Дипломатический мундир бизнесмена

16 октября, 2009, 16:42 Распечатать

Назначение Верховной Радой Петра Порошенко министром иностранных дел за три дня до начала девятого совещания руководителей заграничных дипломатических представительств оказалось совпадением...

Назначение Верховной Радой Петра Порошенко министром иностранных дел за три дня до начала девятого совещания руководителей заграничных дипломатических представительств оказалось совпадением. Причем очень удачным. Конечно же, большинство депутатов ни сном ни духом не ведали о предстоящем совещании, проголосовав за назначение политика только в силу достигнутых договоренностей между патронами их фракций и межфракционных групп, заинтересованных в появлении лояльного члена правительства. Но, взяв в прошедшую пятницу парламентскую планку в 240 голосов, Петр Порошенко получил редкую для новоназначенного министра возможность в первые же дни увидеть всех украинских послов, пообщаться со многими из них, из их уст услышать о тонкостях дипломатической работы и лично определить приоритеты деятельности. В свою очередь назначение министра оживило формальное мероприятие, участие в котором проигнорировали и премьер-министр, и руководители министерств.

Активность нового главы МИДа еще до официального представления президентом (уже в понедельник он встретился с более чем двадцатью участниками совещания), расположила к себе многих. Импонировало и то, что еще до своего назначения Порошенко выяснял у экспертов, чего ждут от нового министра иностранных дел. Значительное число дипломатов, уставших от более чем полугодового отсутствия полноценного главы внешнеполитического ведомства, радовалось уже и тому, что появился министр. Который, как они надеются, будет выполнять свои обязанности до инаугурации следующего президента. А может быть, и дольше, несмотря на существующий риск переформатирования парламентской коалиции и отставки правительства.

Вслед за удивлением от неожиданно продуктивного голосования Верховной Рады по кандидатуре Порошенко на Михайловской быстро наступило настороженное ожидание первых шагов министра иностранных дел. Его выступление перед дипломатами сразу же после представления президентом особой ясности в дело не внесло, поскольку, в общем-то, касалось традиционных направлений украинской внешней политики. Впрочем, в отличие от предшественников, новый глава внешнеполитического ведомства о НАТО не сказал ни слова. Как не была упомянута и тема Голодомора. Зато была особо отмечена необходимость усиления информационной работы МИДа: по мнению Порошенко, наша страна проигрывает развязанную против нее информационную войну.

Но в МИДе (да и не только на Михайловской) пытаются понять, насколько этот политик будет эффективен как переговорщик, менеджер, хозяйственник. Насколько с ним будет комфортно работать и как министр будет защищать украинские национальные интересы. Ведь он ни дня не был на дипломатической службе, наиболее тесно соприкоснувшись с ней лишь в
2005-м, когда занимал должность секретаря СНБОУ.

И что с того, что, в отличие от одного из своих предшественников, также пришедшего со стороны Арсения Яценюка, 44-летний Петр Порошенко имеет дипломатическое образование экономиста-международника? Ведь с момента окончания КИМО прошло уже двадцать лет. А новому министру иностранных дел нужно время, чтобы разобраться как в текущих мидовских делах, так и с планами на будущее. Шефу дипломатической службы предстоит с первых же дней работать в трудных условиях начала избирательной кампании, когда, к тому же, Киев имеет весьма напряженные отношения с Москвой, а традиционный союзник — Вашингтон — переосмысливает свою восточноевропейскую политику. В этой ситуации непосвященному в нюансы дипломатии очень легко допустить ляпы, способные навредить интересам государства.

Задачи, поставленные президентом главе внешнеполитического ведомства, легкими никак не назовешь. Их выполнение потребует от Порошенко недюжинного дипломатического таланта. Например, для решения вопроса демаркации украинско-российской границы и ее делимитации в Керченском проливе, а также подготовки плана работы с Румынией. Но первоочередных поручений, по информации «ЗН», Порошенко получил три. Во-первых, до конца недели встретиться со своим белорусским коллегой и наконец-то решить вопрос ратификации Минского украинско-белорусского договора о госгранице. Во-вторых, Украина должна до конца года завершить процесс демаркации границы с Молдовой. В-третьих, до конца года должно быть подписано соглашение об ассоциации Украина—ЕС и достигнут прогресс на переговорах по безвизовому режиму с Евросоюзом.

Если учесть все нюансы наших переговоров с белорусами и молдаванами, то поручение до конца года юридически оформить границу с Беларусью и Молдовой выглядит, говоря очень мягко, нереалистично. Ведь для его выполнения Киеву «только» и необходимо найти в условиях экономического кризиса 50—130 млн. долл. (!) и заплатить их Минску, ну а Кишинев должен внезапно проявить политическую волю и согласиться на демаркацию приднестровского участка украинско-молдовской границы. Слабо верится, что даже Порошенко сумеет убедить Юлию Тимошенко расстаться с такой суммой денег ради договора с Беларусью, если средств в стране порой не хватает на самое необходимое. И столь же маловероятно, что молдовские власти пойдут навстречу пожеланиям Киева: в Кишиневе сейчас достаточно своих внутренних проблем. А вот задание подписать до конца года политическую часть соглашения об ассоциации выглядит не просто абсурдной — услышав поставленную президентом задачу, дипломаты назвали ее чудовищной. И вот почему.

Дело не только в том, что Евросоюз против того, чтобы подписывать отдельные части соглашения: там считают, что документ должен быть цельным. И эту позицию подтвердила поездка Андрея Гончарука по странам Европейского Союза. Главное — идея президента попросту может перечеркнуть планы украинской дипломатии зафиксировать в документе хоть какое-то упоминание о намерениях Украины стать в будущем членом Евросоюза! И если новый министр иностранных дел рьяно бросится выполнять поручение своего патрона, то евросоюзовские чиновники не упустят возможности использовать проявляемую украинской делегацией спешку и забить гол в наши ворота. В результате Киев сдаст с таким трудом ранее отвоеванные позиции на переговорах с Брюсселем по новому соглашению.

Эти негативные последствия даже нельзя компенсировать каким-то внутриполитическим эффектом. Новость о подписании еще в этом году политической части соглашения об ассоциации Украина—ЕС привлечет внимание украинских избирателей ровно настолько, сколько будет длиться телевизионный сюжет, и существенно не прибавит голосов кандидату в президенты. Этот документ ничего не говорит сердцу среднестатистического украинца, который зачастую путает ЕС с СЕ. Ведь это же не безвизовый режим с Евросоюзом, суть которого понятна и без особых разъяснений.

Трудно судить, насколько новый министр будет настойчив в выполнении этого поручения президента. Впрочем, есть все основания прогнозировать, что глава внешнеполитического ведомства будет чувствовать себя достаточно независимо в своем кресле на Михайловской площади. И с приходом в МИД политического тяжеловеса Порошенко почему-то возникает уверенность, что украинские дипломаты все же будут присутствовать на переговорах, которые проводит премьер-министр. По разным причинам сегодня и Виктор Ющенко, и Юлия Тимошенко нуждаются в Порошенко. Не случайно фигуру нового министра рассматривают как коммуникативный мостик между президентом и премьер-министром. И даже оппозиция должна учитывать политический (и не только) вес главы дипломатической службы.

Виктору Ющенко нужен лояльный министр иностранных дел, который будет влиятельным членом правительства и одновременно сможет эффективно работать на внешнеполитическом направлении: отсутствие министра иностранных дел президент ощущал во время каждой своей зарубежной поездки. Насколько В.Ющенко был заинтересован в быстром прохождении кандидатуры Порошенко, иллюстрирует уже то, что он обратился к Верховной Раде с просьбой рассмотреть его представление о назначении главы МИДа в соответствии с регламентом в пятидневный срок. Помнится, когда весной президент подавал представление на назначение министром иностранных дел Олега Шамшура, подобную настойчивость он не проявлял.

В свою очередь и Юлии Тимошенко сегодня важно иметь союзником политика, владеющего таким мощным информационным ресурсом как «5 канал» и имеющего влияние на часть депутатского корпуса. (Симптоматично выглядит и прозвучавшее на днях обещание премьер-министра рассмотреть возможность выделения кредита под госгарантии ЛуАЗу, входящего в бизнес-группу Петра Порошенко. Да и среди главных претендентов на получение госзаказа на приобретение 750 автобусов в рамках реализации программы «Школьный автобус» числится корпорация «Богдан».) К тому же Юлия Тимошенко вынуждена учитывать и необходимость заполнения вакантных кресел в правительстве: это должно гарантировать дальнейшее наличие кворума для принятия решений Кабмином. И уж лучше это будет лояльный Петр Порошенко, чем кто-то другой. Пусть даже и за счет сокращения влияния ее «личного министра иностранных дел» — вице-премьера Григория Немыри.

Все это в значительной мере развязывает министру руки и одновременно усиливает позиции внешнеполитического ведомства. Судя по всему, в будущем не удастся избежать конфликта между Порошенко и Немырей. Но отношения между министром и главой правительства, некогда непримиримыми противниками, а теперь ситуативными союзниками, дают дипломатам надежду на «сладкую» жизнь. И МИД сможет наконец получить достойное финансирование на 2010 год плюс какие-то дополнительные финансовые вливания в оставшиеся месяцы. Во всяком случае, в своем заключительном выступлении на совещании руководителей заграничных дипломатических представительств Петр Порошенко, сославшись на разговор с премьер-министром, пообещал послам, что министерство получит дополнительно 150 млн. гривен. А то ведь о бедственном положении украинских посольств, когда не хватает средств на оплату телефонной связи, бензина, канцелярских принадлежностей, узнал из СМИ даже спикер парламента Владимир Литвин.

Итак, президент ждет от Порошенко выполнения поставленных перед ним задач. Премьер-министр — лояльности и доступа к телеэфиру. А дипломаты — увеличения финансирования ведомства. Для Порошенко же должность министра иностранных дел — не только возможность вернуться в большую политику, но и, используя возможности главы внешнеполитического ведомства, обзавестись полезными связями. На будущее.

По словам работавших с Петром Порошенко людей, он может стать эффективным министром иностранных дел. И симпатики Порошенко, и его оппоненты в числе его сильных сторон отмечают интеллектуальный потенциал, хорошую память, готовность к восприятию и генерированию новых идей, умение быстро разобраться в проблеме, энергичность, колоссальную работоспособность и нацеленность на результат. В отличие от самонадеянного Арсения Яценюка, который прерывал собеседника, не дав тому закончить фразу, Петр Порошенко умеет слушать и прислушиваться к мнению специалистов. А фразу, которую обронил Порошенко во время своего выступления перед дипломатами — «каждый день должен быть эффективным», — можно считать его кредо.

Но знающие его люди отмечают при этом отсутствие у вновь назначенного высокого чиновника организации труда и невнимание к своим сотрудникам. Дипломаты еще с ностальгией будут вспоминать времена Бориса Ивановича, когда они сидели в своих кабинетах до позднего вечера, потому как теперь они будут работать если не круглосуточно, то уж точно до утра, внезапно получая от своего шефа задания, которые нужно выполнить на вчера.

В бытность работы Порошенко секретарем СНБОУ было замечено, что он не слишком много времени уделял госслужбе, и сотрудникам аппарата крайне сложно было попасть к нему на прием для решения текущих рабочих вопросов. «Он бизнесмен — есть, был и будет», — приходилось слышать не раз. Именно в бизнес-деятельности Порошенко таятся самые опасные рифы его назначения министром иностранных дел. Ведь он имеет свой бизнес не только в Украине. Его деловые интересы значительно шире, распространяются и на Россию, и на Молдову — страны, с которыми у Киева совсем не простые отношения. В прошлом это на себе почувствовал и сам Порошенко, будучи одно время невъездным в Российскую Федерацию. Кто-то верит, что Москва и Кишинев сумеют удержаться от соблазна использовать бизнес-рычаги для давления на украинского министра иностранных дел? Открытым остается и вопрос о том, сумеет ли сам Порошенко удержаться от искушения использовать ресурсы дипломатической службы для улаживания своих бизнес-задач…

С приходом нового министра вновь всплыла тема экономизации внешней политики и оптимизации работы министерства. Об этом говорили и послы на своих тематических заседаниях, и глава ведомства. Реформы в МИДе давно назрели — кадровые, финансовые, структурные. Но даже экономический кризис в Украине не стал катализатором оптимизации: в министерстве до сих пор нет концепции ее проведения. На Михайловской лишь затянули потуже пояса. Но никак не могут принять решение о закрытии посольств и консульств в странах, экономические и политические контакты с которыми у Киева на низком уровне. Или хотя бы значительно сократить дипломатический персонал. Ведь там, где зачастую нужен только один консульский работник, работает иногда целое посольство, в штат которого входят не только дипломаты, но и бухгалтера, завхозы, водители. К тому же закрытие посольства — это всегда демонстративный политический акт. Возможно, Порошенко как финансист сможет совместить экономическую необходимость и политическую целесообразность.

Пока принято решения понизить только посольства в Анголе и Эфиопии и консульство в Рио-де-Жанейро до статуса дипломатической точки. А ведь сколько еще осталось диппредставительств, закрытие которых не заметили бы ни предприниматели, ни политики. Ведь как бизнесмен Порошенко должен хорошо знать, что не дипломаты тянут бизнес, а бизнес должен тянуть за собой дипломатов. Да только захочет ли Петр Порошенко проводить такие непопулярные меры, которые настроят против него многих представителей дипломатической службы?

Но вот где действительно произойдут изменения, так это в информационной работе МИДа. Во всяком случае, не случайно на этой теме особо акцентировалось внимание министра во время его первого выступления перед дипломатами. Здесь у Порошенко куда больше возможностей и меньше зависимости от госбюджета, чем у его предшественников. Он может использовать ресурс не только информационного департамента внешнеполитического ведомства, но и возможности «5 канала». Однако реализация информационной политики государства — дело не только МИДа. Чтобы она была эффективной, требуется слаженная работа всего государственного аппарата.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно