Странная борьба

15 апреля, 2011, 15:41 Распечатать Выпуск №14, 15 апреля-22 апреля

Первый шаг к созданию правовой базы в сфере предупреждения и противодействия коррупции был сделан в далеком 1995 году c принятием Закона «О борьбе с коррупцией».

Первый шаг к созданию правовой базы в сфере предупреждения и противодействия коррупции был сделан в далеком 1995 году c принятием Закона «О борьбе с коррупцией». Со временем, вместе с ратификацией в октябре 2006 года Конвенции ООН против коррупции и Уголовной конвенции Совета Европы о борьбе с коррупцией, Украина взяла на себя обязательство усовершенствовать соответствующее законодательство. После почти трехлетнего «тяжкого» труда всех причастных к этому процессу, 11 июня 2009 года Верховная Рада Украины «пакетом» приняла три закона — «Об основах предупреждения и противодействия коррупции», «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения» и «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений». Но начало их действия отложила на... потом.

Между тем многие эксперты обнаружили несоответствие некоторых положений «антикоррупционного пакета» нормам Конституции Украины и названных международных актов, а также здравому смыслу. Вместо того, чтобы общими усилиями политиков и экспертов в течение месяца-двух исправить недостатки и как можно скорее ввести законы в действие, организаторы направили свои усилия на перенесение начала их действия сначала на 1 апреля 2010 года, а потом на 1 января 2011 года. Между тем 6 октября 2010 года Конституционный суд отдельные положения первого из названных законов признал неконституционными.

Это решение Конституционного суда было использовано как повод. В очередной раз 21 декабря 2010 года 263 народных депутата Украины (по данным системы «Рада»: 171 от фракции Партии регионов, 22 от фракции блока «Наша Украина — Народная самооборона», фракции Коммунистической партии Украины (25) и Народной партии (20) — в полном составе, а также 25 внефракционных) проголосовали за Закон «О признании утратившими действие некоторых законов Украины относительно предотвращения и противодействия коррупции». В соответствии с этим законом через две недели — 5 января 2011 года — законы, включенные в упомянутый выше «пакет», которые почти два года были «ни живые ни мертвые», вообще утратили действие. Со всеми их декларациями о доходах и расходах, обремененными обязанностями, суровыми запретами и ответственностью. А 1 января 2011 года утратил действие и Закон «О борьбе с коррупцией» 1995 года.

Правовые последствия непродолжительного действия новых антикоррупционных законов тщательно еще не проанализированы. Они — малопонятны, а при попытке их понять — ужасны. Наиболее неоднозначная ситуация с действием отдельных антикоррупционных статей Уголовного кодекса (далее — УК) Украины, а также Кодекса Украины об административных правонарушениях (далее — КУоАП).

Осуществленный нами анализ правовой ситуации, сложившейся в сфере законодательного обеспечения противодействия коррупции после 5 января 2011 года, свидетельствует о возможности трех вариантов ее видения.

Первый — фактическое видение лиц, несущих ответственность за правильность информации, содержащейся в базе данных «Законодательство Украины» на парламентском веб-сайте (zakon.rada.gov.ua), который является официальным источником информации Верховной Рады Украины.

Из редакции УК Украины, которая содержится в этой базе данных, фактически следует, что целью принятия закона от 21 декабря 2010 года (за десять дней до вступления в силу упомянутого «антикоррупционного пакета» законов) было упразднение всех соответствующих наработок и возврат положений УК Украины относительно ответственности за коррупционные преступления в тот вид, который они имели по состоянию на 31 декабря 2010 года. Так, статьи 358 «Подделка документов…», 366 «Служебный подлог» и 369 «Дача взятки» УК Украины там изложены в редакции, действовавшей до 1 января 2011 года, то есть до введения в действие Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения». Следовательно, парламентские юристы то ли не обратили внимание на вступление в силу с 1 января 2011 года этого закона (ведь именно им УК Украины был дополнен рядом новых статей о коррупционных преступлениях, а статьи 358, 366 и 369 приняты в новой редакции), то ли почему-то решили, что утрата его действия автоматически возобновляет действие предыдущей редакции соответствующих статей УК Украины. Но это не так.

В Решении Конституционного суда от 3 октября 1997 года в деле о вступлении в силу Конституции Украины указано, что «конкретная сфера общественных отношений не может быть одновременно урегулирована однопредметными нормативными правовыми актами одинаковой силы, по смыслу противоречащими друг другу». Поэтому «общепринятым является то, что «с принятием нового акта, если другое не предусмотрено самим этим актом, автоматически отменяется однопредметный акт, который действовал ранее». Обращаем внимание: «отменяется»! Но ни одним законодательным актом Украины не предусмотрена возможность автоматического возобновления действия закона, который когда-то был упразднен, в случае утраты действия законом, который отменил первый закон, иными словами — возможность «воскресения» «умершего» закона. Если пойти по такому пути, то постепенно можем вернуть действие советского, а потом царского законодательства и т.п.

Отсутствие правового механизма автоматического восстановления предыдущей редакции закона об уголовной ответственности дает основания рассматривать второй вариант видения правовой ситуации. Наиболее печального, по нашему мнению. Следовательно, в соответствии с принятым 11 июня 2009 года Законом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения» с 1 января 2011 года УК Украины пополнился новыми (или обновленными) составами преступлений. Речь идет о статьях 235-1 «Злоупотребление полномочиями», 235-2 «Превышение полномочий», 235-3 «Злоупотребление полномочиями лицами, предоставляющими публичные услуги», 235-4 «Коммерческий подкуп», 235-5 «Подкуп лица, предоставляющего публичные услуги», 358 «Подделка документов…», 366 «Служебный подлог», 368-1 «Незаконное обогащение», 369 «Предложение или дача взятки» и 369-1 «Злоупотребление влиянием» УК Украины. Если считать, что с утратой действия указанного закона от 11 июня 2009 года потеряли действие и изменения к перечисленным статьям, то это означает, что соответствующие деяния с 5 января 2011 года декриминализированы, то есть перестали быть преступлениями. При этом, если декриминализация деяний, предусмотренных статьями 235-1 — 235-5, 360-1 и 369-1 УК Украины, из-за непродолжительного срока их действия (четыре дня) не может существенно повлиять ни на права и интересы человека (за исключением изменения квалификации деяний, которая улучшает криминально-правовое состояние личности), ни на интересы общества и государства, то утрата действия статьями 358, 366 и 369 УК Украины может повлечь чрезвычайно серьезные последствия.

Так, исходя из положений статьи 58 Конституции Украины, статьи 5 УК Украины, а также учитывая правовые позиции Конституционного суда Украины, высказанные в решениях от 19 апреля 2000 года (дело об обратном действии уголовного закона во времени) и от 26 января 2011 года (дело о замене смертной казни пожизненным лишением свободы), можно утверждать, что Закон «О признании утратившими действие некоторых законов Украины относительно предупреждения и противодействия коррупции» от 21 декабря 2010 года в контексте описанной юридической ситуации является законом об уголовной ответственности, отменяющим уголовную ответственность, то есть имеет обратное действие во времени. Это означает, что положения этого закона распространяются на лиц, совершивших деяния, предусмотренные статьями 358, 366 и 369 УК Украины, до обретения ими силы, то есть до 1 января 2011 года. В соответствии с ч. 2 ст. 74 УК Украины лицо, осужденное за деяние, наказуемость которого законом устранена, подлежит немедленному освобождению от назначенного судом наказания. Таким образом, суды обязаны освободить от уголовной ответственности, отбытия наказания и снять судимость со всех лиц, совершивших общественно опасные деяния с признаками коррупции, наказуемость которых была упразднена с 5 января 2011 года.

По данным судебной статистики, только за последние три года по статьям 358, 366 и 369 УК Украины было осуждено свыше 12 200 человек. Еще тысячи людей были осуждены за преступления, предусмотренные этими статьями, и в предыдущие годы. Они до сих пор отбывают наказания или имеют судимость. В суды может поступить более 20 тысяч заявлений (представлений) об освобождении от наказания, а также ходатайств о снятии судимости. Вместе с тем по вполне аналогичным по своему смыслу статьям УК Украины других людей правоохранительные органы и суды вскоре (после вступления в силу принятого 7 апреля 2011 года нового «антикоррупционного пакета») начнут привлекать к уголовной ответственности и осуждать. Вот такое равенство всех перед законом!

Существует и третий вариант видения правовой ситуации. Он базируется на том, что закон о внесении изменений в другой закон по своей юридической природе является правовым актом одноразового действия, главная функция которого — внесение изменений в другой закон, после чего он становится составной частью последнего.

Особенный характер закон о внесении изменений имеет в уголовном законодательстве. В соответствии с частью 2 статьи 3 УК Украины, законы Украины об уголовной ответственности после обретения ими действия включаются в УК Украины. Это означает, что ни один закон об уголовной ответственности, который вводит уголовную ответственность, отменяет ее или вносит другие изменения в УК Украины, не может действовать автономно, отдельно от УК Украины. Сразу после вступления его (закона) в действие в порядке, определенном статьей 94 Конституции Украины и статьей 4 УК Украины, он автоматически включается в УК Украины (за исключением переходных и заключительных положений).

Со вступлением в силу Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения» от 11 июня 2009 года и введением его в действие этот закон стал частью других законов, в частности УК Украины и КУоАП. Следовательно, с 1 января 2011 года УК Украины пополнился новым разделом VII-А, а также была изменена редакция нескольких его статей. Положения Закона «О признании утратившими действие некоторых законов Украины относительно предотвращения и противодействия коррупции» от 21 декабря 2010 года, вступившие в силу с 5 января 2011 года, фактически отменили действие (и силу) двух других законов — «Об основах предотвращения и противодействия коррупции» и «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений», но не затронули статей 235-1 — 235-5, 358, 366, 368-1, 369 и 369-1, уже имплементированных (встроенных) в УК Украины, как и соответствующих новых статей КуоАП. Для того же, чтобы утратили действие законодательные новеллы, уже внесенные в УК Украины законом от 11 июня 2009 года, Верховная Рада Украины должна была принять новый закон и признать им указанные статьи утратившими действие. Этого сделано не было. То же касается и КУоАП.

Таким образом, в соответствии с третьим вариантом видения ситуации, все новые статьи УК Украины и КУоАП, внесенные в них согласно закону от 11 июня 2009 года, на сегодня являются действующими. Но почему-то одна часть их незаконно применяется в редакции, действовавшей до 1 января 2011 года, а вторая — не применяется вовсе.

Вечером 7 апреля этого года — в этот раз по верховной «отмашке» (см. Ежегодное послание Президента Украины к Верховной Раде Украины от 7 апреля 2011 года) — представители законодательного органа проголосовали за очередной антикоррупционный шедевр. Он мало чем отличается от того, который был принят в 2009 году. Предложенные им статьи УК Украины идентичны по содержанию и отличаются от принятых в 2009 году только номерами и иногда названиями. Так кому надо было ради «косметических» изменений доводить ситуацию до правового абсурда? Только тем, кто жаждет славы? Ну вот и прославились. На весь мир.

Шедевром этот новый закон является и потому, что с его принятием, кроме указанных, возникают еще две серьезные проблемы.

Первая. Если исходить из того, что упомянутые выше новые статьи УК Украины на сегодняшний день действуют, а Верховная Рада Украины, приняв новый «антикоррупционный пакет» законов, их не отменила, то складывается ситуация, при которой скоро параллельно будут действовать по две идентичных статьи УК Украины с аналогичными составами преступлений, но с разными номерами. Это ст. 235-4 «Коммерческий подкуп» и ст. 368-3 «Коммерческий подкуп служебного лица, юридического лица частного права независимо от организационно-правовой формы», 235-1 «Подкуп лица, предоставляющего публичные услуги» и ст. 368-4 с таким же названием и т.п. То же — и в КУоАП.

Вторая проблема состоит в том, что народные депутаты Украины 7 апреля 2011 года дали «протокольное поручение» профильному комитету и юридическому управлению аппарата Верховной Рады Украины принятый ими антикоррупционный закон «при подготовке к подписанию разделить на два закона», один — об основах предотвращения и противодействия коррупции, другой — о внесении изменений в законы Украины (см. стенограмму заседания парламента от 7 апреля 2011 года). Следовательно, второй из этих законов парламентом на самом деле как закон не принимался, а должен появиться в результате «почкования». Но разделение, почкование и шизогония — это три известных способа размножения живых организмов, но не законов.

Таким образом, как иллюстрирует описанная выше ситуация, итоги борьбы с коррупцией в нашем государстве неутешительны. Бессистемными изменениями в законодательстве в сфере предотвращения и противодействия коррупции власть завязала такие правовые узлы в законодательстве, что правовым способом «разрубить» их теперь можно только с помощью конституционно-юрисдикционного «топора». Когда-нибудь Конституционный суд даст ответы на вопросы о том, какие именно антикоррупционные статьи УК Украины и КУоАП и в какой именно редакции действовали после 1 января 2011 года, действуют сейчас и будут действовать после вступления в силу закона от 7 апреля 2011 года. Но какие из этих статей применять судьям сегодня?

В общем — почему много лет блокируется осуществление последовательной государственной антикоррупционной политики? Кто именно каждый раз настаивал на отсрочке введения в действие соответствующих законов, принятых в июне 2009 года, а со временем — на отмене всех действующих в разное время антикоррупционных законов? Благодаря чьим усилиям ситуация сегодня заведена в правовой тупик? Не пришло ли время начать публичное (официальное и общественное) расследование этих событий? Не сделав этого сегодня, власть и общество продемонстрируют неспособность и в дальнейшим противостоять отдельным лицам, которые манипулируют волей украинского народа, навязывают ему удобный для них образ жизни. Это — жизнь в паутине коррупционных связей, которые усиливают только теневой сектор экономики и дальнейшую ее монополизацию, увеличивают доходы, полученные преступным путем, и содействуют дальнейшему расслоению общества, деморализуют людей и распространяют пессимистические настроения, лишают наш народ воли к преодолению трудностей, постепенно превращают народ Украины в население страны без будущего.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно