Постсиндром Лозинского

6 ноября, 2009, 16:38 Распечатать

Незащищенность простого гражданина перед преступным миром, особенно когда его представители нал...

Незащищенность простого гражданина перед преступным миром, особенно когда его представители наладили прямые связи с теми, кто именно и должен защищать — правоохранительными органами, часто оборачивается трагедиями. Об это давно известно и много сказано. Люди пытаются защитить себя как могут.

Недавно в одном из местных изданий бросился в глаза заголовок статьи — «От таких, как Лозинский, надо только отстреливаться». Речь шла о совершенно другой ситуации, но тенденция известна: случаи, когда люди при власти и деньгах, совершая преступления, остаются безнаказанными, случаются едва не в каждом районе. И эта безнаказанность, как видим, провоцирует общественное мнение к угрожающим выводам, а иногда оборачивается парадоксальными ситуациями, которые вынуждают задуматься: случаен ли в нашем обществе синдром Лозинского?

Василий Сурмило принадлежит к тому тонкому слою населения, который классик вчерашнего дня когда-то назвал гнилой интеллигенцией. Учитель, путешественник, краевед, он еще задолго до указов и распоряжений свыше собирал в окружающих селах свидетельства о голодоморе, писал историю родной Онуфриевщины.

Несколько лет назад в его семье случилось непоправимое горе: местный чиновник, работник аппарата районного совета, будучи под хмельком, автомобилем сбил насмерть шестнадцатилетнюю дочь Василия Юлю Сурмило. Произошло это на глазах у ее подруги, поэтому свидетели были, и, казалось, что в этом деле все как на ладони, а потому виновному в смерти девушки наказания не избежать. Но Виталий Перепеляк, водитель машины, забравшей жизнь у юной девушки, оказался сыном председателя Онуфриевского районного совета Николая Перепеляка. А это — совершенно другая весовая категория, чем простой учитель...

На свидетелей оказывалось давление, да и следствие велось так, словно виновник преступления — его жертва. Суд все-таки осудил Виталия Перепеляка к пяти годам заключения, тем не менее сразу и объявил амнистию.

Василия все это очень удручало, но он ничего не мог изменить. И вот несколько месяцев назад в самом центре Онуфриевки, в магазине «Продмаркет», они случайно встретились — Василий Сурмило и Виталий Перепеляк. Последний якобы стал оскорблять Василия: дескать, дочку твою сбил и тебя прибью, мне за это ничего не будет, и даже бросился с кулаками. Его остановил выстрел из газового пистолета. К счастью, не смертельный. Онуфриевский райотдел милиции возбудил уголовное дело против Василия Сурмило по факту хулиганских действий. В действиях Виталия состава преступления не выявлено.

Еще страшнее случай произошел недавно в Добровеличковском районе. В одном из сел молодая семья фактически жила с того, что муж ловил и продавал рыбу, не гнушаясь при этом и браконьерством. Об этом узнал один из местных молодчиков, который, воспользовавшись безвыходным положением сельского рыбака и угрожая ему справедливым наказанием за браконьерство, неоднократно отбирал улов. Однажды, когда материальная нужда в семье была особенно невыносима, а рыбный рэкетир уже в который раз отобрал весь улов, мужчина застрелил своего обидчика из охотничьего ружья, а его товарища тяжело ранил.

Понимаю, что проповедовать христианские ценности, особенно тем, кого коснулась тяжкая беда, и трудно, и, возможно, неуместно, но не могу сдержаться от параллели, потому что она очевидна. Кировоградка Вера Жижко воспитывала сына сама, без мужа. И вот уже он — десятиклассник, умный, красивый. Во время последних своих весенних каникул решил навестить бабушку. Из Новомиргородского района парень не вернулся. Через несколько дней тело обнаружили в реке, в камышах. Виновных искали как мокрое горит. Их так и не нашли, хотя в селе знали, чьих это рук дело. Но среди убийц якобы был сын одного из сельских руководителей. Вера Александровна боролась как могла. Писала жалобы, доказывала, ходила по кабинетам блюстителей порядка. Вся ее жизнь, казалось, сосредоточилась на этой борьбе. А однажды поняла: если это не прекратится, она потеряет себя. Зашла в храм и как могла попробовала простить убийц ее ребенка. Со временем вернулись силы, жизненная энергия. Вера Александровна основала в Кировограде первую частную гимназию, назвав ее именем сына.

Но этот случай, скорее, исключение из правил. Ждать такого прощения от каждой жертвы нельзя. Для себя, конечно, каждый решает так, как подсказывает душа, но на уровне общества зло все-таки должно быть названо и наказано. Иначе оно снова и снова будет повторяться.

Собственно, это прописная истина, но ее почему-то трудно понять нашим правоохранителям, с легкой (или с тяжелой — как для кого) руки которых и случается то, что иначе как попущением не назовешь. Возможно, рано делать заключения, но ситуация с нашим земляком, экс-депутатом Виктором Лозинским, получившая широкую огласку, по моему мнению, немного отрезвила правоохранителей. По крайней мере, областную прокуратуру. Произошел случай, который раньше едва ли был бы возможен: исполнители дела сделали бы его так, как захотели, и на это вряд ли бы обратили внимание. По крайней мере, таких примеров великое множество.

Но обо всем по порядку. В июльский вечер один высокопоставленный милицейский чиновник, будучи под хмельком, решил, что ему мешают музыка и шум из пивной палатки, стоявшей неподалеку. С криками и кулаками он набросился на первого попавшегося ему под руку. Им оказался подсобный рабочий, который, не поняв, что происходит, ударил нападающего бутылкой по голове. Вызванный наряд милиции за считанные минуты (нашим бы правоохранителям всегда такую оперативность!) забрал подсобного рабочего в отделение. Несмотря на многочисленные свидетельства очевидцев и даже снятое мобильными телефонами видео, на котором четко видно, что милицейский руководитель, мягко говоря, ведет себя агрессивно, против подсобного рабочего возбудили уголовное дело. Его отправили в следственный изолятор, а местные эксперты быстренько подготовили вывод, что милицейский чиновник получил тяжкие телесные повреждения. (Для сравнения: дочь коллеги попала под колеса автомобиля милицейского полковника в отставке, получила несколько тяжелых переломов, в том числе тазовой кости, и попала в реанимацию областной больницы, пребывая на грани между жизнью и смертью. Через год скитаний получила выводы экспертов о повреждениях средней тяжести.)

Но ситуация изменилась после вмешательства прокурора области Геннадия Тюрина. Повреждения были переквалифицированы в легкие. Подсобного рабочего выпустили на волю, заменив содержание под стражей на подписку о невыезде. Против милицейского чиновника, в свою очередь, возбуждено уголовное дело по факту хулиганских действий. Есть надежда, что дело будет решено справедливо. Случись это на несколько месяцев раньше, посадили бы подсобного рабочего за нанесение тяжких телесных повреждений лет на семь за решетку, и ничего никому он не доказал бы...

Кстати, прокурор области ознакомился с делом Василия Сурмило и пообещал, что рассмотрено оно будет с учетом полноты всех обстоятельств. Но вскоре из прокуратуры области сообщили, что статью, по которой обвиняется Василий Сурмило, переквалифицировали на более тяжелую. Последний в поисках справедливости обратился в Генеральную прокуратуру.

Огласка, благодаря которой дело об убийстве Валерия Олейника не спустили на тормозах, как это могло бы произойти, если б о событии не узнала настолько широкая аудитория, дала надежду отдельным людям на то, что и другие, долго замалчиваемые дела, могут быть решены справедливо.

В одну из местных газет обратилась жительница села Александровка Долинского района и рассказала жуткую историю о своем односельчанине, который издевается над собственной женой (бьет ее, надолго закрывает в хлеве) и ребенком, проявляет произвол относительно других жителей села, подозревается в участии в очень серьезных преступлениях. Но у этого человека какие-то особые отношения с правоохранителями района, ему каждый раз удается выйти сухим из воды, и люди просто его боятся.

Публикация этого рассказа действительно имела огласку. На ситуацию обратили внимание в областном управлении внутренних дел. Нашлись основания и для ареста того, кто держал в страхе едва ли не все село (он сознался в убийстве, совершенном год назад).

Кажется, вот он — пример выявленного небезразличия и конкретного результата. Но результат оказался неоднозначным... У арестованного нашлись настолько влиятельные покровители, что женщину, которая публично подняла вопрос о его безнаказанности, сейчас пытаются просто выгнать из села. Представители сельского совета организовали сходку, на которой дело поставили именно так, и многие люди, поддержавшие искательницу правды, не нашли в себе мужества высказать эту поддержку публично: кто знает, как повернутся события? Ведь на сходке был и представитель райгосадминистрации, — там тоже считают, что она, придав огласке ситуацию, ославила район.

Более того, ее, учительницу начальных классов, пытаются лишить еще и работы, настраивая против нее родителей и принуждая написать заявление об увольнении по собственному желанию. Самое интересное то, что защитники агрессивного односельчанина оказались не только среди коллег и руководства школы, но и в районном отделе образования...

Женщина вынуждена была обратиться аж в секретариат президента, откуда позвонили по телефону в областную прокуратуру с просьбой разобраться. Но «разборка» превратилась в еще одно публичное унижение «нарушительницы покоя».

Так случайно ли в нашем обществе появляются лозинские? Возможно, тот синдром — наш диагноз?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно