Кто поставит на Литвина? В прохождении в парламент третьего партнера заинтересованы и оранжевые, и красно-бело-голубые

21 сентября, 2007, 16:50 Распечатать Выпуск №35, 21 сентября-28 сентября

За неделю до выборов на политической карте Украины сложилась очень интересная конфигурация. Противоборство двух политических лагерей — оранжевого (БЮТ—«НУ—НС») и красно-бело-голубого (КПУ—ПР) закончилось логично...

За неделю до выборов на политической карте Украины сложилась очень интересная конфигурация. Противоборство двух политических лагерей — оранжевого (БЮТ—«НУ—НС») и красно-бело-голубого (КПУ—ПР) закончилось логично. То есть патом. Схемы действий в поствыборный период, которые рисовали в штабах ведущих политических сил, оказались безнадежно разрушенными. И расклад сил в парламенте (сейчас можно назвать с большой долей вероятности) требует срочного воплощения совсем других схем.

Но по порядку. Мы не имеем права приводить сегодня данные социологических опросов. Однако можем анализировать результаты исследований, в том числе обнародованных уже в запрещенный законом период на интернет-ресурсах, не являющихся СМИ, а потому не подпадающих под запрет. По данным исследований различных институтов, в том числе и таких авторитетных как Центр Разумкова, в Верховную Раду следующего созыва имеют шансы пройти пять партий и блоков: Партия регионов, Блок Юлии Тимошенко, Блок «Наша Украина — Народная самооборона», КПУ и Блок Владимира Литвина.

Этот момент является ключевым, поскольку такое представительство, по нашей информации, не совсем вписывалось в планы отдельных партий. В частности, как мог заметить читатель, мнение о том, что в парламент пройдут только три силы — ПР, БЮТ и «НУ—НС» — усиленно навязывалось членами Блока Юлии Тимошенко. Мотивы этого очевидны — при таком раскладе оранжевый лагерь имел бы несомненное преимущество над регионалами. Однако сегодня уже практически бесспорное прохождение в парламент коммунистов эту стройную схему ломает. И вот здесь начинается самое интересное. По оценкам тех социологических центров, которым мы имеем основания доверять, оба политических лагеря в парламенте будущего созыва получат примерно одинаковое количество мандатов. Рейтинги оранжевых и красно-бело-голубых настолько близки, что есть смысл говорить о преимуществе даже не в десятки голосов, а в единицы. Причем какая из сторон получит это преимущество — остается загадкой. «Пара Регионы—коммунисты и пара БЮТ—«НУ—НС» идут, что называется, ноздря в ноздрю. Разница между ними — в десятых долях процента, которую ни один соцопрос не покажет. Покажет только реальное голосование», — отметил, в частности, в одном из интервью президент Киевского международного института социологии Валерий Хмелько.

В этой ситуации любопытными выглядят шансы и позиция еще одной политической силы, которая, по данным социологов, проходит в парламент, — Блока Литвина. Сначала о шансах. В экспертной среде тема, способен ли блок набрать более 3% голосов, не актуальна. Обсуждается вопрос, сможет ли он эти голоса защитить. Сомнения понятны, если вспомнить не такую далекую историю. На прошлых выборах социологи тоже уверенно проводили политсилу спикера парламента IV созыва в ВР. Однако в итоге блок не добрал до барьера какие-то доли процента. Владимир Литвин заявил, что у его силы отобрали голоса как бело-голубые, так и оранжевые. Однако ничего, в итоге, так и не добился.

Сегодня в блоке всерьез опасаются повторения истории, а потому намерены сосредоточиться на контролировании подсчета голосов. По информации источников в штабе Блока Литвина, значительные средства были затрачены, в частности, на создание мощного юридического департамента, а также на подготовку наблюдателей. Более 25 тысяч депутатов местных советов от Народной партии закреплены за отдельными участками, по сути, покрывая представительством всю страну. Наконец, блок таки реализовал свою инициативу пересчета голосов, отданных на выборах-2006. Было сделано это не столько ради «восстановления справедливости», сколько в рамках программы обучения наблюдателей Блока в комиссиях и предостережения тем, кто может попытаться скорректировать результаты нового голосования: мол, правовые основания для пересчета есть; если выявим нарушения — будете отвечать по закону.

Однако наиболее интересно то, что ни юристы, ни тотальное наблюдение за подсчетом голосов на нынешних выборах Блоку Литвина могут попросту не понадобиться. Поскольку ситуация сложилась таким образом, что в прохождении Блока Литвина в парламент кровно заинтересованы все ведущие политические силы, а главное, бизнес, который за ними стоит.

Дело в том, что паритет сил, установившийся между оранжевыми и красно-бело-голубыми, несет в себе не только риски для политических сил, но и серьезную опасность для политической ситуации в стране в целом. Очевидно, что при таком раскладе проигравший лагерь (а проигрыш этот, напомним, будет измеряться в единицах мандатов) может иметь все возможности для дестабилизации обстановки а-ля «весна 2007 года» с целью ревизии результатов выборов. Если точнее, он будет иметь не в пример более значительные возможности для такой дестабилизации, поскольку легитимность «минимального большинства» будет поставлена под сомнение как значительной частью избирателей, так и частью мирового сообщества. Вероятность такого варианта развития событий вполне осознает большой бизнес, осознают его и в обоих лагерях. Как, кстати, и значительный риск по итогам выборов потерпеть обидное поражение.

В этой связи единственной возможностью гарантированно повернуть ситуацию в свою пользу и у оранжевых, и у красно-бело-голубых остается содействие прохождению в парламент и последующее привлечение на свою сторону Блока Литвина. По сути, обоим лагерям выгоднее заранее договориться с блоком и получить в его лице союзника в парламенте, нежели пытаться «откусить» у него голоса. Так как в первом случае к сумме голосов двух сил будет гарантированно добавлена сумма голосов Блока Литвина. С учетом пересчета голосов партий и блоков, которые не прошли в парламент, бонус победившей силы составит минимум 5—6%. А это уже верная победа над лагерем противника. Банальный же дерибан голосов отнюдь не обещает аналогичного результата, поскольку противоборствующая сторона, как показывает практика, обычно подключается к «процессу» наравне, что приводит к сравнительно одинаковому увеличению результатов.

Надо полагать, что, руководст­вуясь этими соображениями, мегасила, которая договорится с Блоком Литвина, не только воздержится от «откусывания» у Блока десятых долей процента голосов, но и постарается гарантировать его прохождение в парламент. При этом такая гарантия не потребует больших жертв, то есть «поддержки» блока собст­венными голосами. Для Литвина вполне достаточным будет «дружеский контроль» будущих партнеров за правильным подсчетом голосов, то есть задачей партнеров будет проследить, чтобы голоса у блока не отобрали оппоненты. Уже это гарантирует прохождение его в парламент. У нас нет информации относительно того, идут уже соответствующие переговоры или это будет сделано ближе к выборам. Тем не менее логика подсказывает, что как оранжевые, так и красно-бело-голубые кровно заинтересованы в ломке неприятного паритета. То есть в том, чтобы в парламент прошла еще одна сила и чтобы эта сила стала на их сторону.

В этом плане позиция Блока Литвина уникальна тем, что эта сила, по сути, до выборов уже получила «золотую акцию». На месте литвиновцев любой политик уже сегодня мог бы буквально требовать от потенциальных партнеров защиты результатов голосования за его политическую силу (как известно, Блока Литвина не было в составе утратившего свои полномочия парламента, потому его представительство в комиссиях, а следовательно, возможности контроля за честностью подсчета голосов меньше, чем у парламентских БЮТ, «НУ—НС», ПР и КПУ). Кроме того, новая парламентская сила, обладающая «золотой акцией», вполне может претендовать на самые высокие должности в будущей коалиции, включая должность спикера.

Другой вопрос, готовы ли пойти на это потенциальные партнеры. Ответ на него также очевиден: исходя из исторических прецедентов (формирования коалиции в парламенте прошлого созыва), очевидно, да. Можно предположить, что, научившись на собственном печальном опыте, будут готовы расстаться с креслом спикера ради создания коалиции и оранжевые, а не только регионалы. Поскольку в противном случае их ждет очередной проигрыш.

Впрочем, нельзя исключать еще один вариант развития событий, когда «акция» Литвина в Верховной Раде может оказаться «золотой». Этот вариант из конъюнктурных соображений сегодня мало кто из политиков озвучивает. Однако держат его в уме все без исключения серьезные политические игроки. Это — бескоалиционный парламент. Казалось, ситуация, в которой при наличии в Верховной Раде будущего созыва разнополюсных сил, стремящихся взять в руки всю полноту власти, коалиция может быть не создана, невозможна априори. Однако не все так просто. Достаточно вспомнить, что и в обоих лагерях были и остаются фракции «ястребов» и «голубей», исповедующих, соответственно, идеи «войны» или «мира» с политическими противниками. До сих пор влияние той или иной группы было весьма весомым. Так, «голуби» из «Нашей Украины» два года назад настояли на формировании оранжево-бело-голубого Кабмина, пусть через подписание Универсала. «Голуби» из Партии регионов сделали возможными выборы-2007. Уже сегодня эксперты серьезно говорят о тенденциях сближения одной из влиятельных групп в Партии регионов с не менее влиятельной группой в блоке «НУ—НС». Причем речь идет не о перспективах широкой коалиции, как можно было бы подумать. Ситуация может сложиться так, что нынешние выборы станут началом открытого «развода» групп влияния в мегапартиях: компромиссное сосуществование в рамках одной политструктуры окажется невозможным. Итогом может стать либо полный паралич парламента, либо его работа в рамках обоюдопризнанной латентной или явной фракционной раздробленности.

Очевидно, что полная дестабилизация работы Верховной Рады следующего созыва будет означать де-факто паралич всей государственной системы без какой-либо юридически обоснованной возможности повторной «перезагрузки» парламента. Согласно Конституции, следующие выборы народных депутатов можно будет проводить только через год, а потому парламентариям придется разрешать ситуацию текущим составом ВР. И выходом в этом случае может стать работа законодательного органа без создания коалиции. На самом деле этот, пока кажущийся фантастическим, вариант выгоден многим. Премьер Виктор Янукович останется премьером, правда, премьером, не имеющим «железобетонной» поддержки большинства. Президент Виктор Ющенко получит таким образом более сговорчивое правительство и возможность кулуарно влиять на решения парламента. «Фракции» внутри фракций избавятся от необходимости работать в роли статистов или, как говорится, кнопкодавов и расширят свое влияние на внутрипарламентские процессы.

При таком варианте развития событий шансы Блока Литвина получить спикерское кресло также весьма значительны. Во-первых, количество штыков в блоке будет достаточным для создания ситуативных конфигураций большинства — либо под президента, либо под премьера, возможно даже, под третью силу. Во-вторых, сама фигура Литвина как нейтрального политика, на спикерском кресле не будет вызывать, в отличие от других фигур, идиосинкразии у представителей самых разных парламентских сил. По сути, Литвин в этой ситуации может сыграть на своей равноудаленности от них всех.

Не имея, как уже говорилось, информации о том, ведет ли сегодня переговоры Литвин, а если ведет, то с кем, было решено попытаться «прозондировать почву», опросив самих политиков — депутатов парламента V созыва, а также изучив высказывания в СМИ по этому поводу самого Литвина. Конечно, тайн двора никто не раскрыл. Однако определенные представления об отношениях политиков к потенциальному партнерству с Литвином составить можно.

Прежде всего — сам Владимир Литвин
(
официальный сайт блока):

— Я не хотел бы вступать в коалицию, скажу откровенно, по тому принципу, который у нас формируется в Верховной Раде. Она у нас формируется на основе предательства. Пытаются формировать политику люди, которых я называю «власовцами» и «полицаями» от украинской политики, это сплошные перебежчики. А как формируют коалицию, я могу сказать — собрали, поделили должности. Оказалось мало, ввели дополнительную должность вице-премьера — оказалось мало, создали только в этом полугодии дополнительно шесть министерств — оказалось мало, ввели дополнительно 59 должностей заместителей министров. Оказалось мало. А что люди от этого получили? Поэтому я исхожу из того, что для нашей силы основой любого парламентского объединения есть перечень необходимых законодательных актов, которые нужно принять, — это оплата труда, себестоимость продукции, возвращение вкладов, фонд оплаты по детям, а, если брать политическую сферу, то это отмена выборов по партийным спискам и переход к избиранию депутатов в округах.

Борис Беспалый, «Наша Украина»
(ныне независимый депутат):

— Во-первых, я думаю, Литвин сам определится, какую из двух противоборствующих сил в парламенте ему поддержать. Думаю, решающим в определении Литвина может стать то, что ему смогут предложить потенциальные партнеры. Если он идет в коалицию с Партией регионов и коммунистами, то, очевидно, становится «вместо» Мороза главой Верховной Рады. В ситуации с оранжевой коалицией сложнее. Там Тимошенко будет претендовать на должность премьера. Если «НУ—НС» отдаст партнерам и должность спикера — в данном случае Литвину, — этого могут попросту не принять избиратели «НУ—НС». Все-таки эта сила наберет больше, чем Блок Литвина.

Почему Мороз перешел в коалицию Януковича? Он карьерист. И, как мне кажется, наиболее правильный ответ можно получить, применяя принцип «бритвы Оккама»: чем проще ответ, тем он более правильный. Дело в том, что, когда мы берем состав коалиции БЮТ—«НУ»—СПУ, Мороз там третий, потому он и не получил должность спикера. Но в коалиции ПР—СПУ—КПУ у него вторая позиция и соответствующий пост. И, поскольку в коалиции Партия регионов—КПУ—Блок Литвина лидерские позиции ПР не оспариваются, а показатели КПУ и Блока Литвина будут примерно сопоставимы, в этом составе Литвин, очевидно, получает кресло спикера. В составе же коалиции БЮТ—«НУ—НС»—Блок Литвина — последний явный аутсайдер. С этой точки зрения получить должность спикера ему будет сложнее.

Меня спрашивают: «Ну почему «НУ» не поступилась местом Морозу, была бы оранжевая коалиция, не было бы проблем». Я говорю: «Нужно уважать избирателей». Так же, как Тимошенко не могла и не должна была уступать кресло премьера «НУ», так и «НУ» не могла и не должна была уступать место Морозу. Я думаю, такой подход сохранится у этой силы и дальше. Это правильно и заслуживает уважения, но объективно усложняет формирование коалиции на основе БЮТ, «НУ—НС» и Блока Литвина.

Ну, и я бы не игнорировал тот факт, что Литвин — представитель традиционалистской власти. Он не революционер, как большинство представителей БЮТ и «НУ—НС». Он ближе по ментальности к Партии регионов все-таки. Если он будет оставаться самим собой, его место рядом с партией власти. Хотя могут быть разные комбинации, я их не исключаю.

Александр Ткаченко, КПУ

— Я не руководитель фракции, я один из членов президиума, поэтому не могу сказать от имени всей партии, готовы ли мы вступать в коалицию с Литвином, если такая необходимость появится. Придет время — будем советоваться. Но мое личное мнение — к Литвину можно хорошо относиться. Нормальный человек Литвин. К Витренко тоже, кстати. Они говорят то, что знают и что люди хотят слышать.

Что касается спикерских амбиций Литвина, то я бы не спешил об этом говорить. Все будет определяться после выборов. Я считаю, что сегодня на должности спикера парламента нужен опытный государственный деятель. Если мы сформируем правящую коалицию, то думаю, что такого спикера мы найдем и в своей партии. У нас достаточно опытных, проверенных людей.

Тарас Чорновил, Партия регионов:

— Я слышал версию, что оранжевые придумали проект Литвина, чтобы получить большинство в парламенте. Потому что только у БЮТ с «НУ—НС» большинства никогда не будет. Но я скажу, что Литвин сам себе на уме. Балога, принявший к исполнению поручение президента по протягиванию Блока Литвина в Верховную Раду, думаю, тоже будет удивлен неподконтрольностью этой силы. Насколько мне известно, на Банковой долго спорили, кто будет финансировать Блок Литвина, кто возьмет его под патронат. Шла речь об ИСД, о других структурах. Насколько мне известно, все это развалилось, потому что Литвин захотел себе 90% мест, а давали 30%. Потом, вроде, выходили на Порошенко. В общем, я не интересовался подробностями, чем все это закончилось, кто финансирует блок. Но могу повторить, что курирование этого блока со стороны секретариата президента вовсе не означает, что, придя в парламент, Литвин возьмет под козырек и будет делать все, что ему скажут. У него свои амбиции и свои планы.

Что касается возможности блокирования нашей силы с Блоком Литвина, то у нас нет серьезных проблем с командой, которая идет с Литвином, но есть проблемы с ее амбициями. Это довольно амбициозная команда. Но в политике, к сожалению, это нередкое явление. Впрочем, там не в команде даже дело, а в том, насколько жесткие обязательства имеют политики из Блока Литвина перед спонсорами. Как когда-то Кучма говорил, «насколько кровью они подписаны».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно