ВМЕСТО НЕЗАКОННОГО ОБОГАЩЕНИЯ КОММЕРЧЕСКАЯ ВЫГОДА КОНФЛИКТ МЕЖДУ БИЗНЕСОМ И ГОСУДАРСТВОМ ПО-РАЗНОМУ ВИДИТСЯ ИЗ КИЕВА И ЖЕНЕВЫ

9 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Похоже, что в многолетнем следственно-судебном марафоне по делу «Дамиана-банка» поставлена точка. В некотором смысле можно сказать, что гора родила мышь...

Похоже, что в многолетнем следственно-судебном марафоне по делу «Дамиана-банка» поставлена точка. В некотором смысле можно сказать, что гора родила мышь. Напомним основные этапы. Многочисленные обвинения в злоупотреблениях бывшего и. о. премьера нашей страны Ефима Звягильского, стоившие ему вынужденной двухлетней «эмиграции», закончились в Украине прекращением уголовного дела и признанием отсутствия какой бы то ни было вины. Швейцарская Фемида, поначалу по просьбе украинской стороны арестовавшая «дамиановцев» Юрия Сидоренко, Вячеслава Крамного и Александра Дворянчикова, позже выпустила их на свободу, отказав Украине в экстрадиции. Затем в Невшателе состоялся суд по существу обвинений, постановивший: по «керосиновому» делу невиновны, по «нефтяному» контракту — денег не воровали (стало быть, возвращать Украине нечего), но применили некорректный банковский механизм. За самоуправство получили по 18 месяцев условно. Украина, как мы уже писали, по «нефтяному» делу со швейцарским вердиктом согласилась, по «керосиновому» — подала апелляцию. В октябре кассационный суд по уголовным делам кантона Невшатель вынес решение: жалобу Украины — отклонить. Почему? Чтобы понять это, следует вспомнить, как развивалась «керосиновая» история, с которой, собственно, и началось «дело «Дамиана-банка», возбужденное Генпрокуратурой Украины 20 мая 1994 года...

Кто, кому и почем продал керосин

В конце 1993 года Украину терзала кошмарная инфляция. Цены на товары и услуги стремительно росли, поднять же уровень доходов сограждан не представлялось возможным без дополнительной эмиссии дензнаков. Но это, понятно, потянуло бы за собой новый виток инфляции... Неожиданный выход из положения предложил возглавлявший на тот момент правительство Украины и. о. премьера Ефим Звягильский. Случилось это 8 лет назад, 25 ноября 1993 года, на заседании Верховной Рады (цитируем по стенограмме): «...Для эмиссии большого ума не надо... Поэтому мы наметили меры, которые дадут нам возможность изыскать эти деньги. Мы сейчас выбросили в продажу из госресурсов 300 тысяч тонн сахара (это дает 4 триллиона карбованцев), выбросили из госресурсов 200 тысяч тонн авиационного керосина (это дает 800 миллиардов карбованцев)...»

Слова Звягильского насчет керосина означали, что предприятию «Укринвалютторг» (более позднее название «Разноимпекс»), возглавляемому Вячеславом Крамным, поручено найти на это горючее покупателя. Есть данные, что желающих было немного. В конце концов такая фирма нашлась. 23 ноября Крамной и представитель греческой «Уквар Петролеум Лтд» подписали договор, по которому керосин должен был поставляться партиями по 20 000 тонн в период с конца ноября 1993 года до середины января 1994 года. Финансовым агентом избрали, с подачи правительства, «Дамиана-банк». Решили также, что оплата будет осуществляться в карбованцах. Однако позже с этим возникли сложности и часть денег была получена в долларах США. Договорились, что греки купят керосин по цене 142 доллара за тонну. Много это или мало? Надо учесть, что на тот момент среднемировая цена на подобное топливо марки «Джет-1» составляла 155 долларов за тонну. Это позже дало возможность расценить сделку, как наносящую ущерб Украине.

Обман народа или коммерческий успех?

«...25 ноября 93-го года и. о. премьера Ефим Звягильский подписал секретное постановление Кабмина о продаже за рубеж 200 тысяч тонн авиационного топлива из государственного резерва Украины... 100 тысяч тонн авиатоплива было продано за рубеж по ценам, значительно ниже среднемировых: на 30 — 40 долларов за тонну... И опять же через коммерческий «Дамиана-банк»...» (Народный депутат Украины Григорий Омельченко, газета «Независимость», 12.08.94 г.).

Существовало, впрочем, и другое мнение, которое, если признать его правильным, объясняло указанное противоречие в цене. «...Основным пунктом обвинения (по крайней мере в прессе) так и осталось утверждение, что мировая цена на топливо такого качества составляет 155 долларов за тонну, и, продав его по 142 доллара, преступники обокрали неньку-Украину... Предложим к обсуждению лишь один доказанный факт: продуктопровод на старом Одесском нефтяном терминале не рассчитан на транспортировку авиационного керосина, поэтому, чтобы его все же можно было перекачать на греческие танкеры, разные марки горючего были смешаны. Специалисты разводили руками, но греки согласились на такие условия. Стало быть, имеем полное право допустить, что полученная в результате смесь годится разве для заправки примусов, а не авиационных двигателей, и 142 доллара за тонну такого товара — это выдающаяся коммерческая победа украинской стороны». (УНИАН-политика, № 41(72) — 94 г.).

Сделка, как известно, была расторгнута по инициативе греческой стороны на уровне примерно 95 тысяч тонн поставленного керосина. Причина — на мировом рынке резко упала цена подобного топлива и «Уквар» стала нести убытки (по некоторым оценкам, они составили около 2 миллионов долларов). Тем не менее фирма рассчиталась за все полученное горючее. И тогда родилось главное обвинение против «дамиановцев» — «Уквар», дескать, перечислил на «тайный» счет этого банка одну сумму, а «Укринвалютторг» рассчитался с государством другой, существенно меньшей. Разницу заинтересованные лица, естественно, положили в карман…

Какова же эта разница? Вновь цитируем интервью Григория Омельченко газете «Независимость»: «За проданное авиатопливо инофирма перевела на скрытый за границей корреспондентский счет «Дамиана-банка» 15,5 млн. долларов. В бюджет Украины поступило только 10 млн. долларов. В задаче спрашивается: на каких счетах, в чьих карманах осели оставшиеся 5,5 млн. долларов?» Позже эта сумма несколько раз видоизменялась в сторону уменьшения, но суть оставалась — деньги (и много!) похищены.

Теперь обратимся к документам швейцарского правосудия. Там, когда речь идет о позиции обвинения, говорится: «Украина получила сумму, эквивалентную 13 590 296 долларам США или даже чуть больше, тогда как покупатель «Уквар» уплатил 14 668 552 доллара США, а разница в 1 078 256 долларов США составила, по мнению обвинения, незаконное обогащение подсудимых». Далее сказано, что (опять же, по мнению украинской стороны) «обвиняемые разработали план, в соответствии с которым компании «Уквар» была доведена продажная цена в размере 142 (или 143,14) доллара США за тонну, тогда как истинная цена составляла 154,5 доллара США». Вот где, стало быть, собака зарыта!

«Суд отказался
от обвинения…»

Но… Оказалось, что швейцарская Фемида знает и помнит о таких рыночных и привычных для Запада вещах, как обязанности сторон, накладные расходы, прибыль посредника и т. д., что напрочь исключила Украина в своих расчетах. Цитируем решение суда: «Как только по любым причинам было принято решение не о прямой продаже государством, а о продаже посредством государственного или полугосударственного предприятия, которое должно было закупить топливо у государства (есть контракт № 139 между Госрезервом и «Укринвалютторгом» от 24 ноября 1993 года. — А.К.), а потом продать его «Уквару» (и такой контракт, как мы выше говорили, есть. — А.К.), существование разницы в цене, заплаченной государству и заплаченной конечным покупателем, становится ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ. При отсутствии этого непонятно, как предприятие-посредник, «Укринвалютторг», могло бы покрыть расходы, которые налагало на него выполнение контракта, заключенного с «Укваром»… Контракт о снабжении, заключенный между государством и «Укринвалютторгом», возлагал на последнего расходы по доставке топлива до порта Одессы». Далее в документе говорится, что при всех сложностях пересчета карбованцев в доллары и наоборот (в то время соотношение менялось чуть не ежедневно), упомянутые расходы составили около 885 000 долларов США. Цитируем: «То есть «хищение» может составлять в лучшем (или в худшем) случае только сумму порядка 200 000 долларов США округленно… Такая сумма четко представляет менее 2 % «прибыли», что гораздо меньше 4,95 %, определенных украинскими экспертами, и не квалифицируется, как чрезмерная маржа. На слушании сам истец (то есть украинская сторона. — А.К.) вынужден был согласиться с тем, что «Укринвалютторгу» было разрешено покрыть свои расходы и получить некоторую прибыль (заметим попутно, что это — признание независимости фирмы от государства, как, впрочем, и тот факт, что государство позаботилось о заключении контракта с «Укринвалютторгом»… — А.К.). Кроме того, можно предположить, что «Укринвалютторг» должен был покрыть еще минимум расходов по своему функционированию. В деле ничто также не указывает на то, что «Укринвалютторг» обязан был выплатить Украинскому государству любую дополнительную выручку от продажи». И — абзац обобщающий, очень важный для понимания как ситуации вокруг «керосинового» дела, так и вообще положения с рыночной экономикой в нашей стране: «Подход, проявившийся в позиции, принятой прокуратурой Украины, заключавшейся в том, что вся дополнительная прибыль от контракта с «Укваром» по праву принадлежит Украине, естественно, является ортодоксальным в системе, где превалирует государственная директивная экономика, но он НЕСОВМЕСТИМ с принципами либеральной экономики, за которые, в частности, выступает Кучма, причем в деле отмечается, что в этом вопросе он столкнулся с оппозицией».

Словом, швейцарский суд признал, что Украина, как государство, действительно недополучила около миллиона долларов от «керосиновой» сделки, но большая часть этой суммы пошла на покрытие расходов по самой сделке. А меньшая (около 200 000 долларов) может расцениваться как прибыль предприятия (если еще вычесть расходы на обеспечение собственной деятельности «Укринвалютторга», то и вовсе мало что останется). Поэтому, говорится в решении кассационного суда (в ответ на жалобу украинской Генпрокуратуры): «В результате выполнения договора была установлена та цена, которую государство предварительно установило для этой сделки. Выгода, которую смогли получить подсудимые от этой операции, была из разряда коммерческой и не может быть квалифицирована, как незаконная… Суд присяжных отказался от той части обвинения, которая относится к договору «Уквар Петролеум Лтд» — «Укринвалютторг».

И резюмирующая часть:

«1. Отклонить кассационную жалобу.

2.Отнести расходы на счет государства».

В соответствии со швейцарским законодательством, недовольные таким исходом дела могут подать жалобу в Кассационный суд по уголовным делам Федерального трибунала (нечто вроде нашего Верховного суда) об аннулировании данного постановления в течение 30 дней с момента получения решения в полном объеме.

Автор задал вопрос ответственному чиновнику в Генпрокуратуре Украины: собирается ли наша страна в лице этого уважаемого учреждения подать такую жалобу? В ответ услыхал, что пока решение не принято, поскольку не пришли официальные бумаги из кантонального суда (то есть, надо понимать, формально в Генпрокуратуре еще не знают, что кассационная жалоба в Невшателе отклонена). А там, мол, видно будет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно