ПОКУШЕНИЯ В КРЕМЛЕ: ОТ ЛЕНИНА ДО ЕЛЬЦИНА

30 декабря, 1994, 00:00 Распечатать

Глава вторая ДЛИННЫЕ РУКИ Впрочем, кто лучше расскажет об этой загадочной фигуре, если не его брат? Да, да, заговорил родной брат Рамона Луис Меркадер...

Глава вторая

ДЛИННЫЕ РУКИ

Впрочем, кто лучше расскажет об этой загадочной фигуре, если не его брат? Да, да, заговорил родной брат Рамона Луис Меркадер. Ему за 70 лет, он советский пенсионер, преподает в Мадридском университете, живет в небольшом поселке под Мадридом. Сорок лет своей жизни Луис провел в СССР, жил во Франции и ни разу за это время никому не слова не говорил о своем брате. И вот - заговорил. Луис подтверждает: Рамон и их мать работали на НКВД, группой руководил Леонид Котов. 20 августа 1940 года, когда Рамон ушел на «дело», в ста метрах от дома Троцкого в двух разных машинах его ждали мать и «товарищ Пабло» - Леонид Эйтингон. Однако расчет на бесшумную ликвидацию не оправдался, и это смешало карты. По показаниям телохранителей Троцкого, которые избивали террориста в кабинете рукоятками револьверов, пытаясь воспользоваться ситуацией и узнать, кто его подослал, убийца выкрикнул: «Один человек! Я его плохо знаю! Они... Я повязан по рукам и ногам! Они держат в заложниках мою мать!» Любопытна и такая деталь. Как утверждали исследователи дела об убийстве Троцкого, Эйтингон находился в самых близких отношениях с дочерью бывшего испанского помещика на Кубе Эустасией Марией Каридад дель Рио, еще весьма интересной, сохранившей женские прелести креолкой, матерью Меркадера. Генерал Эйтингон и потом, после сорокового года, чаще, чем того требовала профессиональная необходимость, посещал одну из московских квартир, где жила мать террориста. Эта «вольность» также вменялась в вину генералу, когда военный трибунал в 1954 году выносил ему приговор: 12 лет лишения свободы. Через несколько лет его выпустили на свободу, и последние годы генерал Котов-Эйтингон числился скромным сотрудником в одном из московских издательств.

Все участники удачного покушения были отмечены высокими государственными наградами СССР. Орден Ленина получила и мать террориста Каридад. Награду ей вручал Калинин. Берия прислал ящик вина «Напареули» разлива 1907 года с двуглавыми царскими орлами на этикетках. Орден Ленина получил и генерал Эйтингон, что впоследствии, впрочем, не уберегло его от тюрьмы.

Меркадер - главный исполнитель теракта - получил высшую меру по законам Мексики - 20 лет тюрьмы. Подробности проникновения его в дом-крепость Троцкого таковы: умело сыгранная роль влюбленного в близкую сотрудницу Льва Давидовича, симпатии к IV Интернационалу, статьи на эту тему, которые по просьбе секретарши иногда просматривал Троцкий. Охрана пропускала его как своего, проверенного человека.

В тюрьме Меркадер не испытывал особого дискомфорта. Жил в одиночной просторной камере со всеми удобствами и даже с телевизором. Два раза в неделю его навещала жена. Несколько раз полиции становилось известно, что заключенному готовят побег. Но как только об этом узнавал он сам, категорически отказывался. После смерти Сталина предложений о побеге не постучало, что с удовлетворением отметил узник и мысленно похвалил себя за проявленную осторожность. Не исключено, что оставшийся в живых исполнитель кого-то сильно беспокоил, и под предлогом побега его собирались попросту убрать.

ЭПИЛОГ

Отсидев положенный срок, Меркадер вышел на свободу. По словам его брата, в 1961 году Рамону без лишнего шума присвоили звание Героя Советского Союза и дали небольшую квартиру в Москве, на Соколе. Кроме того, положили 400-рублевую пенсию и право пользоваться летней дачей в Малаховке. И все. О нем словно забыли. Началась нелегкая жизнь в Москве - очереди за картошкой, переполненный холодный троллейбус. Ни Рамон, ни его жена Ракель Мендоса, мексиканская индианка, ни слова не говорили по-русски. Угнетало все: очереди, вечная нехватка то одного, то другого. Тяжелые думы одолевали Рамона. И он уехал на Кубу, где и умер в 1978 году в возрасте 65 лет.

Прах Меркадера покоится на Кунцевском кладбище. На могильной плите надпись: «Герой Советского Союза Лопес Рамон Иванович».

И еще об одной, неизвестной до 1994 года, ключевой фигуре этой акции. По иронии судьбы он тоже отсидел свой срок, только в советской тюрьме, в отличие от Меркадера. Павел Судоплатов провел в камере-одиночке 15 лет - от звонка до звонка.

21 августа 1953 года генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов был арестован в своем служебном кабинете на седьмом этаже известного здания на Лубянке. Ему предъявили обвинение в бериевском заговоре, имевшем целью уничтожение членов советского правительства и ресторацию капитализма. В тюрьме Судоплатов перенес три инфаркта, ослеп на один глаз, получил инвалидность второй группы. После отсидки он не мог сделать больше двух-трех шагов - именно столько позволяла «жилплощадь» его камеры.

Полностью его реабилитировали лишь в 1992 году. А в апреле 1994 года в Нью-Йорке вышла его нашумевшая книга «Особые задания: воспоминания нежелательного свидетеля - магистра советского шпионажа».

Именно Судоплатов разрабатывал в Москве операцию по уничтожению Троцкого. Вступив в 12-летнем возрасте в Красную Армию, Павел Анатольевич от рядового сотрудника Иностранного отдела ВЧК вырос до одного из руководителей того управления МГБ СССР, которое занималось тайными операциями за рубежом, включая и охоту за атомным оружием.

В 1940 году он возглавил специально созданный на Лубянке отдел, которому Сталин поручил разработку акции по уничтожению Троцкого.

Глава третья

СМЕРТОНОСНЫЙ КОМ ГРЯЗИ

Вокруг посягательств на жизнь этого человека накручено столько былей и небылиц, что порой трудно отличить подлинные факты от легенд. И все же попытаемся. Действительно ли на Сталина не было покушений и все разговоры об этом - плод его исключительной подозрительности и недоверия?

МОСТ

Дачу для героя нашего рассказа построили в самом устье реки Лашупсе, впадающей в дивное высокогорное озеро Рица. Там, на высоте полутора километров над уровнем моря, на берегу, обрамленном мощными вершинами, он в довоенное время иногда проводил свой отпуск.

Однажды по дороге на дачу произошел случай, который зафиксирован как первая попытка покушения на жизнь вождя. Во всяком случае, так интерпретировал происшедший инцидент на мосту Лаврентий Берия. В этой истории много темного. По версии А. Антонова-Овсеенко, данный инцидент был подстроен самим Берией, чтобы товарищ Сталин понял: на Лаврентия Павловича можно положиться.

Антонов-Овсеенко описывал эту историю так. Берия тогда еще работал в Грузии, но постепенно приучал «хозяина» к своей роли непременного спутника-охранителя. Провожал он Сталина на Рицу и в этот раз. Поехали внушительным кортежем на пяти бронированных «ЗИСах» (впрочем, специалисты утверждают, что «ЗИСов» тогда еще не было, и поездка осуществлялась на «Паккардах»). Впереди охрана, за ней Сталин, следом Берия вместе с наркомом внутренних дел Грузии Сергеем Гоглидзе. В четвертой машине ехали несколько человек обслуги, в последней - замыкающие охранники. На полпути, когда миновали впадение Гегги в Бзыбь, Берия остановил кавалькаду. Подойдя к лимузину генсека, он попросил его пересесть в предпоследнюю машину. Сталин послушался. Вместе с ним уселся и Берия.

Обслуга переместилась во вторую машину.

- Почему поменялись местами? - спросил Сталин. Нет, в своих сотрудниках Берия абсолютно уверен, но, как говорится, береженого Бог бережет.

- Тяжелое предчувствие, Иосиф Виссарионович... Есть кое-какие сомнения... Один агент сообщил нечто экстраординарное...

Дорога петляла, перепрыгивала с левого берега на правый, потом обратно. Миновали один мост. А на втором мосту произошло нечто невообразимое. Первая машина с охраной благополучно переехала на другой берег. Второй «ЗИС» (или «Паккард»?), в котором должен находиться генсек, осторожно взобрался на деревянный настил, и он тут же рухнул под тяжестью автомобиля. Лимузин упал в воду и застрял между валунами.

Впечатление было такое, что прогремел взрыв. Правда, не очень сильный, но его многократно увеличило горное эхо. Охранники схватились за оружие. Часть их бросилась в ущелье искать террористов, другая плотно сомкнула кольцо вокруг остановившейся машины генсека.

Почему мост рухнул именно под вторым автомобилем, из которого незадолго до происшествия пересел в предпоследний «хозяин» в соответствии с настоятельным советом Берии? Случайность? С дьявольской хитростью организованная провокация? Или действительно Берия располагал какими-то агентурными сведениями? Боюсь, что правду об этом мостике никто никогда не узнает. Экспертизу по свежим следам происшествия не производили. Сваи, опоры не обследовали. Ничего не фотографировали. Никаких актов-протоколов не составляли.

ВЫСТРЕЛЫ С БЕРЕГА

Люди старших поколений помнят знаменитую картину кисти известного советского художника, на которой изображен момент, когда Берия прикрывает своим телом вождя, в которого стреляют с лесистого берега.

Этот случай тоже имел место в 1933 году, через несколько дней после инцидента на мосту. Сталину захотелось совершить прогулку по воде. Для этой цели снарядили катер. И вот, когда подошли к правому лесистому берегу, раздался выстрел. Берия мгновенно вскочил и заслонил своим телом Сталина. Моторист прибавил ходу, но из-за сосен выстрелили еще несколько раз. Однако катер был уже в безопасной зоне.

Причалив к берегу, Берия организовал поиск террористов. И они были схвачены. Ими оказались... пограничники. Допрошенные лично Гоглидзе, они показали, что действовали по инструкции. Катер со Сталиным отсутствовал в представленной им заявке на прохождение судов в охраняемой зоне. Командир отделения пограничников Лавров дал такое объяснений: увидев движущийся незаявленный катер, пересекающий подведомственную зону, то есть погранзаставу «Пицунда», он сигналами велел катеру пристать к берегу. А поскольку тот продолжал двигаться прежним курсом, произвел несколько выстрелов вверх.

Однако Гоглидзе сделал иное заключение. Из его докладов вытекало, что имело место покушение. Он даже нашел свидетелей, которые показали, что стрельба велась в сторону моря, то есть по катеру со Сталиным на борту. Несчастный сержант был отдан под трибунал и подлежал расстрелу. Но тут вмешивается Ягода и уговаривает Берию выдать случившееся за обыкновенное разгильдяйство. Лаврентий Павлович, который не хотел портить отношений с тогда могущественным наркомом внутренних дел, согласился. Видимо, поэтому в показаниях Лаврова имеются детали, существенно менявшие дело: стрельба велась, но не преднамеренно, а по недомыслию и недисциплинированности командира отделения пограничников, пытавшегося заполучить катер, чтобы погрузить на него грязное белье.

Лаврову дали пять лет. Понес наказание начальник погранзаставы «Пицунда». Председателя ГПУ Абхазии уволили и органов.

Но своего срока Лавров не отсидел. В 1937 году бывшего пограничника-сержанта, отбывавшего наказание в лагере, доставили во внутреннюю тюрьму НКВД в Тбилиси, где, допросив заново, полностью изобличили как врага народа и террориста. Его приговорили к расстрелу. Такую же меру наказания получил и бывший председатель ГПУ Абхазии, уволенный за допущенный инцидент с катером в 1933 году. Обстрелявший катер командир отделения пограничников сержант Лавров был признан участником заговора, имевшим задание совершить террористический акт в отношении Сталина.

Что, открылись какие-то неизвестные прежде обстоятельства? Да нет, все объясняется просто: к тому времени всесильный нарком внутренних дел Ягода находился под арестом, а заменивший его Ежов искал компромат на своего предшественника. Тогда и всплыла вновь история с катером, с покушением на Сталина. Сокрывший деятельность контрреволюционной группы Ягода был расстрелян. А Ежов, раскрывший эту группу с помощью Берии, вырос в глазах Сталина. И Берия тоже. Сначала он стал первым замом Ежова, а спустя несколько месяцев заменил его.

Как бы ни было на самом деле, но оба инцидента - на мосту и особенно с катером.

- Берия мастерски разыграл в свою пользу, сумел извлечь из них большой политический капитал. Точь-в-точь, как Сталин в ситуации убийством Кирова. Такова точка зрения перестроечного общественного мнения, сформированного прессой. Оба, мол, были непревзойденными мастерами в области интриг, закулисных сделок что, видимо, и позволило сойтись так близко.

В развенчание мифов о посягательствах на жизнь вождя свою лепту внес Хрущев, приведший в мемуарах немало свидетельств недоверчивости и подозрительности Сталина, которые в последние годы его жизни приняли гротескные формы. За обедом он не притрагивался ни к одному блюду, если его кто-нибудь при нем не попробует. Выезжая из Кремля в Кунцево, каждый раз менял маршрут следования, не ставя о нем в известность до последней минуты даже охрану. Усложнил систему охраны Ближней дачи. Все это, а также многочисленные публикации, появившиеся в эпоху горбачевской гласности, убеждали людей, что никаких покушений на Сталина в действительности не было. Они, мол, фабриковались Берией и его подручными. Так ли это?

ОТ МИНЫ В МАВЗОЛЕЕ ДО СТРЕЛЯЮЩЕЙ РУЧКИ

Серьезное углубление в историю вопроса показало, что покушения были. Одно из первых относится к 1938 году, когда начался крупномасштабный военный конфликт у озера Хасан. Из числа белогвардейцев, осевших в Маньчжурии, был сформирован отряд террористов. Они шли на верную смерть, ибо поставленная задача-уничтожить Сталина разрывными пулями из автоматического оружия - исключала вероятность уцелеть.

Отряд камикадзе переправили в Турцию, откуда диверсанты должны были по отдельности пробраться на советскую территорию и выйти в район Сочи. По системе подземных коммуникаций смертникам предстояло проникнуть в павильон Мацесты, где в то время будет находиться Сталин. Детали операции тщательно отрабатывались лучшими японскими разведчиками. Неоценимую услугу оказал перебежавший к ним в начале лета 1938 года начальник управления НКВД Дальневосточного края Г.Люшков. Он знал систему охраны Сталина, расположение комплекса Мацесты, поскольку до этого работал в центральном аппарате НКВД.

Однако покушение провалилось. Отряд к месту сбора не явился. Участники операции один за другим были выловлены по мере их проникновения на советскую территорию. НКВД был заблаговременно предупрежден о готовящейся акции, и сделал это надежный источник по кличке «Лео», работавший в Манчжоу-Го.

Вторая попытка японских спецслужб устранить Сталина относится к 1939 году. На этот раз планировалось пронести мину замедленного действия в Мавзолей. Она должна была взорваться в 10 часов утра 1 мая, во время праздничной демонстрации, когда на трибуне саркофага Ленина собиралось все советское руководство. И в данном случае органы НКВД были заблаговременно предупреждены все тем же информированным источником «Лео». Подробности этих операций приведены в книге японца Хияма Есиаки «Японские планы покушения на Сталина», вы шедшей в Токио.

Не отставал от японцев и немецкий абвер. История несостоявшимся заговором против «большой тройки» Тегеране общеизвестна. Тогда советские спецслужбы предотвратили готовившийся теракт против Сталина, Рузвельта и Черчилля. Однако замысел покончить со Сталиным на какой-нибудь международной конференции не покидал немецкое руководство. С этой целью прорабатывался вопрос о проведении такой конференции с участием германской стороны - для отвода глаз, лишь бы была возможность проникнуть на мероприятие.

Согласно воспоминаниям Вальтера Шелленберга, эту роль брал на себя германский министр иностранных дел Риббентроп. Вот уж кого меньше всего могли заподозрить в осуществлении теракта! Дипломата в его намерении поддержали Гитлер Борман и Гиммлер. Смерть Сталина была бы спасением для Германии, можно было бы ставить вопрос о перемирии.

Идеей Риббентроп поделился с одним из руководителей нацистской разведки в своей резиденции, замке Фушл, где проходили приемы глав иностранных дипломатических миссий:

- Без сомнения, у Сталина будет очень сильная охрана. Едва ли удастся незаметно пронести в зал заседания гранату или револьвер. Но у меня есть автоматическая ручка, без промаха стреляющая крупнокалиберными пулями на расстояние 6-8 метров. Ручка сделана так хорошо, что самая тщательная проверка не обнаружит ее истинное предназначение...

От этой затеи, по словам Шелленберга, попахивало авантюрой. Когда за дело берутся непрофессионалы, жди провала. Но идею одобрил Гитлер! И тогда Шелленбергу показалось, что он нашел выход из сложного положения. Заявив собеседнику, что его план технически выполним, но все зависит от того, сумеют ли они посадить Сталина за стол переговоров. Это представит большую трудность.

- Попробуйте уговорить Сталина принять личное участие в конференции, - посоветовал матерый разведчик дипломату. - Если вам это удастся, тогда я, конечно, помогу словом и делом.

Разговор этот происходил летом 1944 года, и не надо было строить особых иллюзий относительно согласия Сталина на участие в подобном мероприятии - дивизии Красной Армии неудержимо двигались на запад, взламывая немецкую оборону мощными ударами. План Риббентропа умер сам собой. Тихо и незаметно.

Но абвер от идеи не отказался. Ее осуществление решили поручить профессионалам.

СУХАЯ ОДЕЖДА

Эта операция по сей день считается самой серьезной из всех попыток покушения на Сталина. К ее реализации абвер приступил летом 1944 года.

Главным действующим лицом и исполнителем выступал бывший офицер Красной Армии Политов. В 1942 году он, будучи командиром роты, добровольно сдался в плен немцам под Ржевом. В 1943 году Политов закончил абверовскую разведшколу. Чтобы исключить возможность ведения двойной игры, Политова основательно «замарали» в карательных операциях. После этого он проходил специальную подготовку в восточном отделе СД.

Когда руководство сочло, что клиент созрел, ему поменяли фамилию. Политов стал отныне Тавриным. Майором фронтовой контрразведки «Смерш», заместителем начальника отдела дивизии. Специалисты абвера сфабриковали удостоверение за № 298, ничем не отличавшееся от советского аналога.

Майору Таврину надлежало быть Героем Советского Союза, кавалером пяти боевых орденов и двух медалей. Все было настоящее, включая Звезду Героя, которая принадлежала погибшему в боях генералу Шепетову. Политова-Таврина снабдили даже специально отпечатанными номерами газет «Правда» и «Известия», где в списках награжденных Указом Президиума Верховного Совета СССР красовался сначала капитан, а затем майор Таврин, а также помещались его фотографии. Никому в голову не могло прийти, что газеты фальшивые.

Политову-Таврину подобрали и напарницу, радистку-шифровальщицу. Ею стала некая Адамичева, которой тоже придумали легенду. Отныне она превращалась в Шилову, младшего лейтенанта административной службы, секретаря особого отдела дивизии. Адамичеву-Шилову снабдили командировочным предписанием о том, что она следует в Москву, в Главное управление контрразведки «Смерш» Наркомата обороны СССР. Политова-Таврина и Адамичеву-Шилову по легенде объявили супругами.

Задача, поставленная перед диверсантами, сводилась к тому, чтобы проникнуть в Москву и уничтожить Сталина.

Тщательно разработали два варианта покушения. Первый сводился к тому, чтобы проследить маршрут бронированного автомобиля Сталина и обстрелять его бронебойными снарядами. Для этой цели высококвалифицированные инженеры из абверовских секретных лабораторий разработали уникальное, единственное в своем роде оружие - «Панцеркнакке». Это была короткоствольная безоткатная пушка с девятью снарядами калибра 30 мм, способными пробивать 45-миллиметровую броню на расстоянии 300 метров. «Панцеркнакке» (буквально «прогрызающий броню») крепился ремнями к правой руке и приводился в действие кнопочным пусковым устройством.

Если этот вариант по каким-то причинам не проходил, террористы имели запасной: магнитную мину особо большой мощности с прибором для дистанционного взрыва. Ее Политов-Таврин должен был пронести в помещение, где состоится совещание высшего армейского командования, куда он имел шансы попасть как приехавший с фронта герой.

Кажется, все было предусмотрено до мелочей. Но и чекисты не дремали!

Вскоре они получили сообщение из Риги о странном заказе, который сделал неизвестный посетитель в одной из пошивочных мастерских. Клиент попросил сшить ему кожаное пальто по русской моде, но с расширенным правым рукавом (для «Панцеркнакке», конечно же!) и широкими, удлиненными карманами. Ни адреса, ни своего имени заказчик не оставил, сказав, что сам придет за пальто. Портной, работавший на советскую разведку, удивился необычайности кроя и анонимности заказчика и поделился своими подозрениями с кем надо. Во время примерки за заказчиком незаметно проследили.

Продолжение следует.

Начало см. в «ЗН», №№11,12 от 17 и 24 декабря 1994 г.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно