Парижский саммит по Донбассу: чего на самом деле хотела каждая из сторон

10 октября, 2015, 09:53 Распечатать

Запад хочет превратить проблему Донбасса во внутреннюю проблему Украины, а Украина и Россия хотят развала минского процесса, но чтобы это случилось не по их вине.

Каждая из сторон в Париже пыталась преследовать свои цели

На состоявшейся 2 октября в Париже встрече главы Украины, России, Германии и Франции в очередной раз продемонстрировали разницу в подходах к трактовке Минских соглашений.

Как пишет в статье на ZN.UA Сергей Рахманин, ни одно из ключевых противоречий преодолено не было. Автор проанализировал позиции каждой из сторон.

Германия. Заинтересована в том, чтобы конфликт в Украине был заморожен как можно быстрее и с минимальными потерями. Немецкому канцлеру не нужна горячая точка на границе ЕС. Она заинтересована в создании условий, позволяющих если не отменить, то хотя бы ослабить санкции в отношении России. Лидер ФРГ считает себя ответственной не только за судьбу своей страны, но и за судьбу всего Европейского Союза. А потому прекращение активных боевых действий на территории государства, граничащего с ЕС и оживление экономики Союза путем возобновления полноценной торговли с РФ — ее прямой интерес. Реализация Минских соглашений открывает путь к достижению этих целей. Уже мало кто помнит, что изначальным поводом для введения санкций являлась оккупация Крыма. Сегодня ключевым условием снятия ограничений в отношении России в западных столицах называют выполнение Минских соглашений. Кроме того, успех минского плана означает формальное превращение конфликта в Донбассе из международной проблемы во внутреннюю.

Читайте также: Меркель заявила о парижских гарантиях в реализации минских договоренностей

Франция. Мотивы, в большинстве своем, те же, что и у Германии. Но с недавних пор Париж демонстрирует большую активность. Как рассказывали дипломаты, Олланда стало задевать, что его воспринимают, как некий придаток Меркель. Франция добилась назначения на ключевую должность в ТКГ своего дипломата Пьера Мореля. Активизировался глава МИД Лоран Фабиус. Охотнее стал комментировать ход переговоров сам Олланд. Кроме того, некоторые участники процесса стали замечать, что в ходе обсуждений французская сторона все чаще пытается оказывать любезности стороне российской. Кое-кто связывает это с желанием Парижа смягчить обиду Москвы за непоставленные "Мистрали", но это — версия, не более. 

Россия. С одной стороны, стремится добиться снятия или, для начала, смягчения, санкций. С другой, — не намерена отказываться от контроля над оккупированными территориями Донбасса. Полное выполнение МС, разумеется, в ее планах не значится. Потому что договоренности, напомним, предполагают восстановление Украиной полного контроля над государственной границей, вывод военной техники и разоружение всех незаконных формирований. Москва не против, чтобы горячая точка превратилась в притухшую, дабы иметь возможность снова поджечь фитиль, когда это понадобится. Путин будет добиваться сохранения полного влияния на мятежные территории. Но при этом хочет, чтобы Украина легализовала тамошнюю власть путем местных выборов под эгидой Киева, внедрения закона "об особенностях" и внесения соответствующих изменений в Конституцию, да еще взвалила на себя финансовое обеспечение де-факто неподконтрольного региона. А еще Москва желает, чтобы "особенности самоуправления" в "отдельных районах Донецкой и Луганской областей" (ОРДЛО) были как можно масштабнее, а денежное обеспечение ОРДЛО осуществлялось за счет защищенных статей украинского бюджета. Посему Путин готов демонстрировать формальное выполнение части МС. 

Он намерен следовать минскому плану настолько, насколько это позволит избавиться от бремени санкций, одновременно сохраняя свой контроль над ОРДЛО и продолжая политику разрушения Украины изнутри. Важная деталь: в отличие от остальных участников переговорного процесса, Кремль, в принципе, устраивает как продолжение "минского процесса", так и его срыв. Но при одном условии: Россия не должна выглядеть виновницей срыва. В этом случае о снятии санкций, скорее всего, придется забыть. На-сколько Москве удается подобная политика, поговорим ниже.

Читайте также: "Нормандская четверка" не подписывала никаких документов в Париже
 

Украина. В Киеве прекрасно осведомлены о намерениях прочих сторон. В Киеве прекрасно понимают, что полномасштабное выполнение Минских соглашений невозможно. По крайней мере, в обозримом будущем. Никто нам контроль над границей в ближайшем времени не отдаст. Петр Порошенко (что бы он ни говорил на публику) не верит в скорую реинтеграцию отторгнутых территорий, да, скорее всего, и не хочет этой реинтеграции. Его совсем не тешит перспектива бюджетного финансирования территорий, могущих де-юре вернуть себе статус украинских, но при этом остающихся де-факто неподконтрольными. Ему не нужны никакие местные выборы в ОРДЛО. Но еще меньше ему нужно возобновление активных боевых действий. Он вполне естественно боится продолжения полномасштабной войны точно так же, как боится потерять союзника в лице Запада. Оказывающего политическое заступничество, финансовую помощь и дипломатическую поддержку. Цена всего этого — продолжение участия в "переговорных играх". Как и Путина, Порошенко устроил бы развал минского процесса. Как и Путин, он заинтересован в том, чтобы переговоры сорвались не по его вине. Но возможностей для маневра у Киева меньше, чем у Москвы. Военные поражения под Иловайском, а затем и под Дебальцево, очевидно ослабили волю украинской стороны, предопределив согласие с условиями, которые с самого начала выглядели ловушками. Выбираться из них с каждым днем все труднее. Принцип "сейчас подпишем, потом — разрулим", которым Петр Алексеевич (насколько можно судить) достаточно часто пользовался, не срабатывает. 

Переговоры в Берлине, а затем и в Париже лишний раз это подтвердили. Ситуация для украинской стороны вовсе не безнадежная, но достаточно скверная, считает автор.

Рахманин также пишет об итогах Парижского саммита.

Первое. ПС подтвердил вывод, к которому пришли несколькими неделями ранее в Берлине, — продолжение минского переговорного процесса возможно. И возможно оно лишь в случае создания взаимоприемлемых условий для проведения местных выборов в ОРДЛО. 

Второе. ПС узаконил принятое в Берлине решение о том, что механизмом формирования этих условий должен стать специальный закон о выборах в ОРДЛО.А инструментом создания закона — пресловутый "план Мореля", о котором ZN.UA подробно писало две недели тому. (Громкие крики, что выборы на неконтролируемой территории обязательно пройдут по единому для всей Украины закону, в Киеве тут же смолкли). 

Третье. ПС одобрил обсуждавшуюся в Берлине возможность переноса срока выполнения Минских соглашений на следующий год (За несколько дней до того Петр Порошенко заявлял о категорическом неприятии подобного шага). 

Четвертое. ПС определил, что местные выборы в ОРДЛО должны пройти через 80 дней после принятия Радой специального закона.  

Пятое. ПС благословил режим дальнейшего отвода вооружений от линии разграничения, ранее разработанный и согласованный ТКГ. Подтвердив, что функции верификации возложены на ОБСЕ. 

Подробнее читайте в статье Сергея Рахманина Симулякр в свежем номере еженедельника "Зеркало недели. Украины".

Напомним, на состоявшейся 2 октября встрече в Париже лидеры четырех государств договорились о проведении выборы в "ДНР" и "ЛНР" по украинскому законодательству, а также о начале отвода легкого вооружения.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >