Как защитили интеллектуальную собственность

16 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 16 декабря-23 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

Уже полгода в стране действуют законы, принятые по требованию международного сообщества, в частности, в сфере интеллектуальной защиты...

Уже полгода в стране действуют законы, принятые по требованию международного сообщества, в частности, в сфере интеллектуальной защиты. Как они работают, выясняла корреспондент «ЗН».

Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно упорядочения операций, связанных с производством, экспортом, импортом дисков для лазерных систем считывания, оборудования и сырья для их производства)» был принят под завывание сирен и крики части возмущенных депутатов Верховной Рады 6 июля 2005 года, накануне летних парламентских каникул. К этому законопроекту было подано одновременно несколько постановлений, в соответствии с которыми документ предлагали признать неприемлемым. Но проект стал законом.

Сегодня, спустя полгода со времени его принятия, как и летом, критиков этого документа и его сторонников меньше не стало. С одной стороны, производители оптических носителей информации до сих пор считают, что закон ввел неравноценные условия для производителей и импортеров оптических дисков, а также ослабил условия импортирования этой продукции в Украину, что способствует и облегчению незаконного ввоза дисков на таможенную территорию нашей страны, но не решил основные проблемы украинских производителей. Правоохранители же настаивают, что получили механизм борьбы с пиратами в Украине, и отчитываются о своих достижениях.

Наиболее ощутимыми стали изменения к Уголовному кодексу Украины, к статье, предусматривающей ответственность за незаконный оборот дисков для лазерных систем считывания, матриц, оборудования и сырья для их производства (изменения к статье 203-1 УК Украины). Эта статья кодекса претерпела существенные текстуальные изменения, настаивают юристы, что в результате должно принести положительные плоды. «В диспозиции статьи внесен существенный позитив, — говорит Богдан Яблонский, директор юридической фирмы VIP Consalting. — Сейчас (а этого раньше не было) определен конкретный перечень нарушений, за которые наступает уголовная ответственность. Это позволяет устранить возможные злоупотребления. С другой стороны, специалисты также могут конкретизировать, какие именно нарушения были». В соответствии с изменениями, уголовная ответственность наступает за незаконные производство, экспорт, импорт, хранение, реализацию и перемещение дисков для лазерных систем считывания, матриц, оборудования и сырья для их производства, если эти действия совершены в значительных размерах, повторно или при предварительном сговоре группой лиц, или совершенные в крупных размерах.

«Наиболее принципиальным является то, что законодатель существенно уменьшил порог, после какого наступает уголовная ответственность», — считает Богдан Яблонский. Уголовная ответственность в соответствии с этой статьей наступает уже в случае, когда стоимость дисков для лазерных систем считывания, матриц, оборудования или сырья для их производства в двадцать и более раз превышает уровень необлагаемого минимума доходов граждан.

Поскольку, в соответствии с Уголовным кодексом, необлагаемый минимум — это половина социальной льготы, установленной на начало отчетного года (на этот период — 131 гривня), получается, что к ответственности нарушителя можно привлечь, если он выпустил, например, пиратских дисков на сумму 2620 грн. Раньше эта сумма была едва ли не вдвое больше. К уголовной ответственности можно было привлечь лицо, если нанесенные им убытки достигли тысячи необлагаемых минимумов доходов граждан. А если товар, например, импортировался небольшими партиями, доказать, что все эти действия были объединены общим умыслом, правоохранителям было довольно сложно. «Это приводило к тому, что те, кто торговал пиратскими дисками, в принципе, могли получить наказание, если бы их поймали, только в виде административного штрафа (по административному протоколу, в 150—180 грн.) и уничтожения контрафактной продукции», — подтверждает Валентин Чеботарев, зампред Государственного департамента интеллектуальной собственности Министерства образования и науки Украины.

«Вообще, у нас прослеживается новая тенденция к снижению порога уголовной ответственности, — считает Владимир Куценко, юрист департамента интеллектуальной собственности юридической фирмы «Салком». — Снижение порога несет основную положительную роль — нарушители боятся ответственности. Хотя и нельзя его опускать очень низко и делать всех преступниками».

Впрочем, по мнению сотрудников Государственного департамента интеллектуальной собственности Министерства образования и науки Украины, то, что наказание наступает за небольшие объемы, будет иметь положительные последствия. «Мы надеемся, что такой продукции станет меньше», — говорит В.Чеботарев.

По сообщению Департамента интеллектуальной собственности, со времени принятия закона правоохранительными органами было возбуждено 110 уголовных дел. «Мне кажется, закон начал работать, — говорит В.Чеботарев. — Это видно и по тому, как торговцы пиратской продукцией отреагировали на него. Сейчас, во крайней мере, их количество, с моей субъективной точки зрения, уменьшилось. Риск увеличился, и они попытались даже повысить цену на свою пиратскую продукцию, и теперь вы не увидите, чтобы на рынке стоял кто-то с большой партией пиратской продукции. Я знаю, что МВД проводит серьезную работу по столичному рынку «Петровка». Наш департамент тоже. Заводы, производящие компакт-диски, у нас под постоянным контролем. Мне кажется, закон дисциплинировал заводы-производители компакт-дисков настолько, что они начинают очень скрупулезно заниматься вопросами интеллектуальной собственности».

Но украинские производители принятыми изменениями очень и очень недовольны. «Мы давно работаем в этом производстве. В целом после законодательных изменений система осталась такой же, а на рынок оптических носителей закон повлиял в плане облегчения попадания контрафактной продукции на территорию нашей страны», — считает Юрий Скрипко, директор частного предприятия «Росток-CD», председатель Всеукраинской ассоциации производителей оптических носителей информации, в которую входят четыре из пяти таких украинских заводов.

«Наши оценки, возможно, не совсем точны, — говорит он. — Но уровень пиратства однозначно влияет на продажу. Да, мы не почувствовали уменьшение заказов на наших заводах. Но произошло это в связи с тем, что весна — начало зимы — пиковый сезон спроса на диски. Однако если бы установили более жесткий контроль за кодировкой дисков, за контрабандой на территорию Украины, то это существенным образом сказалось бы на увеличении уровня продаж и заказов нашего предприятия. А этого также не произошло. По моему мнению, изменения закона привели только к тому, что сейчас трудно отличить легально ввезенный диск от нелегального».

По мнению непримиримого оппонента изменений к закону Ю.Скрипко, документ «способствовал не только ограничению конкуренции как таковой, но и уничтожению украинской промышленности, чтобы открыть рынок для европейской и американской продукции». «Поэтому и звучали обвинения в пиратстве, — считает Ю.Скрипко. — О чем можно говорить, если в Украине всего 10 линий по производству оптических носителей. В России — 250, в Китае — 3 тысячи. На польском заводе под Варшавой работают 400 DVD-линий. Они только и ждут такой возможности. А наши родные защитники в Верховной Раде сыграли на руку конкурентам».

Под давлением США разработчики документа так спешили принять проект, говорит Ю.Скрипко, что не прислушивались к советам производителей относительно усовершенствования законодательства.

«Например, в закон о распространении оптических носителей информации не внесли такое понятие, как дубликация, то есть запись на CD-R, — говорит директор завода. — Но ведь до 20—30% пиратских дисков на украинских рынках записаны на CD-R. Об этом ни в одном законе не написано. Эта деятельность не лицензируется и не контролируется. Сегодня можно купить за две тысячи долларов дубликатор и копировать диски тысячами. Но на встрече с депутатами—разработчиками законопроекта мне сказали: когда будете депутатом, будете вносить предложения. А в посольстве США пожаловались, что их эксперты уже проверили этот законопроект, и если будут к проекту изменения, то придется повторить процедуру экспертной оценки. Но проблема дубликации не интересует США или другие страны, эти изменения нужны нам, чтобы защитить наш рынок, поскольку такая продукция идет только на внутренний рынок».

Что же касается принятых изменений, прежде всего производителей беспокоит введение кодировки только для дисков, изготавливаемых на украинских предприятиях.

В соответствии с изменениями к Закону Украины «Об особенностях государственного регулирования деятельности субъектов хозяйствования, связанной с производством, экспортом, импортом дисков для лазерных систем считывания», «экспорт дисков для лазерных систем считывания, матриц осуществляется только при наличии на них специальных идентификационных кодов, импорт матриц осуществляется при наличии на них специальных идентификационных кодов». «Но требование относительно кодирования импортируемых дисков авторы проекта из первой части статьи преднамеренно убрали, исключив слово «импорт», — говорит еще один оппонент закона политолог Евгений Костенко, разработчик нескольких проектов постановлений Верховной Рады о неприемлемости внесенных изменений. — Таким образом, на украинских дисках ставим коды, а зарубежные импортеры от этого освобождаются. С одной стороны, это создает неравные условия, поскольку наши производители тратят средства еще и на кодировку. А с другой, в связи с отсутствием таких кодов для импортируемой продукции, препятствия для пиратских дисков не созданы. Если бы существовало правило, что специальные коды есть и на отечественных, и на импортных дисках, то тогда все диски без кодов изымались бы и уничтожались автоматически, как контрафактные. Сегодня диски могут быть без идентификационных кодов. И за 5 секунд работникам МВД и ГКИС выяснить, пиратский ли это диск, трудно».

Впрочем, по мнению Валентина Чеботарева, критика закона носит конъюнктурный характер. Согласившись на кодировку собственных дисков, Украина засвидетельствовала свою прозрачность. «Я не согласен с обвинениями относительно бесконтрольного импорта, — говорит он. — Другая сторона медали — что компакт-диски вводятся без сит-кодов... Наши диски, если они экспортируются, можно определить во всем мире по кодам. Но ведь Украину обвиняли в пиратстве. А у европейских или американских производителей — другой правовой статус. Почему диски, ввезенные импортерами, обязательно нужно кодировать? Чтобы весь мир завязать на сит-коды? Но ведь не весь мир раздражал. А заводы Украины раздражали мир. Нас обвиняли. Таким образом мы продемонстрировали нашу прозрачность».

По словам В.Чеботарева, кодировка никоим образом не повлияла бы на уровень пиратства, поскольку контрафактная продукция официально не идет через таможенные органы.

Но, по мнению производителей, неравенство условий для украинских заводов, по сравнению с импортерами, состоит и в других изменениях. «Среди негативных моментов этого закона — изменение условий для проведения внеплановой проверки, — говорит Владимир Куценко. — Ее можно проводить при наличии письменного заявления от субъекта, которому принадлежат авторские права, о том, что его права нарушены. В старой редакции закона была норма — если заявитель считает, что его авторские права нарушены, то он несет ответственность, в том числе и имущественную, за сведения, переданные контролирующему органу. В редакции 2005 года эту норму сняли, и, я думаю, понятно почему. Отныне лицо, давшее неправдивую информацию, не несет ответственности. А проверка проводится». У завода-производителя внеплановая проверка отбирает немало энергии и ресурсов. «Если заявление о нарушении авторских прав спровоцировало проверку, то она (проверка) останавливает работу предприятия, — рассказывает Ю.Скрипко. — Я обязан также предоставить оттиски с каждой машины с образцами сит-кодов и прочее. А если проверка ничего не подтвердила, никто не несет ответственности. Таким образом, нам могут морочить головы наши враги, ни за что не отвечая».

По мнению юристов, эта норма может быть, при желании, использована в незаконной конкуренции.

Правда, юрист Богдан Яблонский, ведущий дела в сфере интеллектуальной собственности, утверждает, что в последнее время не было случаев, чтобы, воспользовавшись этим законом, закрыли законного импортера или производителя. «Как повод для борьбы с законными конкурентами он не используется», — говорит юрист. Но эта норма достаточно контраверсийная.

Изменения также позволяют опечатывать и/или изымать (отныне только у производителей) диски для лазерных систем считывания, матрицы, сделанные с нарушением требований закона, сырье, оборудование для их производства на период до решения вопроса в судебном порядке. Оппоненты этой нормы в парламенте настаивали на том, что изъятий не может быть без решения суда.

Хотя, по мнению В.Куценко, и в этой норме частично есть положительное изменение, поскольку ранее изымать диски можно было и у экспортеров и у импортеров.

В Государственном департаменте интеллектуальной собственности считают, что и положительных изменений в документе было немало. «Этот закон просто упорядочил вещи, которые в действующем законе были некими ляпсусами, — говорит В.Чеботарев. — Например, когда субъект предпринимательской деятельности получал лицензию на импорт компакт-дисков, а потом должен был на каждую партию таких дисков снова получать лицензию у нас, в Минэкономики. Не было ли это издевательством над субъектами предпринимательской деятельности? Конечно, мы поддержали эти изменения. Вместе с тем были внесены изменения и по поводу того, что так называемые матрицы, с которых тиражируются компакт-диски, также являются носителями интеллектуальной собственности. И на них ввели обязательную кодировку, чтобы происхождение таких матриц было понятно».

Впрочем, по мнению и производителей, и законодателей, изменения в закон не были совершенными. Они принимались в ситуации, когда Украину во всеуслышание обвиняли в пиратстве, и парламентарии не потрудились кодифицировать действующее законодательство и дополнить его так, чтобы закон перестал быть дискриминационным для украинских производителей, а контроль за производством, экспортом и импортом оптических носителей информации улучшился.

Юристы говорят о необходимости создания единого электронного реестра оптических дисков. Евгений Костенко акцентирует внимание и на использовании при его ведении электронной цифровой подписи. «Сейчас вся информация сохраняется в бумажном виде. Это дорого и неудобно, — считает он. — Появление реестра содействовало бы работе как производителей и контролирующих органов, так и потребителей».

«Если бы такой реестр был, а тем более публичный, то владелец авторских прав мог бы сам легко проверить, кто получил лицензии, контрольные марки на экспорт или импорт его продукции, — считает Богдан Яблонский. — Он мог бы сравнить эти данные со своими сведениями — имеет ли он дело с тем же субъектом. Это наполовину бы уменьшило количество пиратов в стране». И улучшило бы работу и правоохранителей, и производителей.

Кстати, по нашему законодательству, производители компакт-дисков (завод) и заказчик (рекординговая компания) несут коллегиальную ответственность в случае нарушения закона об авторских правах. «Заказчик, теоретически, может предоставить нам недостоверный договор о передаче прав на тиражирование какого-то названия, — рассказывает Юрий Скрипко, поскольку сам сталкивался в работе с таким случаем. — Но ведь я — не милиция, не СБУ и проверить достоверность такого договора не могу. Я просто подшиваю копию у себя и изготавливаю заказанный тираж. Когда возникают претензии относительно того, что это пиратский тираж, и завод, и заказчик отвечают вместе». Но получается, что на производителя возложена и функция контроля за достоверностью договоров о передаче прав. «Реально проверить это мы не можем, — рассказывает он. — Между тем существует дублирование информации, которую требуют официальные органы, информация нужна в Государственное агентство авторских и смежных прав (ГААС), и законодательство обязует нас получать эту информацию от нашего заказчика, чтобы вносить ее в карты, сопровождающие экземпляры дисков в Депозитарий. Следовательно, иногда ГААС выдает марки на диски, которые потом оказываются контрафактными. Но Депозитарий ответственности за это не несет. А завод несет».

Как подтвердил Б.Яблонский, пираты, воспользовавшись несовершенством законодательства и систем контроля, обнаружили немало возможностей получать контрольные марки на свою незаконную продукцию. Поскольку авторитет контрольной марки, подтверждающей соблюдение авторских прав, колоссальный, то марка, фактически, является индульгенцией против претензий правоохранительных органов, считает юрист. «Нужно, как минимум, согласовать системы контроля за производством, экспортом-импортом продукции с системой выдачи марок или лицензий. Без согласования всех законов в этой сфере, а также желания выполнять этот закон и со стороны участников рынка, и со стороны правоохранительных органов законодательство не начнет работать в полную силу», — говорит он.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК