Был завод, и нет его

29 мая, 2009, 14:45 Распечатать

За два последних года Севастопольский морской завод из участника мирового судостроения превратился в разгромленную закрытую зону...

За два последних года Севастопольский морской завод из участника мирового судостроения превратился в разгромленную закрытую зону. Реальные причины падения завода, ровесника города — ему более 225 лет, общественности не известны, несмотря на громкие заявления городских властей и забастовки рабочих. Поиском ответов на эти вопросы и стало расследование, которое мы провели совместно с журналистами норвежского издания Norwatch.

Жизнь после СССР

За последние 20 лет Севастопольский морской завод им. Орджоникидзе уже второй раз оказался на грани гибели. В 1990-е годы все было ясно: нет страны, нет заказов, нет прежнего завода. Поскольку судостроение сопровождается множеством попутных производств, завод по этому принципу разделили на большие и маленькие фирмы, которые, как могли, выживали самостоятельно. В конце 1990-х началась приватизация Севастопольского морского завода. Тогда на аукционах за имущественные сертификаты и денежные средства (без инвестиционных обязательств) было продано 74% акций предприятия. Долгое время контрольный пакет акций принадлежал Украинскому инвестиционному фонду (UGF), который передал его в управление фирме «Сигма-Фонд». В состав ОАО входило 15 предприятий, и одним из самых успешных было ООО «Севморверфь». Оно строило плавкраны для украинских и российских заказчиков, воздухоочистительные установки для «Газпрома».

Компания L.I.T.A.T. Holding Co. Limited ливанского бизнесмена Рафика Дау, купившего в 2003 году часть акций Севастопольского морского завода им. Орджоникидзе, к 2006 году становится владельцем 60,5% ценных бумаг предприятия. Р.Дау возглавил наблюдательный совета Севморзавода и выработал стратегию его развития. Предприятие работало настолько успешно, что за год уменьшило накопившиеся за десятилетие убытки вдвое. В мае того же года налаживание связей с мировым судостроением ознаменовалось заключением с норвежской компанией FMV перспективных контрактов на постройку корпусов трех судов. Причем норвежская сторона согласилась оплачивать 25% выполненных работ на каждом корпусе и инвестировать в развитие завода миллион гривен.

Часть акций предприятия по-прежнему принадлежали работникам завода, а 26% Фонд госимущества Украины несколько лет безуспешно пытался продать на конкурсе по стартовой цене 12,5 млн. грн. Портфельные инвесторы не хотели брать на себя обязательства (начиная с погашения целевого кредита и заканчивая реконструкцией и внедрением прогрессивных технологий), а стратегических инвесторов блокирующий пакет не интересовал.

Однако осенью 2006 года Фонд госимущества вдруг решил реализовать акции завода на фондовой бирже. «Почему?» — спросила я тогда председателя Фонда госимущества Валентину Семенюк. Ответ обескуражил своей логикой: «Потому что остальная часть уже была приватизирована». На мой вопрос, на каких условиях государство продало свой пакет, госпожа Семенюк ответила — без обязательств. «Инвестиционные обязательства прописываются, только если продается пакет более половины акций. Если продается 26% предприятия, то условия конкурса-продажи уже прописать нельзя. Закон о приватизации не менялся с 2000 года, и мои попытки одиннадцать раз принять закон о «золотой» акции не прошли, даже когда социалисты были в коалиции с Партией регионов, потому что президент сразу ветировал этот законопроект. Оставив за собой одну акцию предприятия, государство имело бы полное право его контролировать. Сегодня влиять можно только через невыплаты заработной платы. Если рабочим не выплачивают зарплату, они имеют право подать на предприятие в суд, обанкротить его и вернуть долги через решение суда. Другого способа нет», — объяснила она.

Так государство отказалось от собственности, бросив рабочих на произвол судьбы. За сутки заявленная цена акций, которые невозможно было продать в течение двух лет, выросла в 48 раз и не досталась стратегическому инвестору, которому в то время принадлежал 61% акций ОАО. В ответ ливанский бизнесмен Р.Дау скоропалительно продал свой бизнес и покинул Украину. Таким образом, в 2007 году контроль над ОАО «Севастопольский морской завод им. Орджоникидзе» перешел к двум компаниям, связанным с группой «Энергетический стандарт» Константина Григоришина — кипрской Malter Enterprises (31,9% акций) и киевским ООО «КУА «Сварог Эссет Менеджмент» ПЗНВИФ (две структуры владеют в сумме 27,7% акций). Еще 29,3% акций достались компании Vernon Holdings Ltd. (Британские Виргинские острова), которую связывают с «Укрпроминвестом». Остальные акции принадлежат бывшим и нынешним работникам завода.

Новейшая история или новая стратегия

Вот тут и началась новая история предприятия, приведшая его к гибели. На заводе поменялась администрация, которая в свою очередь сменила всех руководителей дочерних предприятий. В мае ушел и гендиректор, поскольку ставилась задача: не заказ выполнить как можно скорее, «а закрыть за три месяца Севморверфь». По словам Хьюго Странда, менеджера FMV, «люди, с которыми мы подписывали контракт, и люди, которые в итоге строили суда, это совсем разные люди. Имело место несоответствие условиям, обещанным и оговоренным в контракте. После смены владельцев с завода стали уходить опытные специалисты. Случалось даже, что данное накануне задание на следующий день некому было выполнять. Однако большинство проблем было вызвано слабым управлением проектом внутри завода».

Не в силах вовремя выполнить один норвежский заказ, Севморзавод взялся за другой, поскольку появилась перспектива получить предоплату по контракту. Иностранная компания расценила это как нарушение деловой этики и норм бизнеса и заморозила следующий контракт. На словах же, говорят норвежцы, новые собственники заверяли заказчиков в намерении выполнить прежние обязательства и обещали новые инвестиции заводу в размере 5 млн. евро. Однако на практике в производство деньги не вкладывались, в неделю увольнялись по два десятка человек. Причина одна: невыплата или задержка заработной платы.

Многие вопросы, в том числе и гарантии оплаты труда и реформирование, прописываются в коллективном договоре между профсоюзом и администрацией завода. Он заключается ежегодно. Последний коллективный договор на СМЗ был заключен в 2005 году и с тех пор не перезаключался. Это позволило администрации СМЗ в ходе реорганизации завода — в нарушение трудового законодательства — провести в ноябре 2007 года процедуру перехода личного состава из ООО «Севморверфь» в ОАО «СМЗ» через увольнение. В результате рабочие потеряли треть заработной платы в месяц, хотя их заверяли в обратном.

Главной заботой исполнительной дирекции завода стала его реорганизация — соединение всех предприятий в одну структуру и сосредоточение ее в одних руках. Причем любыми путями. Например, директора ООО «Инкермебель» обязали повысить цены на продукцию вдвое, а через несколько месяцев, когда возник застой в продажах, фирму закрыли как нерентабельную. По словам специалиста маркетинговой службы Севморзавода, им предлагались заведомо невыгодные условия при размещении заказов, и в результате договора срывались. Администрация же объясняла отсутствие заказов мировым финансовым кризисом. За год убытки ОАО «Севморзавод» увеличились почти в пять раз и в конце прошлого года составили 34, 8 млн. грн. Кредиторская задолженность возросла почти вдвое — до 92,5 млн. грн, а дебиторская увеличилась на 16 млн. грн. При этом численность работающих сократилась вдвое, а задолженность по заработной плате на конец года составила около 3 млн. грн.

Последнее особенно волновало городские власти, которые периодически вызывали директора ОАО «Севморзавод» на заседания антикризисного комитета при СГГА, но в ответ слышали от него: «Я передам ваши пожелания собственникам». Обращался к собственникам и профсоюз судостроителей Украины. Но ситуация не изменилась. И в декабре завод остановил выполнение последнего иностранного заказа — строительство уже на четверть готового корпуса судна.

Можно было бы поверить в версию дирекции ОАО «Севморзавод», однако по другую сторону той же Севастопольской бухты, где он расположен, работает другое предприятие — Морской индустриальный комплекс (МИК). Здесь тоже в 2007 году сменились собственники, но дела у предприятия по сравнению с Севморзаводом идут с точностью до наоборот: в прошлом году здесь отремонтировали около 20 судов, и доход составил более 57 млн. грн. «Могу сказать, что МИК сегодня и МИК несколько лет назад — совершенно разные предприятия, — говорит генеральный директор Сергей Посохов. — Тогда мы больше были похожи на судоремонтную мастерскую, а сейчас мы — серьезное судоремонтное предприятие».

Конкуренцию МИКу составляют только Ильичевский судоремонтный завод и Керченский завод «Залив». Кстати, последний еще несколько лет назад тоже был скорее мертв, чем жив. Все изменилось, когда в 2005 г. Константин Жеваго выкупил завод у Давида Жвании. На предприятие вернули директора, проработавшего здесь около 30 лет, открыли училище по подготовке кадров, заключили контракты с успешной норвежской компанией «Ульстайн».

Хроника ускоренного падения

В конце января этого года городской совет профсоюзов «на основании обращений работников предприятия» попросил прокурора города «провести проверку» и «принять меры по устранению нарушений действующего законодательства о труде». Не видя результата, рабочие сами обратились в прокуратуру. В письме прокурору Нахимовского района В.Котику они писали: «Когда мы вышли на работу в январе, нам объявили, что завод переходит в режим простоя с выплатой двух третей зарплаты; недовольным предложили уйти в отпуск за свой счет или уволиться. Находясь в холодных помещениях без работы с восьми утра до пяти вечера, мы подвергаемся проверкам на предмет нахождения на рабочем месте. Питьевой водой обеспечивают не всех, туалеты не работают (техническая вода не подается), столовая не работает».

По словам В.Котика, все факты подтвердились. В ходе проверки было установлено, что предприятие исправно платит налоги и по кредитам, что движение по счету Севморзавода в феврале-марте составило 13 млн. грн., тогда как задолженность по зарплате на тот момент — около 3 млн. грн. Было возбуждено уголовное дело в отношении исполняющего обязанности гендиректора завода. Однако, по мнению прокурора, дело вряд ли дойдет до суда. Дескать, если готовить дело для суда, то нужно допрашивать всех 800 пострадавших работников завода, а следствие должно уложиться в два месяца. «Пока я жду, что он погасит задолженность. Это обычная практика, хотя наказание по этой статье предусматривает штраф от 1700 до 5100 грн. и запрет занимать аналогичные должности», — говорил в марте В.Котик.

В это время рабочие митинговали, требуя встречи с руководством завода и выплаты заработной платы. Плакат, на котором было написано «Нет — уничтожению завода!», растянули на проходной, преградив путь на работу одному из директоров завода. На протесты коллектива руководство ответило приказом, в соответствии с которым рабочим отныне было запрещено… ходить на работу! Рекомендовалось приходить на завод по понедельникам, чтобы отметиться в журнале. На территории предприятия отныне могла находиться лишь малочисленная дежурная служба. Нет рабочих — нет проблемы.

К моменту проведения собрания акционеров 21 апреля многие цеха пришли в запустение: все, что можно было порезать или вывезти, бесследно исчезло. На металлолом пошла даже кузница. На инкерманской площадке рабочие не раз видели, как неизвестные заезжали на территорию завода и резали на металлолом детали недостроенного плавкрана…

Зачем разваливают завод?

«В одиночку эту проблему ни администрации, ни профсоюзам, ни трудовому коллективу предприятия не решить, — считает председатель Севастопольской городской госадминистрации Сергей Куницын. — Севморзавод надо спасать всем вместе. Я лично уже сделал несколько заявлений. Мы также отослали письма владельцам предприятия. Они в Москве. Мы просим: приезжайте, давайте решать проблему. Если не Григоришин, то хоть кто-нибудь. Ведь директор здесь на месте эти вопросы не решит. Но, судя по подходу, владельцы не хотят сохранить предприятие».

Громкими заявлениями и обращениями ограничились и депутаты городского совета на апрельской сессии, и то только после акции протеста рабочих у стен горсовета. На все воззвания г-н Григоришин не отреагировал. По крайней мере, публично. Нам, кстати, тоже пока не удалось с ним связаться.

Все ждали, что ситуацию прояснит ежегодное собрание акционеров, намеченное на 21 апреля. Оно действительно стало знаменательным. Во-первых, отвечая на вопросы рабочих-акционеров, вновь назначенный гендиректор завода, по сути, обозначил ликвидацию предприятия. Он заявил: либо рабочие увольняются «по согласованию сторон», либо через два месяца простоя они будут уволены по сокращению. Это людей просто обескуражило. Откуда им было знать, что, согласно трудовому законодательству, дирекция не вправе проводить массовые увольнения. Как утверждает юрист по корпоративному праву Елена Василенко, дирекция должна разработать план мероприятий по увольнению персонала и погашению задолженности по заработной плате, согласовать его с профсоюзным комитетом завода, с отраслевым профсоюзом, подать его в профильное министерство, которое в свою очередь должно подготовить по этому вопросу постановление Кабинета министров. И только после этого можно предпринимать какие-либо действия по отношению к коллективу и социальной сфере, находящейся в собственности акционеров завода.

Продажа базы отдыха Севморзавода в крымском поселке Береговое стала последним фактом, подтверждающим последовательность политики новых собственников: земля — прежде всего. В 2007 году на собрании акционеров нового состава приняли решение о продаже базы отдыха. В апреле 2009 года на собрании акционеров без согласования с профсоюзом, то есть вопреки законодательству, был утвержден протокол продажи базы отдыха завода ООО «Компания по управлению активами «Глобус Эссет менеджмент» в интересах четырех инвестиционных фондов, находящихся в ее управлении, за 50 млн. грн. Большинство акционеров так и не поняли, за что им предлагали проголосовать. Из зала слышалось: «А теперь объясните это по-человечески». Но тут же рабочие тешились: может, хоть после этого долги по зарплате погасят? Откуда им было знать, что владельцы крупных пакетов акций продали базу отдыха, по сути, самим себе, ведь «Глобус Эссет менеджмент» также входит в группу компаний «Энергетический стандарт», подконтрольную К.Григоришину.

Надо сказать, что смену собственников Севморзавода весьма неоднозначно комментировали в Ассоциации судостроителей Украины. Вице-президент ассоциации Виктор Лисицкий тогда утверждал: Севморзавод загружен заказами вплоть до 2010 года, и тут же отмечал, что судостроение — «очень специфический бизнес, и вряд ли г-на Григоришина ожидают в нем большие успехи, поскольку опыта работы в отрасли у него нет». Бывшие топ-менеджеры Севморзавода сегодня выдвигают свою версию: дескать, если и считать новых собственников стратегическими инвесторами, то только в другой сфере. Контроль над земельными участ­ками в Севастополе стоит расценивать как стратегический задел, который можно будет реализовать сполна после ухода из города Черноморского флота РФ в 2017 году. Ведь завод в общей сложности занимает территорию в 50 гектаров и расположен в самом центре города.

От редакции: публикуя статью известной севастопольской журналистки Татьяны Рихтун, мы готовы также предоставить Константину Григоришину возможность воспользоваться его правом на ответ. Если у него возникнет такое желание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно