ЖИЗНЬ ПОД КОЛПАКОМ ОЖИДАЕТ УКРАИНЦЕВ В СЛУЧАЕ ПОЯВЛЕНИЯ ФИНАНСОВОЙ РАЗВЕДКИ

7 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Скоро и у нас тетя Ася появится. Своя, доморощенная. И займется тетя Ася не отбеливанием белья, как ...

Скоро и у нас тетя Ася появится. Своя, доморощенная. И займется тетя Ася не отбеливанием белья, как демонстрируется в известном рекламном ролике, а, скорее всего, наоборот — будет призвана под видом борьбы с международным терроризмом отслеживать левые доходы, не допуская их отмывания. Называть-то нашу тетю, знающую все и обо всех, будут совсем по-другому. Что-то вроде тетя НАФБ. Или — Национальное агентство финансовой безопасности при Кабинете министров.

Надо сказать, власть уже давно носилась с идеей создания новой спецслужбы — финансовой разведки. Всезнающего органа, куда бы стекалась информация практически обо всех сделках, заключаемых на всех рынках, и в первую очередь в банковской сфере, на рынке ценных бумаг, на рынке недвижимости.

Конечно, финансовые разведки существуют во многих странах мира. Это нормальная практика. Однако к случаям внедрения такого рода структур в Украине множество людей традиционно относятся с подозрением. Аргументация стандартна: в Украине нет стабильного законодательства и устоявшейся правовой культуры. Поэтому создание такого органа может привести не к усилению позиций государства, а к возникновению нового криминального бизнеса.

Например, такой информацией можно торговать или использовать для решения политических задач. Соблазн воспользоваться таким мощным оружием, как разведка, будет очень велик. Да и отрицательных примеров, когда милицию или прокуратуру используют и для экономических «разборок», и для политического давления на неугодных, предостаточно.

Не говоря уже о том, что во всей правоохранительной системе — СБУ, МВД, Генеральной прокуратуре, налоговой администрации с налоговой милицией — везде имеются отдельные подразделения, которые должны (и закон предоставляет такое право) бороться с преступлениями, которые спокойно можно отнести к категории «отмывание» денег. И привлекать виновных по ст. 209 Уголовного кодекса.

Неудивительно, что администрации Президента было на первых порах достаточно сложно протащить через Верховную Раду скороспелый законопроект «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем». Оттого и лежал проект больше года в парламенте без малейшего движения. Правда, Президент пытался простимулировать депутатов, издавая указы о создании дополнительных подразделений в составе налоговой полиции, увеличивая их полномочия. Но безуспешно.

О срочной необходимости создания финансовой разведки заговорили совсем недавно. Под воздействием внешних факторов. В сентябре последовали выводы Международной организации по борьбе с отмыванием денег (FATF). Эта организация сначала внесла Украину в список стран, причастных к отмыванию денег, а чуть позже в очередной раз заявила, что Украина не имеет эффективных механизмов борьбы с отмыванием криминальных капиталов. Однако последней каплей, заставившей украинскую власть шевелиться, стали сентябрьские теракты в США, после которых весь западный мир встал на борьбу с терроризмом, в том числе путем недопущения легализации сомнительных капиталов. Спустя месяц Президент Кучма собирает совещание, посвященное борьбе с отмыванием денег, а в Верховной Раде вспоминают о соответствующем правительственном законопроекте.

Однако правительственный вариант проекта закона депутаты отвергают. Их сердцу милее альтернативный, подготовленный коллегами из комитета по борьбе с организованной преступностью, поскольку в нем (в отличие от правительственного) выписана процедура назначения и увольнения руководителя Национального агентства финансовой безопасности. Его-то и принимают в первом чтении.

Кстати, процедура назначения директора НАФБ незамысловата: он назначается Президентом по представлению премьер-министра и согласованию с комитетом Верховной Рады по борьбе с организованной преступностью. Увольняет директора Президент с согласия парламента, и депутаты также могут выразить свое недоверие директору, что влечет его отставку.

Однако в остальном все отрицательные моменты «скороспелого» правительственного проекта едва не в полном объеме перекочевали в депутатский.

Во-первых, проект закона, одобренный в первом чтении, устанавливает достаточно низкую планку (даже по украинским меркам) для контроля всех финансовых операций, включая куплю-продажу товаров, услуг. Это 20 тысяч евро в случае безналичного расчета и 10 тысяч евро, если речь идет о наличных деньгах. Причем для всех — и физических, и юридических — лиц. Комментарии здесь, пожалуй, излишни.

Во-вторых, проект закона содержит такое объемное определение «сомнительных финансовых операций», что все операции запросто можно причислить к сомнительным. Чего только стоит такой критерий сомнительности как экономическая необоснованность. Кто будет определять экономическую обоснованность и по какому критерию — проект закона умалчивает. Аналогично можно сказать и о соглашениях, «имеющих признаки недействительных».

Одним словом, общие формулировки позволят новому органу особо не утруждать себя аргументированным обоснованием проведения проверок или затребования нужной информации. Отрицательных последствий не избежать. Достаточно сказать, что НАФБ может на трое суток (!) приостанавливать движение денег на счетах.

Не говоря о том, что проект закона требует от финансовых учреждений, страховых компании, ломбардов, фондов, почтовых отделений, телеграфов и прочих юридических лиц «сообщать» правоохранительным органам о подозрительных (считай — всех) операциях. Такие столь широкие полномочия нового органа приведут еще и к тому, что «выжгут» из правового поля такое понятие, как «банковская тайна».

Спору нет, для разведчиков-аналитиков необходима полная открытость всех счетов, если создается эффективная структура для отслеживания криминальных или террористических сделок. Но зачем предоставлять право блокировать счета, если сегодня в стране достаточно спецслужб, имеющих подобные полномочия?

В том-то и смысл разведки, чтобы анализировать внешне безобидные сделки и выявлять преступные закономерности. И уж, конечно, предоставлять необходимую исходную информацию для наводки налоговых и прочих полицейских на экономических преступников.

Смогут ли довести закон до нормального вида, сделав его эффективным в борьбе с легализацией доходов, полученных нечестным путем? Ответить на вопрос достаточно трудно. Пока же все спорят только об одном: при каком ведомстве пропишут финансовую разведку. А то, что достаточно большая часть населения окажется под колпаком у государства, имея хоть какие-то доходы от минимизации уплаты налогов, никого не беспокоит…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно