ПРЕДПРИЯТИЯ-ФАНТОМЫ ДЛЯ ИНОСТРАННОГО ИНВЕСТОРА

17 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 17 января-24 января

Лучших, чем в Одессе, специалистов по привлечению зарубежных инвесторов, а равно избавления от них, в Украине вряд ли сыскать...

Лучших, чем в Одессе, специалистов по привлечению зарубежных инвесторов, а равно избавления от них, в Украине вряд ли сыскать. Но, оказывается, не менее искусны местные бизнесмены во взаимоотношениях с компаньонами. Яркие примеры — два уголовных дела, которые на днях попали в поле зрения группы столичных следователей, занятых расследованием дела об убийстве гендиректора «Антарктики» В.Кравченко и прочими экономическими «изысками» теневой элиты. Потрясает то, что еще несколько лет назад нынешние «стороны» во многих судебных процессах были что называется «компанией-неразлейвода» в Одесском институте инженеров морского флота. Впрочем, и по окончании вуза Бориса Станкова, Степана Шидера, Сергея Пеклуна да Наталью Дубровскую многие видели вместе — азартных и неуемных в стремлении сказать свое слово в науке. Однако в конце концов выяснив, каков истинный удел науки в украинском обществе, друзья ринулись вместе с коллегами с кандидатскими и докторскими званиями в зарубежье, дабы испытать себя на коммерческом поприще. И вскоре преуспели — получили 300-тысячный кредит от фирмы «Шипинвест ПТЕ ЛТД» под залог приобретаемого оборудования и иного имущества создаваемого производственного комбината по переработке сельхозпродукции. Разместили кредит в Одесском региональном отделении АКБ «Украина», а затем вложили в создание первенца — мельничного комплекса в райцентре Ивановка. В 1999 году вышла на проектную мощность мельница, затем — пекарня, макаронный цех...

Впрочем, тут следует сделать паузу. Ибо вопрос о собственности перечисленных производств все еще решается как соучредителями, так и служителями Фемиды, следователями МВД и прокуратуры. А все дело в том, что как только современный мукомольный комплекс SUPER A-2000 G начал давать прибыль, в деловых отношениях «компании-неразлейводы» вдруг появилась опасная трещина. Следует уточнить, что в июне 2000 г. четверо хозяев производства приняли решение о назначении Н.Дубровской директором ООО ПФ «Флоурэкс». И новоиспеченная директриса с огоньком взялась за работу. Сумела преодолеть трудности с сырьем. В острой конкуренции с поставщиками топлива, запчастей, удобрений, на корню скупающих зерно, Дубровской удалось обеспечивать предприятие сырьем даже с запасом. И вот когда, по подсчетам трех остальных компаньонов, накопилась сумма, превышающая потребность в оборотных средствах, учредители мельничного комплекса решили приступить к погашению кредита. Однако внезапно выяснилось, что им недоступны не только деньги — и через порог предприятия охрана никому переступить не позволила! Поскольку — популярно объяснили соучредителям — «оно уже чужое, имеется новый собственник». Ларчик открывался и замыкался просто: получив самостоятельность и полное доверие сотоварищей, Дубровская поместила в местной газете объявление об утере печати «Флоурэкса» (хотя на самом деле никто ее не терял, она и сейчас находится в сейфе) и изготовила для себя новую. Примечательно, что никто из должностных лиц справку со стола находок у директора Н.Дубровской не потребовал...

Пока рождался дубликат печати, руководитель «Флоурэкса», сославшись на попутную «потерю» всех учредительных документов, оформляет с помощью сотрудников юридического отдела Приморской райадминистрации Одессы и нотариуса И.Гребенюк новую редакцию устава и регистрирует на себя новое частное предприятие с одноименным названием. При этом, как будут позже настаивать в обращениях к руководству облпрокуратуры компаньоны С.Пеклун, Б.Станков и С.Шидер, Н.Дубровская «сфабриковала протокол собрания учредителей, исключив из состава одного из учредителей и присвоив себе его долю». Но узнают об этом соучредители значительно позже, хотя юротделу Приморской райадминистрации надлежало незамедлительно уведомить их в письменной форме об осуществленных операциях. Отчего произошла «накладка»? «А дело в том, что не было в это время в офисе ни конвертов, ни бумаги», — разъяснят ситуацию чиновники с дипломами юристов. Серьезный аргумент — что и говорить! Между тем Дубровская знала, что делала. Пользуясь наличием двух юридических лиц с одинаковыми названиями, она переводит приобретенное на кредитные средства коллективное имущество в свою личную собственность. Приобретает ЧП «Флоурэкс» в составе мельничного комплекса, земельного участка и крупной партии зерна всего за несколько десятков тысяч гривен...

Узнав о сделке, три мужика ахнули: ведь в одночасье оказались заложниками кредитной операции. А ведь близится время — придется отвечать за использование инвестиций, возмещать заем! А как и чем гасить 300-тысячный валютный долг, если мощности и оборотные средства уже не являются их собственностью? Потерпевшие начинают действовать теми же методами. Исключают на своем собрании Н.Дубровскую из состава учредителей (благо документы и печать имелись), вносят изменения в устав ООО ПФ «Флоурэкса» и обращаются в ту же Приморскую райадминистрацию с просьбой перерегистрировать его. Не тут-то было! Три месяца ретивые чиновники водили за нос фирмачей, пока не вмешался Госкомитет Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства. Уже казалось, колесо мельницы завертелось в обратную сторону. Однако радовались «мельники» недолго. Через два месяца Приморский райсуд Одессы на «тайном» заседании отменяет регистрацию изменений в уставные документы, не поставив даже в известность об этом оставшихся «на бобах» предпринимателей. С этого времени и поныне не согласившееся со своей участью трио во всех инстанциях ищет правду и не находит ее...

16 марта 2001 года. Потерпевшие подают заявление в прокуратуру г.Одессы с требованием привлечь Н.Дубровскую к уголовной ответственности за подделку документов и неправомерное завладение чужим имуществом. Назначается экспертиза. Местные эксперты, окна которых находятся прямо напротив городской прокуратуры, так и не смогли сказать ни да, ни нет. Ну, чисто по-одесски: «Решить вопрос о том, исполнены ли подписи от имени Станкова Б.Н... самим Станковым Б.Н... или другим лицом не представляется возможным...» (Заключение №3714/02 от 30.03.01). Получив сей документ, Одесская горпрокуратура мгновенно прекращает всякие проверки и отказывает в возбуждении уголовного дела даже до истечения месячного срока с даты подачи заявления.

Апрель 2001 года. Потерпевшие настаивают на повторной «ревизии» документов в Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз. Вывод специалиста №146: «Подпись от имени Станкова Б.Н. на восьмом листе учредительного договора о создании фирмы «Флоурэкс» (новая редакция) исполнены не Станковым Борисом Николаевичем, а другим лицом». И далее: «Подписи в строке Дубровская Н.А. и Станков Б.Н. на третьем листе протокола общего собрания учредителей фирмы «Флоурэкс» и на восьмом листе учредительного договора, а также на девятом листе устава (новая редакция) исполнены одним лицом». Выводы, на первый взгляд, замысловаты, но мы к ним еще вернемся.

Уже имея на руках заключение киевских экспертов, заявители целых три месяца добиваются возбуждения уголовного дела. Но — увы! — все жалобы на действия горпрокуратуры распоряжением одного и того же должностного лица областной прокуратуры возвращаются назад в городскую. А та отвечает : «Оснований для принятия в отношении нее (Дубровской. — В.К.) решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о возбуждении такового не имеется». Наконец, а именно 19.06.01г., горпрокуратура таки вынуждена возбудить уголовное дело «по факту подделки документов производственной фирмы «Флоурэкс». Справедливость восторжествовала? Не торопитесь радоваться... Этим же числом, 19.06.01 г., прокуратура г. Одессы возбуждает также «встречное» уголовное дело по фирме «Флоурэкс». Основанием к нему послужило заявление Дубровской Н.А. о том, что в мае 2000 г. она передала главному бухгалтеру ООО «Флоурэкс» Б.Станкову 300 тысяч долларов (своих личных денег!) в счет погашения кредита иностранному инвестору, которые тот якобы присвоил. Причем Дубровская так доверяла Станкову, что даже не взяла с него расписку о получении этой кругленькой суммы денег...

Оба дела поручают вести следователю облуправления милиции А.Чабану. Назначаются дополнительные почерковедческие экспертизы. Все — местные. В основном «милицейские». И вот что говорится в заключении №584: на восьмом листе оспариваемого учредительного договора, заверенного частным нотариусом, подпись, вероятно, исполнена Б.Станковым. А в следующем заключении №594 того же экспертного центра категорически утверждается: подпись на том же восьмом листе исполнена Б.Станковым. Получается — и да, и нет! Читаем еще одно заключение (ОдНИИСЭ №14248/02 от 30.11.01): «В реестре №3 за 2000 г. нотариальных действий частного нотариуса Гребенюк И.Н. три подписи от имени Станкова Б.Н. под регистрационными номерами 2930-1933, 2934-2937-2938 от 14.07.2000 г. (лист 32. графа 7) исполнены не Станковым Б.Н., а другим лицом».

Основной причиной «неоднозначности» своих выводов одесские эксперты называют «недостаточность образцов исследуемых документов». Поскольку на экспертизу представляется всего один экземпляр уставных документов, изъятый в Приморской райадминистрации Одессы. Стоп! А где еще три существующих экземпляра? Почему их никто не ищет? Или не хочет искать? Следователя А.Чабана это, похоже, не волнует, он делает однозначные выводы: доказательств о подделке учредительных документов нет; доказательств, позволяющих сделать вывод о хищении валютных средств в особо крупных размерах, нет. И выносит постановление о прекращении уголовного дела.

Ноябрь 2001 года. Суд Центрального района г.Одессы выносит наконец определение о наложении ареста на мельничный комплекс, которым известным путем завладела Дубровская. Начальника отдела исполнительной службы Ивановского управления юстиции в Одесской области, прибывшего проводить опись имущества, на предприятие не пускают. Не состоялось и слушание дела. По неизвестным причинам рассмотрение вопроса областной суд перепоручает суду Ильичевского района. Хоть с полугодичной отсрочкой, но слушание дела все же состоялось. В мае 2002 года решением местного суда договора купли-продажи предприятия, оформленные Дубровской Н.А. при отчуждении имущества ПФ «Флоурэкс», признаются недействительными.

Август 2002 года. Судебная палата апелляционного суда Одесской области под председательством судьи В.Заведея после 10-минутного рассмотрения отменяет решение Ильичевского суда. Несмотря на мнение двух местных районных судов о сомнительности и незаконности сделки, разорившей ПФ «Флоурэкс», судья В.Заведей признает действия Н.Дубровской законными. Более того, несмотря на то что под контролем областной прокуратуры расследуется уголовное дело, связанное с оспариваемой собственностью, судья В.Заведей снимает арест с этой спорной собственности!

Сентябрь 2002 года. Сторона, так и не признанная в Одессе потерпевшей, направляет исковое заявление в Верховный суд Украины. Дело все еще не рассмотрено. Параллельно с основным судебным делом странности происходят и вокруг другого, связанного с ПФ «Флоурэкс». А в июле 2002-го в апелляционный суд Одесской области направлено заявление об отмене решения Приморского райсуда Одессы от 20.12.01 (дело №2-2624/2001), восстановившего Н.Дубровскую в правах учредителя. Свое решение Приморский суд вынес с грубейшими процессуальными нарушениями (что вскоре признает судья этого суда И.Турецкая). По существу, вторая сторона была отстранена от процесса, поскольку никто ее не известил о каких-либо претензиях со стороны Н.Дубровской. На повестках в суд подписи оказываются подделанными заинтересованной стороной. А принятое решение содержалось в тайне. Полгода облсуд никак не может приступить к рассмотрению этого дела. Под различными предлогами слушание его из месяца в месяц переносится. И наконец совершенно «случайно» дело вновь попадает на рассмотрение к судье Заведею В.Н...

Трудно не обратить внимание также на некоторые странности в действиях правоохранительных органов. Помните «и да, и нет» по заключениям №№584—594 почерковедческой экспертизы, проведенной в Одессе? Как в таких случаях надлежит поступать следователю? Естественно, обратиться в соответствующие учреждения других городов, дабы установить истину! Увы, вместо одесского следователя А.Чабана этим вынужден был заняться истец. Результаты киевской экспертизы сегодня известны милиции, городской и областной прокуратурам. В пункте 1 документа говорится: подпись на листе восьмом не принадлежит Б.Станкову. В пункте 2 речь идет уже о двух подписях — Дубровской и того же самого Станкова. Вывод таков: обе подписи исполнены одним лицом. Но если не Станковым, стало быть, Дубровской? Она-то ведь от своей подписи не отказывается?! Тут, как говорится, не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы разоблачить подделку. Увы — киевская экспертиза должным образом не прочитывается и оседает в деле в качестве второстепенного документа. Хотя документ проливает свет и на иные удивительные обстоятельства. В частности, нотариусом И.Гребенюк все эти подписи заверены как оригиналы. Утверждается, что подписи совершены действительно в его присутствии. Тогда при каких обстоятельствах заверялись документы? И был ли при оформлении документов, кроме Гребенюк и Дубровской, кто-либо третий вообще?

А если наяву нотариальная липа, то, может, таковым надо считать и договор купли-продажи недвижимого имущества, зарегистрированного Одесской региональной торговой биржей, по которому все коллективное имущество оценено смехотворной суммой и реализовано той же Н.Дубровской? К слову, оказавшая сомнительную услугу биржа в сентябре 2001 г. в связи с проявленным к ней пристальным интересом Суворовским РОВД свою деятельность мгновенно свернула, а ее учредитель Елена Троянда с этих пор становится представителем Дубровской в судебных органах. Случаен ли этот тандем? Задуматься бы следователю: почему вдруг «безгрешная» Н.Дубровская решила рассчитаться с кредитором в одиночку, если деньги брались под залог целой компанией? И откуда на руках такая наличность? Может, и впрямь имеют резоны компаньоны, жалующиеся на Дубровскую? Но следствие поступило иначе. Не тот ли это случай, когда пытаются постричь под уголовника того, кто как раз задался целью вывести на чистую воду криминальщину истинную? Знай, мол, наших — и не пикай?!

Пока правоохранительные органы затягивали «ивановский узел», Дубровская Н.А. успела с молотка продать комплекс жительнице Ялты и объявить о ликвидации своего ЧП «Флоурэкс». Новый «владелец» тут же выдал генеральную доверенность на распоряжение мельницей и передал ее в аренду частному предприятию «ПАН» (кстати, владельцем стал водитель Н.Дубровской Алексей Полунин) и назначил своим представителем в судебных инстанциях ту же Е.Троянду! В итоге мельничный комплекс как бы и есть. И как бы его в природе уже не существует. Такой «помол», похоже, и замышлялся действующими лицами. А может, даже, и опекунами из властных структур, прекрасно осведомленных об основных перипетиях судебных тяжб. Ведь трудно предположить, будто неведомо им, что, согласно законодательству Украины, когда предприятие, построенное с помощью иностранного капитала, становится банкротом, инвестиции возврату не подлежат...

А реально-то и Ивановский мельничный комбинат, и сопутствующие перерабатывающие предприятия, выросшие за счет полученной прибыли, успешно работают. И так же, как раньше, громко звучат призывы к зарубежным финансовым структурам: «Вкладывайте инвестиции в экономику Одесской области!..».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно