думаю, что действующий гарант несколько преувеличивает истинную роль Юлии Владими­ров­ны в «оранжевой революции». Но кто ж его захочет и сможет разубедить?

Не знаю, верить этому или нет, но очень многие полагают: Януко­вич упрятал Тимошенко за решетку вовсе не оттого, что боялся ее бегства за границу. Не только потому, что хотел показать всем, кто в доме в хозяин, и насколько серьезны у хозяина намерения. Нашлось немало тех, кто уверен: он всерьез опасался, что, оставшись на воле, она как-нибудь, да выскользнет. И твердо верил в то, что лучший способ борьбы с магией — надежные запоры Лукьяновки. В действительности, Банковой было бы политически выгоднее оставить Тимо­шенко на воле и придать процессу хоть какие-то признаки осуществления. Но прагматические соображения, похоже, перечеркнули соображения субъективного свойства, иррационального порядка.

Мы никогда доподлинно не узнаем, так ли это. Но если так, то суеверный страх Януковича перед Тимошенко грозит перерасти в суеверный ужас. Ибо с каждым днем растет вероятность того, что она не только покинет узилище, но, и скорее всего, избежит уголовного преследования.

Сколько бы высшее должностное лицо не рассуждало о независимости судов и отсутствии влияния Банковой на «дело Тимошенко», для всякого здравомыслящего (и внутри страны, и за ее пределами) очевидно, что «посадке» лидера «Батьківщини» предшествовала «отмашка» Януковича. И если она в итоге окажется на свободе, то и в этом случае без санкции кормчего не обойтись.

Если процесс завершится для экс-премьера благополучно, то признательна она должна быть, в первую очередь, Западу. Переговоры о подписании договора об ассоциации с ЕС и о создании зоны свободной торговли с Евросоюзом для нынешней отечественной власти крайне важны. И с политической, и с экономической (а если быть точным, то скорее, с меркантильной) точек зрения. Однако и у Брюсселя были свои, вполне очевидные (и неоднократно нами описанные) резоны добиваться дальнейшего сближения Украины с объединенной Европой. Потому, вежливо напоминая о необходимости соблюдения демократических норм и неприемлемости избирательного применения закона, европолитики и еврочиновники, в массе своей довольно сдержанно комментировали «дело Тимошенко».

Ситуацию изменило заметное похолодание в отношениях Киева с Москвой, и еще более заметная растерянность отечественного руководства, которое почему-то оказалось не готово к подобному повороту событий. В итоге пожелания Брюсселя все чаще стали принимать форму требований. А в последнее время, как утверждают люди сведущие, требования все чаще стали походить на ультиматумы. Давление на Киев, публичное и (что в политике куда важнее) приобрело массовый и организованный характер.

Отчаянные оптимисты брались утверждать, что определенная ясность в деле Тимошенко обнаружится уже до конца истекающей недели. Но они несколько погорячились.

Умеренные оптимисты полагают, что Тимошенко могут, по крайней мере, выпустить из-под стражи 27 сентября в день возобновления процесса. Это бы несколько упростило жизнь Януковичу в Варша­ве, на саммите Восточного партнерства.

Власть взяла тайм-аут. Причин для этого достаточно. Во-первых, Банковая до последнего момента надеялась на некий прорыв в сложных переговорах с Кремлем. Любой, даже тактический успех в этой игре, давал козыри в партии с Евросоюзом. Но пока на Северо-Восточном фронте — без перемен. Во-вторых, мог сработать субъективный фактор. Насколько можно судить, пока Янукович никому из многочисленных западных визави не давал твердого обещания, что Тимошенко в самом ближайшем времени окажется на свободе. Тем более, — что она будет оправдана и допущена к парламентским выборам. Но, судя по всему, он уже довольно четко обозначал готовность идти на уступки. Пока кто-то из переговорщиков, что называется, «не пережал клиента». Доподлинно не известно, кто именно из заморских политиков допустил чрезмерную жесткость, и вообще имел ли подобный факт место. Но с Банковой доносятся слухи, что в последние дни их лидер крайне раздражен оказываемым на него давлением. Слишком уж неприятно расписываться в зависимости и уязвимости. Власть ищет (и это третья причина задержки) максимально комфортный для себя выход из ситуации. Ей нужно освободить Тимо­шенко и сохранить лицо.

Наиболее удобоваримый способ — легкая коррекция законодательства, осуществляемая с подачи противников режима. Последнее является обязательным условием. И оппозиция это условие приняла. Насколько известно, подготовлены три соответствующих проекта. Первый (авторства Виктора Швеца и Вячеслав Кириленко) предполагает извлечение из УК 365-й статьи, предполагающей уголовную ответственность за превышение власти или служебных полномочий. Данный способ выглядит самым простым, но несколько двусмысленным (подробнее — в материале юриста Андрея Нечипоренко). Второй проект, насколько можно судить, появился с подачи соратников Арсения Яценюка. Он предлагает считать превышение власти или служебных полномочий правонарушением, но не уголовным, а лишь административным. Подобный сценарий устраивает власть, но не слишком по вкусу сторонникам Тимо­шенко, которые в ее поступках никаких нарушений не видят вовсе (о том, присутствует ли состав преступления в действиях экс-премьера — в материале адвоката Миколы Сирого).

Наконец, творцы третьего проекта (Иван Кириленко и Владимир Мойсик) рекомендуют изменить субъектность. То есть, не изымать из УК 365-ую статью, а подправить 364-ую, уточнив, кто именно подпадает под определение «должностные лица». Согласно Зако­ну «О Кабинете министров», члены правительства являются не госслужащими, а политическими деятелями. И за свои деяния, по логике, должны нести не уголовную, а политическую ответственность. Если, разумеется, не совершили очевидного уголовного преступления. По мнению авторов этого (вероятно, самого перспективного проекта) УК и закон о Кабмине необходимо привести в соответствие, избавив политических деятелей от угрозы уголовного преследования за политические деяния.

Именно этот документ сегодня является предметом наиболее пристального изучения Банковой. Но гарантировать того, что в прагматичные соображения не вмешается еще какой-нибудь иррациональный фактор, не может никто.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно