КОНЕЦ ОДНОГО ПРАВОСУДИЯ

14 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 14 июля-21 июля

Несмотря на две вербальные ноты протеста венгерских диппредставительств, 7 отводов судье и 10 жало...

Несмотря на две вербальные ноты протеста венгерских диппредставительств, 7 отводов судье и 10 жалоб на него ассоциации адвокатов в связи с преследованием ее членов, в Закарпатском областном суде на протяжении целых пяти месяцев продолжался судебный процесс, по обвинению в контрабанде. Он стал одной из ярчайших иллюстраций прихода в провинцию «нового правового мышления», которое способствовало укреплению в сознании служителей Фемиды новых принципов законности, основанных на приоритете прав человека над интересами государства и его карательных органов.

Место действия

Закарпатье - по своему политико-экономическому положению и менталитету - регион особенный. Кто бывал здесь, непременно отмечал значительно более высокий, чем в других областях, уровень жизни, при отсутствии, казалось бы, сколь-нибудь значительного промышленно-сырьевого потенциала, способного его обеспечить.

Причина подобного несоответствия кроется скорее в его перенаселенности, исторически обуславливавшей миграцию местной рабочей силы на запад и восток, а также способствовавшей культивации особого менталитета, одной из неотъемлемых черт которого была несвойственная жителям других областей Украины деловая активность.

Ужгород - столица Закарпатья - небольшой городок, всего 126 тыс. жителей. На госпредприятиях, которые, как и везде по стране, загружены сегодня на 25 - 50%, занято лишь 12 тысяч трудоспособного населения. Средний доход на одного жителя города составил в первом квартале 3 млн. карбованцев. Реальная безработица хотя и превышает официальный уровень, но не столь катастрофически отражается на доходах данной части населения, как в иных регионах.

99% жителей Ужгорода имеют загранпаспорта и регулярно используют их для «челночных» поездок в близлежащие Венгрию, Чехию и Словакию.

Несмотря на то, что список запрещенных к вывозу товаров и товаров, пользующихся в их «ближнем зарубежье» наибольшим спросом, полностью совпадает, переплетение дружеских и родственных связей с работниками таможни, неизбежное в маленьком городе, позволяет многим из «челноков» успешно решать эту проблему. По оценкам местных знатоков, средний пеший «турист» зарабатывает за одну «ходку» от 20 долларов, «автотурист» - от 100 до 150.

Наиболее удачливые из них, за годы сумевшие наладить с той же Венгрией цивилизованную двухстороннюю торговлю, обеспечили себе тем самым и пятизначную цифру годового дохода (в долл. - прим. авт.).

О том же, что таких немало, свидетельствует хотя бы рост числа коттеджей, строящихся вокруг города. Сегодня в Ужгороде их насчитывается около двух тысяч. Четверть их появилась за последние 7 лет. Минимальная цена большинства этих «новых домов» составляет 50-60 тысяч долларов, а максимальная теряется за отметкой 150-ти.

В городе со 120-тысячным населением зарегистрировано около 4000 малых и совместных предприятий. И, не взирая на вполне объяснимую склонность большинства из них к торговому ремеслу - это новые рабочие места. Как не без гордости сообщили мне в мэрии, за прошлый год они обеспечили по области 60% всех налоговых поступлений в бюджет.

Таков общий фон жизни города, безусловно, заслуживающий отдельной статьи. В этой же речь пойдет о местной системе правосудия, вернее, о той внутренней революции, которую она претерпела после провала одного судебного разбирательства, начавшегося с простого дела о контрабанде и переросшего в скандальный процесс, получивший международную огласку.

Дело о контрабанде

На подобных делах попадаются нечасто. Всем в мире отечественного бизнеса известно негласное, но расхожее правило: кто ворочает большими делами и знает «законы уважения» - тот неуязвим. Неизвестно, какая из систем дала сбой на этот раз, но органы следствия постарались честно сделать свое дело, арестовав четверых подозреваемых: двух граждан Украины, одного - Израиля и одного - Венгрии. Им вменяется в вину контрабандный вывоз с территории Украины наличной валюты в размере 1 миллиона долларов и неуплата налогов.

Предварительная схема преступления, установленная следствием, такова: в Украину по заниженным ценам ввозились товары, которые потом продавались не через розничную сеть, а на базаре за наличные, суммы не инкассировались, налоги платились не в полной мере (сначала снижался акциз за счет заниженной таможенной цены, а затем лишь частично уплачивался налог с продажи), и валютные средства, полученные в результате этой деятельности, незаконно вывозились за пределы Украины.

Ответ, насколько правомочны эти обвинения, даст суд, и мы не склонны обсуждать степень вины до вынесения приговора. Однако интерес вызвала сама суть процесса, с огромными проволочками продолжавшегося пять месяцев и закончившегося отводом судьи И.В. Репича - председателя областной коллегии по уголовным делам, одного из старейших и авторитетнейших судей в Закарпатье.

Однако обо всем по порядку.

Стиль работы «Его Чести»

В наших судах не принято, как в Старом и Новом Свете, называть судей Ваша Честь и вставать при их появлении даже в приватной обстановке. Однако по влиянию, которым пользуются наши судьи, по крайней мере в Закарпатье, они вряд ли уступают своим западным коллегам, в этом я убедился воочию.

Как и в каждой профессии, у судей также существует своя профессиональная специфика. Как мне объяснили, каждый процесс можно провести либо быстро (не давать адвокатам «расслабиться», проявить при допросах настойчивость, а где можно, и использовать в своих интересах противоречия процессуального кодекса, проследить, чтобы в нужном русле велся протокол) либо красиво (не жалея времени, но так, чтобы потом не к чему было придраться).

И.В.Репич, который вел процесс, избрал, по всей видимости, первый путь и, получив отвод после восьмого протеста адвокатов, чувствует себя сегодня обиженным.

Хотя судье его уровня как бы по рангу полагается вести подобные дела, не каждый год в области обнаруживают «группы, связанные с крупными международными контрабандными центрами» (определение следственных органов), но ему «подсунули» его прямо перед отпуском. Он на пять месяцев был оторван от своей руководящей работы из-за ведения этого скандального процесса. Судите сами. То один адвокат не является на заседание, срывая процесс, то другой просит отложить его на несколько дней, так как ему, видите ли, необходимо по личным делам съездить во Львов, а потом объявляет себя больным, то глава консульства Венгрии явился на заседание и стал выкрикивать реплики по ходу процесса. У себя в стране разве же он себе такое позволил бы? - вопрошает Иван Васильевич. Пришлось ему сделать замечание. А он в ответ две вербальных ноты нашему МИДу и Верховному суду. Приехал оттуда проверяющий, поговорил с дипломатом, и тот быстро отказался от своих претензий.

Четверо обвиняемых - и у каждого свой адвокат. И они требуют в перерывах заседаний, совещаний возможности побыть наедине со своими клиентами в комнате при зале суда, а ехать общаться к подзащитным в следственный изолятор не хотят. Там их, видите ли, прослушивают. А что судья с этим может поделать?

Иван Васильевич глубоко уверен, что его отвод стал возможным результатом давления «сверху», и убежден, что дело адвокаты не выиграют из-за одной только смены судьи. Все равно, те, кто должны, получат по заслугам. Вот только жаль, законы у нас стали слишком либеральными.

Такой я услышал его исповедь. И у меня уже чуть было не сложилось мнение, что весь шум, поднятый вокруг процесса надуман, был нарочно поднят защитниками контрабандистов с тем, чтобы опорочить судью, и они правдами-неправдами добились своего. Однако последующие встречи заставили меня изменить точку зрения.

Дипломатичности главы Венгерского консульства Шандора Поважойи хватило лишь на первые десять минут разговора, затем он попросил меня выключить диктофон и заявил, что этот прецедент, к сожалению, уже оказывает негативное влияние на двухсторонние отношения, о чем было заявлено в двух вербальных нотах венгерских дипломатических представительств. Консул, не удержавшись, даже стал приводить параллели с порядками, существовавшими при «русских царях».

Из вербальных нот Посольства и Генерального Консульства Венгерской Республики в Украине:

«Консульскому отделу МИДа, Председателю Верховного Суда, Генеральному прокурору Украины... не вникая в суть дела, обращаем ваше внимание на следующие обстоятельства (процесса)... Так, в частности, председательствующий в суде Репич И.В. запретил подсудимому Товт Атилле на протяжении всего процесса встречаться с адвокатом один на один, навязывая при этом присутствие переводчика и начальника конвоиров, чем, фактически, лишил гражданина Венгерской Республики права на защиту, гарантированного ему законом Украины...

В один из дней судебного процесса на заседание явился первый секретарь Генерального консульства Венгерской Республики и, хотя процесс открытый, был допущен в зал заседания только после унизительной проверки документов, проведенной охраной по указанию Репича И.В. и в его присутствии...»

Как объяснила мне адвокат обвиняемого венгерского гражданина Елена Павличенко (общепризнанный фаворит в области по уголовным делам), судьей было проигнорировано два заявления ее клиента, в которых он просит оградить себя от присутствия переводчика при разговорах с адвокатом. Право это оговорено в существующем законодательстве. Однако общаться со своим подопечным Павличенко имела возможность лишь в ходе следствия, на протяжении же пяти месяцев судебного разбирательства перед ее подзащитным стоял выбор: или не общаться с адвокатом вообще, или разговаривать с ним в перерывах между судебными заседаниями в присутствии переводчика и начальника конвоиров. «А в такой компании вряд ли была возможность выработать эффективную линию защиты», - резюмировала адвокат.

На председательствующем по делу судье лежит ответственность за срывы и отсрочки в судебном рассмотрении дела, которые возможны из-за простой неявки свидетелей или адвокатов. В своем интервью Репич, как вы помните, упомянул о двух подобных случаях.

Адвокат одного из обвиняемых Валентин Гончаров не явился на очередное заседание по болезни, не предупредив председательствующего. Этот проступок так разозлил Ивана Васильевича, что он с целью разоблачить «симулянта» передал для публикации в местную газету результаты незавершенного медицинского обследования защитника. По факту о публикации Гончаров подал судебный иск, однако сам судья не считает себя причастным к разглашению медицинской тайны. «Я просто дал журналисту ксерокопии медицинских документов, предоставленные областной больницей на мой запрос, а как он ими распорядился - это уже его дело».

Следующей, кто имел несчастье заболеть во время рассмотрения дела, была адвокат Павличенко. Речь даже шла о необходимости госпитализации. Подозревая ее в симуляции и не желая повторного срыва процесса, судья вновь «принял меры», но во второй раз им не суждено было увенчаться успехом.

Результаты служебного расследования, проведенного по этому факту замначальника облздравотдела Закарпатской области Ю.Ф. Шалмудовским, раскрывают перед нами целую детективную историю. Адвокатессе пришлось трижды у различных врачей подтверждать свой диагноз, последний раз даже у известного всей области кардиолога профессора М.В.Ришко, однако судья Репич потребовал созыва специального консилиума врачей, а после того как и тот вынес неподходящее ему решение о необходимости срочного стационарного лечения больной, лично перезвонил двум главврачам городских больниц с требованием ни под каким предлогом не принимать адвоката Павличенко на лечение.

- Я прекрасно понимаю положение заведующих нашими больницами, - говорил мне Юрий Шалмудовский, - на которых заместителем председателя облсуда оказывалось такое давление, что они не решились ему противостоять. Их нельзя в этом винить. Но состояние больной ухудшалось, мы боялись осложнений и вынуждены были просить коллег из больницы Львовской железной дороги принять ее на лечение, т.к. иного выхода из создавшейся ситуации просто не видели.

После этого случая в бой вступила Ассоциация адвокатов, ибо все происходящее напрямую задевало интересы каждого из ее членов. Никому не хотелось, чтобы завтра и с ним «третья власть» разбиралась подобным образом. Полетели жалобы в Верховный суд, Генпрокуратуру, которые нельзя было оставить без внимания.

В течение процесса председательствующему было заявлено 7 отводов, в которых подробно излагались вышеприведенные факты, не говоря уже о множестве других нарушений ПК. Мое недельное пребывание в стенах областного суда, разговоры с судьями и адвокатами, позволили почувствовать тот предельный накал, который царил в его атмосфере последние три дня процесса.

- Личные неприязненные отношения председательствующего и адвокатов превзошли критическую массу, и я не мог не удовлетворить восьмого отвода судьи, подписанного всеми адвокатами и их подзащитными. Иначе наверняка в итоге возникли бы очень серьезные обвинения в необъективном рассмотрении этого дела, - сказал и.о. председателя областного суда Виталий Дроботя, волею судеб оказавшийся в роли человека, от которого зависело принятие решения, с одной стороны, прекращавшего правонарушения, а с другой - лишавшего его старшего и гораздо более влиятельного коллегу возможности триумфального завершения процесса на миллион долларов.

Положение у исполняющего обязанности главного областного судьи было не из легких, однако правильность принятого им решения стала для меня очевидна, когда я увидел радостные лица его коллег-судей, которые поздравляли друг друга с этим «событием», как с днем юстиции. Сегодня они уверены, что для Закарпатья этот процесс стал последним в старом стиле, при котором свидетелей заставляют перечитывать вслух данные ими показания, а подсудимые месяцами шлют запросы, чтобы встретиться со своими адвокатами. «Если подобное теперь запретили у нас самому Юпитеру, то уж точно теперь никогда не позволят быку», - шутили судьи.

Вместо эпилога

Не скрою, приятно было собственными глазами лицезреть конец еще одного подобного «правосудия». Хочется разделить оптимизм молодых ужгородских судей, что теперь «все пойдет по другому» и что не только благодаря удачному стечению обстоятельств старые судебные методы изгнаны с еще одного клочка земли, где еще какое-то десятилетие назад резолюцию по делу судье заносил и клал на стол инструктор обкома. Сегодня решение об отводе судьи Репича от рассматриваемого им дела принято, чем признано несоответствие хода разбирательства нормам Процессуального кодекса. По видимому, для Ивана Васильевича настают не лучшие времена, к нему едет комиссия Верховного Суда. Очевидцы говорили, что, услышав известие об отводе, судья плакал. Я знаю, что плакал и обвиняемый, которому месяц не давали встречи с адвокатом. И не знаю, кого из них мне больше жаль.

Когда верстался номер:

Из Закарпатья вернулась специальная дисциплинарная комиссия Верховного суда Украины. Она вынесла решение о полном соответствии действий и. о. председателя облсуда Виталия Дроботи, принявшего решение об отводе судьи И.В. Репича нормам Процессуального кодекса . В ходе работы комиссии выявлены новые факты нарушений, в частности, фальсификация представления решения президиума облсуда Верховному суду. Ведется служебное расследование.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно