ОХОТА НА ОБРЕЧЕННЫХ ДОЛЖНИКОВ

17 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 17 октября-24 октября

Всех долгов на Николае Елизарове было около двухсот тысяч. Три кредитора никак не могли получить с него свои деньги, так что вынуждены были в конце концов обратиться к братве с одним условием - не мочить...

Всех долгов на Николае Елизарове было около двухсот тысяч. Три кредитора никак не могли получить с него свои деньги, так что вынуждены были в конце концов обратиться к братве с одним условием - не мочить. Смерти Николая не хотел никто, все хотели денег. Но взять должника оказалось сложно даже стриженым качкам. Две недели его продержали прикованным к трубе центрального отопления в доме, предназначенном на снос, все это время несчастного сильно били, но вынуждены были отпустить. Похоже, денег у него не было и отдать их сразу Николай просто не мог. Бизнесмена выбросили на улицу избитым до полусмерти. Еще за неделю до этого один из кредиторов вспомнил о Мише, который умел возвращать самые безнадежно утерянные деньги.

Через три дня многолетний должник принес двести тысяч долларов. О методах работы уникального специалиста по возврату долгов наш обозреватель беседует с самим Михаилом Казаченко.

- За глаза вас называют Миша-Должок?

- Это прозвище закрепилось за мной с тех пор, как я провел несколько громких операций по возврату денег. Однако хочу сказать, что с бандитами у меня хоть и нормальные, но не дружеские отношения. Я не работаю ни под чьей крышей, и кличка эта - как бы неофициальная. Обращаются ко мне и заказчики, и партнеры всегда по имени-отчеству.

- А как вы, Миша, дожили до жизни такой?

- У меня три образования - медучилище, железнодорожный техникум и Московский государственный университет, так что, сами видите, насколько широки мои интересы. Первый заказ я получил совершенно случайно. Знаете, есть такие мелкие долги, за которые бандиты даже не берутся, а люди сами выдрать из должников не в состоянии. В наше время это суммы в две-пять тысяч долларов, а в девяностом году одна моя знакомая одолжила лучшей подруге свою единственную тысячу и целый год не могла получить ее обратно. Та подруга уже открыто смеялась несчастной кредиторше в лицо. Я был неравнодушен в то время к обманутой женщине и добился того, чтобы деньги ей вернули.

- А как вы добились этого?

- Я просто подошел к ней один раз и напомнил о сумме долга. Я ей сказал, чтобы она не возвращалась домой, пока не рассчитается, так как у ее подъезда стоит машина с затемненными окнами, полная бандитов.

- А машина?

- Я одолжил на денек у приятеля и просто припарковал ее напротив подъезда должницы. Когда женщина через двор увидела машину, то принесла моей знакомой ту самую тысячу.

- И вам каждый раз достаточно всего лишь поговорить с должником? Может, у вас дар внушения?

- Нет у меня никакого дара! Знаете, сегодня существуют тысячи способов выбивания долгов, и все они основаны на страхе, угрозах, пытках, шантаже. Я с самого начала отверг этот путь и действую не менее успешно без всяких там утюгов на пузе и угроз женам. В работе по возвращению денег есть два аспекта. Первая задача - найти должника, тут я действую, как обыкновенный частный сыщик. А вторая часть проблемы - заставить человека вернуть деньги. Тут мой метод основан на научной базе.

- В университетах учат возвращать долги?

- Нет. Но в психологии есть такой занятный раздел - виктимология. Она изучает поведение жертвы, провоцирующей преступление против себя, или психологические механизмы человека, попавшего в критическую ситуацию. Именно виктимология объясняет, почему так много женщин подвергаются насилию со стороны мужчин, уступающих им по физическим данным. Виктимология также моделирует поведение людей в сложных ситуациях. Так вот, существует считанное количество сценариев поведения человека, зажатого в угол, а поступки любой жертвы могут быть предсказаны с большой точностью.

- А конкретнее?

- Вот ситуация с тем же Николаем Елизаровым. Как только его отпустили бандиты, он приполз домой отлеживаться. К тому времени я уже провел некоторые исследования и знал, что деньги у моего контрагента есть. Под угрозой смерти он их не отдал, значит, нужны были другие способы воздействия. Я пришел к нему домой и два дня лечил его избитое тело, готовил ему еду и непрерывно разговаривал с ним. Результат вы знаете.

- О чем были ваши разговоры?

- Я убил его сочувствием. Всю жизнь этот человек зубами выгрызал свое счастье, встречал на своем пути только врагов и ни разу не слышал слов сочувствия. От моего участия в его судьбе Николая просто развезло, он решил снять тот груз, который повис на нем, и рассчитался. Чтобы выйти на такую степень доверительности в разговоре, я многое узнал о Николае еще тогда, когда его пытали бандиты. Я знал, что он вырос без отца, что в классе был самым слабым, что не заводил семью, чтобы никто не мог угрожать его близким, и еще много чего я узнал о нем.

- Сколько вы берете за свои услуги?

- Я не беру процентов с должника - это главное мое отличие от бандитов. Я никому не включаю счетчик, а свой гонорар получаю с кредиторов - обычно десять процентов. Мне с легкостью отдают эти деньги, потому что я берусь за самые пропащие суммы.

- Расскажите о механизме вашей работы.

- Все подробности - мой профессиональный секрет. Больше всего в моей практике дел, когда мне нужно найти человека, скрывающегося от долгов. Обычно человек, уходящий в подполье, тщательно планирует свое отступление. Это называется «развести остатки» - когда отправляются к дальним родственникам дети, когда жертва разводится с женой, когда меняются адрес и паспортные данные. Бандиты в лучшем случае могут потрясти за ноги того, кого поймают, а вот разыскивать человека у них не хватает ни терпения, ни ума. Я исхожу из того, что как бы человек ни прятался, если он еще жив, то обязательно найдется другой человек, который его видел и знает. Самый простой способ добычи информации - это деньги. Я плачу соседкам, детям во дворе, продавщицам в магазинах и узнаю о нужном мне человеке все необходимое.

- А детям зачем платить?

- Они, как и наши соседи, знают о нас гораздо больше, чем мы думаем. И те, и другие чаще всего не имеют никаких стимулов, чтобы скрывать известную им информацию. Скрылся как-то один парень, который бросил семью, фирму и «кинул» кредиторов. На нем уже поставили крест, однако я побеседовал около школы с одноклассницами его дочери. Оказалось, что иногда по вторникам ее забирает из школы чужая тетя, а не мама. Оставалось выяснить, куда ездит мама в эти дни. Ниточка привела к искомому должнику. Дорогая информация обошлась мне в три шоколадки.

- Все всегда решается за пару дней?

- Не всегда. Очень часто мне приходится расставлять посты наблюдения и долго следить за теми местами, где может появиться должник. Некоторое время я преподавал в университете, и с тех пор у меня хорошие связи в этой среде. Студенты, особенно младших курсов, - народ исполнительный и всегда нуждающийся в деньгах. Поэтому они у меня сутками сидят у окошка в подвале или на крыше, наблюдая за домом пропавшего должника. Очень часто такое наблюдение дает свои результаты.

Бывает и по-другому. Однажды ниточку мне дала женщина-парикмахер. Путем долгих изысканий я нашел в огромном городе парикмахерскую, где постоянно стригся разыскиваемый мною человек. Он сменил в жизни все, даже сделал пластическую операцию, но не смог избавиться от привычки стричься у одного и того же мастера. Около месяца я читал газеты в холле этого салона, однако такое ожидание могло продолжаться очень долго. Я заставил эту парикмахершу перевестись на работу в другой салон, расположенный прямо под моей квартирой. И что вы думаете? Должник отыскал ее, когда надумал постричься! Он сам пришел ко мне в руки, остальное было делом техники.

- Как вы обрабатываете клиента?

- Основа всей работы состоит в том, чтобы создать человеку неприятную либо непонятную среду обитания, вышибить из седла, лишить привычных стереотипов. Очень наглядно это все описано в «Двенадцати стульях». Помните, как Бендер отправлял подпольному миллионеру телеграммы типа «Грузите апельсины бочками» или «Графиня изменившимся лицом бежит к пруду». Такие телеграммы стоят копейки, но производят ошеломляющее воздействие. Самое главное, что человек осознает угрозу, но не видит ни ее источника, ни возможных путей реализации. Такие точечные напоминания и уколы заставляют человека думать о своих ошибках и долгах. У него нет источников внешней информации об опасности, как и обратного адреса в телеграммах. Человек вынужден копаться в себе, перебирать в памяти своих кредиторов, и в конце концов он решает, что лучше рассчитаться и вернуть свою жизнь в нормальное русло.

- Все дело в телеграммах?

- Конечно, нет! Я соблазняю любовниц должника, перекупаю его секретарш, при необходимости снимаю на месяц квартиру соседей и устраиваю ночные дебоши. Я не даю спать человеку ночными звонками, я нахожу его на отдыхе. Легче всего «колоть» должников как раз тогда, когда они нежатся на теплом пляже далекой страны. Лежит такой товарищ, разомлевший в полудреме, я ложусь рядом и говорю: «Только не поднимайте голову, за нами следят». Дальше несколько привычных фраз, и я ухожу. Бывает, что в тот же день деньги переводятся со счета должника на Кипре на счета кредиторов на острове Мэн.

- Бывал ли в вашей практике случай, когда вы нашли должника, но не смогли его «продавить»?

- Однажды меня попросили вернуть сто тысяч долларов. Жена одного крупного авторитета одолжила эти деньги своей подруге, а та не захотела возвращать. Бандиты могли бы быстро прижать ее к ногтю, но кредиторша была против того, чтобы привносить эти методы в свою жизнь. А должница не только догадывалась, что расправа ей не грозит, но и оказалась изворотливой. К тому времени, как мне ее заказали, и деньги, и дети ее были уже за границей. У меня оставался один шанс задержать ее - завести роман. Я так и поступил. Две недели пролетели как один день - такая у нас была любовь. Я был уверен в успехе предприятия, но просто потерял голову. Однажды утром я обнаружил нашу постель пустой. Птичка улетела, оставив мне прощальную записку, последние слова в которой были: «по крайней мере, ты получил вместо денег большое удовольствие». Провал был полностью на моей совести, поэтому я вернул заказчикам собственные деньги. Две недели любви обошлись мне в девяносто тысяч баксов.

- А не было у вас провалов, когда вам просто не удавалось разыскать нужного человека?

- Кто ищет - тот всегда найдет, вот мой девиз. Самым громким делом за все время моей работы был случай, когда я отыскал пропавшего директора одной финансовой компании - классической пирамиды, только очень маленькой. Долгое время обманутые вкладчики метались по разным инстанциям, пока кто-то не вывел их на меня. И что же? Еще полгода эти мелкие кредиторы никак не могли договориться между собой, за чей счет будут оплачены мои услуги! Они грызлись, как крысы в банке, в конце концов я заломил двадцать процентов, чтобы с ними не связываться, но эти придурки согласились!

За полгода я отыскал того самого владельца пирамиды в далеком Сингапуре. Моей задачей было только отыскать человека, а вытряхивали деньги другие - обычными утюгами и пытками. Из обещанного гонорара я получил всего лишь десятую часть, но от этой гоп-компании, в которой сошлись бандиты и пенсионеры, я ничего лучшего и не ожидал. На оперативные расходы и разъезды мне хватило, да и слава Богу. Главное, что это дело принесло мне определенную славу и новых заказчиков.

- А господина Мавроди вы смогли бы отыскать?

- Я думал об этом, анализируя те факты из жизни Мавроди, которые мне известны. А я знаю только о его коллекции бабочек и первой студенческой любви, которая недавно, как я совершенно случайно услышал, развелась со своим мужем и уехала. Вопрос - куда? Я либо искал бы эту женщину, а на нее попробовал бы ловить Мавроди, либо отправился в Малайзию.

- Почему в Малайзию?

- Там есть крупнейшая в мире ферма по разведению бабочек. Именно оттуда сувенирные коробки с засушенными насекомыми разъезжаются по всему миру. Где бы Мавроди ни осел, он попробует восстановить свою утерянную коллекцию, а заказывая бабочек на этой ферме, легче всего осуществить задуманное.

У меня уже был такой случай в практике, когда нужно было вернуть небольшой долг, а уговоры на человека никак не действовали. Я выяснил, что должник коллекционировал ордена, через клуб нумизматов узнал все о его увлечении и разработал план. В семье у должника все были умные, и идти на контакт с его сыном мне было бесполезно. Оставалось найти какого-нибудь одноклассника, которому пацан принес бы на день один орден из коллекции папочки. Я нашел такого парня и сочинил байку, чтобы запудрить ему голову. Уже вечером я показал коллекционеру орден Красного Знамени. Представьте себе: этот орден когда-то заработал его прадед, а через семьдесят лет правнук совершенно случайно выменял его в клубе вместе с наградным листом! Цена ордену - копейки, однако для этого человека он был гораздо дороже суммы долга. Операция прошла успешно, как пишут в газетах. Так что ловите бабочек, поймаете беглеца Мавроди.

(«Новое русское слово»)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно