ПРАВО НА БЕСПРАВИЕ СЛЕДСТВИЕ ПО-УКРАИНСКИ: БЫЛ БЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ, А ВИНУ ДОКАЖЕМ

22 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 22 ноября-29 ноября

Цивилизованность общества во многом измеряется состоянием его правовой системы. Исходя из этого, Украине еще долго придется доказывать свою адекватность нормам и принципам европейского образа жизни...

Цивилизованность общества во многом измеряется состоянием его правовой системы. Исходя из этого, Украине еще долго придется доказывать свою адекватность нормам и принципам европейского образа жизни. Но одними дискуссиями о направлениях правовой реформы этого не добиться. И никакими финансовыми проблемами в органах внутренних дел нельзя оправдать практику откровенного пренебрежения правами человека и заведомую субъективность в расследовании дел. Потому что это проблема нравственного характера, а мораль за деньги не купишь.

Существующая же ныне мораль такова: переходя в категорию подозреваемого, еще вчера самый обычный гражданин моментально превращается во врага народа вообще и каждого конкретно взятого работника правоохранительных органов, с которым ему придется столкнуться, в частности. О правах человека в такой ситуации вспоминать не приходится, поскольку к подозреваемому, судя по всему, это благо цивилизации в нашей правовой системе прямого отношения не имеет. Примечательно, что даже довольно высокий социальный статус и непосредственная близость к властным структурам не может служить здесь защитой. В числе последних примеров тому, среди прочего, история Андрея Артеменко, известного больше в качестве президента футбольного клуба ЦСКА, нежели в статусе советника Киевского городского головы.

В поисках криминала

Вначале было уголовное дело, возбужденное с подачи тогда еще народного депутата Александра Данильчука, а «по совместительству» — почетного президента футбольного клуба ЦСКА. Вверенный ему клуб оказался втянут в запутанную схему взаимопогашения долговых обязательств с участием РАО «Газпром» и НАК «Нефтегаз Украины». Депутата также беспокоило регулярное перечисление клубом довольно крупных сумм ряду зарубежных фирм в качестве компенсаций за трансферы футболистов. Особое опасение у Данильчука вызвал тот факт, что ЦСКА по своей хозяйственной форме — государственное предприятие, подведомственное Минобороны Украины, а значит, деньги на его счетах — тоже государственные. И непонятно, почему клуб платит немалые суммы каким-то посторонним фирмам за аренду игроков, которые всегда считались и считаются футболистами ЦСКА. Словом, вопросов хватало.

Следствие попыталось найти ответы. Однако выяснилось, что ни российский «Газпром», ни наш «Нефтегаз» нельзя «привлечь» к ответу за финансовые махинации. Что же касается трансферов — действительно, все права на игроков ЦСКА оказались давно переданы специализированным зарубежным компаниям, которые оплачивают расходы по содержанию футболистов. И поэтому футболисты продолжают выступать за свой клуб уже на коммерческой основе. Все трансферы подтверждены документально и оплачиваются, исходя из соответствующих договоров. Ревизия КРУ также подтвердила обоснованность расчетов и вполне приемлемый порядок в документах. Казалось бы, на этом история должна благополучно закончиться: расследование завершено, дело закрывается ввиду отсутствия состава преступления...

Да, дело закрыли. Но взамен открыли новое. На основании тех же самых подозрений, но в отношении другого подозреваемого. Им стал Андрей Артеменко, приказ о назначении которого на должность президента ЦСКА был подписан 22.09.1999. За девять месяцев своей работы ему удалось заметно поправить пошатнувшиеся дела клуба, хотя Минобороны не перечислило ни копейки на счета ЦСКА. За счет чего же производились платежи, так заинтересовавшие прокуратуру? Время от времени клубу удавалось получить спонсорскую помощь, велась некоторая хозяйственная деятельность. Впрочем, этих денег хватало не всегда — однажды пришлось даже брать кредит, чтобы вовремя провести платежи и избежать санкций, предусмотренных договорами с владельцем прав на футболистов. В чем же здесь криминал? Ну, при желании, к чему придраться всегда найти можно. А такое желание кое у кого было.

Нескромное обаяние футбола

Прежде чем перейти к описанию трагических событий, которые выпали на долю Андрея Артеменко и его семьи, необходимо сделать небольшое отступление. В область политики, ибо в украинском политикуме очень важную роль играет не что иное, как футбол. Трудно сказать, чье же именно спортивное увлечение молодости положило начало такой традиции, но сегодня уважающий себя политик просто не мыслит продолжения своей карьеры без приобретения футбольного клуба. К тому же, это вполне невинное хобби даже способно принести определенные дивиденды: достаточно вспомнить, как кстати оказались голоса фанатов киевского «Динамо» для СДПУ(о) на парламентских выборах 1998 года.

«Шефство» над футбольной командой превратилось едва ли не в дело чести. Вот и Александр Данильчук, став народным депутатом в 1998 году, не устоял перед соблазном и «взял под крыло» клуб ЦСКА. Поговаривают, правда, что истинным покровителем ЦСКА был тогдашний глава НАК «Нефтегаз Украины» Игорь Бакай. Тем более что и финансовые возможности, и политический вес господина Бакая вполне соответствовали статусу «настоящего любителя футбола». Примерно в то же время на украинском Олимпе появилась еще одна фигура, быстро набирающая политический вес — мэр столицы. К его положению и властным амбициям не хватало лишь одного: «карманной» футбольной команды. Выбор пал на ЦСКА, тем паче руководил тогда клубом достаточно близкий соратник мэра — Андрей Артеменко. Налицо оказался конфликт интересов. И закончился он не в пользу Артеменко.

Кошмар на улице Ялинской

Вначале все шло прекрасно: в январе 2001 года Андрей Артеменко сделал новый поворот в своей карьере, приняв должность советника мэра. Единственной неприятностью на тот момент была необходимость постоянно общаться со следователями — Артеменко проходил свидетелем по делу НАК «Нефтегаз Украины». Ничто не предвещало беды. Она, по обыкновению, свалилась как снег на голову. В виде громил с автоматами и в черных масках, которые ранним апрельским утром 2002 года вломились в дом Андрея Артеменко. Нет, это был не страшный сон, это были доблестные бойцы отряда «Сокол», явившиеся взять под стражу уже теперь подозреваемого гражданина Артеменко.

Единственным, кто отделался легким испугом, оказался трехлетний сын Андрея Артеменко, который, вероятно, решил спросонья, что взрослые смотрят кино. Для остальных происходящее оказалось ожившим кошмаром. Десятилетней дочери Андрея пришлось пройти серьезный курс лечения, чтобы сгладить последствия пережитого нервного потрясения. У няни, которая мирно спала по соседству, начался сердечный приступ, потом ей пришлось не одну неделю провести на больничной койке. Сейчас эта женщина снова находится в больнице...

Андрей Артеменко в больницу не попал. Он оставался в камере СИЗО даже после того, как его жестоко избили, добиваясь признания в совершении преступлений, которые он не совершал. В настоящее время адвокаты Артеменко добились возбуждения уголовного дела по этому факту. Что ж, может быть, хоть на этот раз произойдет чудо и виновные ответят за физический и моральный ущерб, нанесенный подозреваемому. Возможно, тогда сотрудники милиции поймут, что подозреваемый — это тоже человек.

На этом несчастья семьи Артеменко не закончились. В прессе была развернута массированная кампания, десятками публиковались порочащие материалы. Никто даже не заботился о проверке публикуемой информации, в итоге Андрею Артеменко приписали не только бездоказательные обвинения, но и кучу движимого и недвижимого имущества, принадлежащего в действительности однофамильцам Артеменко. В результате матери Андрея пришлось оставить неплохую должность в иностранном предприятии. Теперь ее работой стала защита оклеветанного сына.

Дело Артеменко

После семи с лишним месяцев следствия «с пристрастием» в суд было передано обвинительное заключение, согласно которому Андрей Артеменко:

а) незаконно открыл и использовал за рубежом валютный счет;

б) посягнул на присвоение, растрату и завладение вверенным ему имуществом путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах, а также совершил вышеуказанные преступления;

в) злоупотребил служебным положением, что повлекло тяжкие последствия;

г) совершил служебный подлог, то есть составил заведомо ложные документы, что также повлекло тяжкие последствия.

Все это выглядит внушительно, но если присмотреться к доводам следствия пристальнее, обвинение начинает рассыпаться как карточный домик. Валютный счет, о котором идет речь, на самом деле принадлежал американской компании Denvell Trading LLC. В июне 1999 года она заключила с ЦСКА договор о сотрудничестве и выкупила права на всех футболистов клуба у других компаний, которым они на тот момент принадлежали. Соответствующие контракты с футболистами датированы 9.07.1999. При чем здесь Артеменко, который пришел в ЦСКА почти три месяца спустя? А при том, что в 1998 году Андрей Артеменко руководил адвокатской фирмой «ППК» и активно сотрудничал с Профессиональной футбольной лигой (ПФЛ) и Федерацией футбола Украины в качестве консультанта по международному спортивному праву, и потом представлял интересы Denvell в Украине. Следствие же, не мудрствуя лукаво, «подарило» ему эту компанию вместе с ее зарубежным счетом. Никого при этом не смутило хотя бы то, что на всех договорах с Denvell стоит подпись совершенно другого человека.

Идем дальше: растрата, злоупотребление, тяжкие последствия. Говоря о тяжких последствиях, следствие вообще не поясняет, что конкретно имеется в виду. Растрата, присвоение и пр. как результат злоупотреблений служебным положением — эти преступления Андрей Артеменко совершил, как сказано в обвинительном заключении, «при невыясненных обстоятельствах» и «в сговоре с невыясненными лицами». А что? Главное — выяснить, что именно он совершил, а чем это подтверждается — кого интересуют такие мелочи! Тем более в рамках следствия, задачей которого является не столько установление истины по делу, сколько доказательство вины подозреваемого...

Впрочем, некоторые доказательства в деле есть — если, конечно, таковыми можно считать ксерокопии платежных поручений, на которых экспертиза обнаружила следы монтажа, а графологи не подтвердили, что бланки заполнены рукой Артеменко. Да, что и говорить — это в ЖЭКе не заверенные нотариусом копии отказываются брать. В прокуратуре с этим делом куда демократичней... В основном же вина Артеменко доказывается показаниями свидетелей. Причем если свидетельства незаинтересованных лиц в целом подтверждают невиновность Артеменко, то те, кто явно хотел бы остаться в стороне ценой его свободы и чести, охотно подыгрывают следствию, «забывая» ненужные сведения и «припоминая» более подходящие обвинению данные.

Черная кошка в темной комнате

Что же все-таки происходило в ЦСКА в 1998—2000 годах? Было ли что-либо незаконное в деятельности клуба? А это как посмотреть. Обвинение строится на версии о фиктивности контрактов между ЦСКА и Denvell. Что позволяет считать их фиктивными? Следствие делает такой вывод на основании того, что все футболисты, права на которых были переданы Denvell (а еще раньше — ряду других зарубежных компаний), как играли за ЦСКА, так и продолжали за него играть. То есть, делает вывод следствие, незачем было и платить за трансферы этих спортсменов какой-то непонятной заокеанской компании, якобы обладающей правами на них.

Кроме того, международное спортивное законодательство, нормы которого приняты и у нас, предусматривает передачу прав на футболистов-профессионалов только футбольным клубам или агентам игроков. О том, чтобы специализированная компания представляла интересы футболистов в обмен на передачу ей прав на их спортивное мастерство речь не ведется. Но сложная экономическая ситуация в Украине вынуждает идти на уступки. Отечественные футбольные клубы в большинстве своем не в состоянии финансировать игроков и нуждаются в посторонней помощи. Обычно ее предоставляет спонсор. ЦСКА не удалось найти постоянного спонсора в Украине. И когда в 1998 году клуб оказался на грани развала, единственным выходом была передача прав на футболистов зарубежным компаниям. Причем до сотрудничества с Denvell, которую так невзлюбило следствие, ЦСКА заключал и выполнял абсолютно идентичные контракты с компаниями Uniworld Trading Inc (США), Redpoint Management Ltd (Англия) и Lakford Services Ltd (Англия).

Законность таких договоров, и в том числе контрактов Denvell с футболистами клуба, оспаривать трудно. Уже хотя бы потому, что выполнялись они в строго установленном законом порядке, а именно — после их регистрации в ПФЛ. Именно последняя, согласно украинскому законодательству, обязана следить за правомерностью заключаемых контрактов и несет за это ответственность. Договор, выходящий за рамки действующих норм или их нарушающий, не может быть зарегистрирован ПФЛ, а следовательно, не подлежит выполнению. В таком случае следствие, объявив фиктивными договоренности ЦСКА с Denvell, должно призвать к ответу членов бюро ПФЛ, чьи подписи стоят на этих документах. Ведь именно они подтвердили необходимость проведения платежей, когда едва вступивший в должность президента ЦСКА Андрей Артеменко обратился к ним с таким вопросом, и предупредили об угрозе серьезных санкций в отношении клуба, если деньги не будут перечислены вовремя.

И снова о политике

В этой истории остается невыясненным еще и такой момент: на какие средства существовал государственный клуб, лишенный материальной поддержки государства? Согласно бухгалтерской ведомости государственного предприятия Министерства обороны Украины «ФК ЦСКА», средняя зарплата футболиста этого клуба в 1998—2000 гг. составляла около 300 гривен. Трудно поверить в то, чтобы спортсмены такого уровня, как игроки ЦСКА, оставались в клубе, довольствуясь столь мизерным содержанием. Каким бы плачевным ни было финансовое положение украинского футбола, суммы, которые фигурируют в контрактах спортсменов, уже давно, как минимум, на порядок выше. Расходы на организацию тренировочных сборов, выезд на матчи, прочие текущие нужды — все это складывается в цифры с многими нулями.

Обычно это бремя расходов берет на себя влиятельный покровитель клуба. В случае с ЦСКА реальная зарплата игроков и другие расходы покрывались компаниями-владельцами прав на футболистов. Взамен клуб выплачивал им трансферные компенсации. Однако следствие предпочло не вдаваться в подробности. Деньги перечислял Артеменко? Значит, виновен. При этом «упускается из виду», что такая схема финансирования клуба возникла задолго до его прихода в ЦСКА, широко использовалась другими клубами и, вероятно, будет использоваться и впредь. Независимо от того, какое решение примет суд по делу Артеменко.

Очевидная предвзятость следствия лишь подтверждает политическую подоплеку этого дела. Из множества футбольных клубов, аналогичным образом ведущих свои финансовые дела, выбран ЦСКА. Из всех руководителей клуба и спортивных функционеров, причастных к организации трансферов в ЦСКА, выбран Андрей Артеменко, который волей случая оказался лишь исполнителем, неспособным повлиять на ход уже запущенного механизма. Почему же именно он оказался на скамье подсудимых? Ответ, по всей видимости, нужно искать не в материалах следствия, а в политических связях героя нашей истории. И здесь самое время вспомнить о том его статусе, в котором он менее известен, нежели в качестве президента футбольного клуба.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно