ЭПОПЕЯ С «РУСЛАНОМ» — УЧЕБНИК ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА

3 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 3 октября-10 октября

В ближайшие дни Федеральный суд Канады должен объявить свое решение по поводу ареста в июне в Канаде украинского самолета Ан-124 «Руслан»...

В ближайшие дни Федеральный суд Канады должен объявить свое решение по поводу ареста в июне в Канаде украинского самолета Ан-124 «Руслан». В большинстве отечественных СМИ проблема освобождения самолета преподносится на волне патриотического порыва для спасения украинского достояния от своеволия «акул капитализма» и защиты его от грязной конкурентной борьбы. Но мало кто вспоминает, что арест самолета стал возможен благодаря «головотяпству со взломом» представителей ряда государственных органов. В этих обстоятельствах можно также искренне посочувствовать АНТК им. Антонова — компании, в управлении которой непосредственно находился самолет: теоретически на ее месте мог оказаться любой оператор украинской движимой собственности за рубежом. Поскольку мнение владельцев «Руслана» хорошо известно, «ЗН» обратилось за комментариями к представителям самой TMR. Ниже, в виде ответов на сформулированные редакцией вопросы, изложена официальная позиция компании. Аргументы сторон до объявления решения суда оставляем без комментариев. Но факты откровенной бездеятельности украинских чиновников, умудрявшихся даже пропускать сроки подачи апелляций на судебные решения, их подчеркнуто «страусиная» позиция поразили даже оппонентов.

Сначала — краткое резюме характера тяжбы и производства на текущее время. 28 июня 2003 года шериф департамента юстиции Ньюфаундленда и Лабрадора (Канада) наложил арест на самолет Ан-124 в аэропорту Гуз Бэй для взыскания долгов Фонда государственного имущества Украины перед компанией TMR Energy Ltd. на сумму более 40 миллионов долларов.

TMR Energy Ltd. — компания, инвестировавшая в несколько нефтяных проектов в бывшем Советском Союзе и Румынии, ее владельцы — две крупные и известные международные фирмы. TMR финансируется группой ведущих международных банков и сегодня никоим образом не связана с Марком Ричем (или с какой-либо из его компаний), который продал свои активы в ней еще в начале 90-х годов.

Долг, о котором идет речь, возник в результате решения, принятого более года назад международным арбитражем в Стокгольме. Этим решением признавалось нарушение Фондом государственного имущества своих договорных обязательств перед TMR по Учредительному договору, подписанному между ФГИУ и TMR в 1999 году по украинскому совместному предприятию «Лисойл».

Напомним: СП «Лисойл» было создано в 1993 году для модернизации мощностей Лисичанского нефтеперерабатывающего завода (ЛНПЗ). Сначала ЛНПЗ был украинской стороной в СП «Лисойл», но в 1999 году его заменил ФГИУ (по требованию самого Фонда). По мнению TMR, в результате несоблюдения со стороны ФГИУ своих обязательств в соответствии с новым Учредительным договором, несмотря на то что проект был успешным, компания потеряла свои инвестиции и возможности возвращения кредитов. Поскольку переговоры между TMR и ФГИУ не привели к разрешению спора, компания направила дело в арбитраж.

Арбитраж установил, что ФГИ действительно нарушил Учредительный договор от 1999 года. Арбитры подготовили мотивированное арбитражное решение на 51 странице, согласно которому украинская сторона должна была возместить убытки более чем на 40 млн. долл. в пользу TMR (кстати, эта сумма продолжает расти за счет штрафных санкций за ее неуплату). По данным TMR, суд «был поражен» тем фактом, что «не было ни малейших доказательств, которые свидетельствовали хотя бы об одном действии, решении или мероприятии, осуществленном ФГИУ с целью соблюдения обязательств или осуществления действий» для оказания помощи «Лисойлу».

В соответствии с решением арбитражного института Стокгольмской торговой палаты и законодательством Швеции, решение стало окончательным и подлежащим исполнению. Поскольку ФГИ является государственным органом Украины, ответственность за выполнение решения суда легла на Украинское государство. Однако вместо выполнения арбитражного решения или же активного его опротестования, по мнению TMR, «ФГИУ избрал затяжную выжидательную тактику».

Тогда TMR начала исполнительное производство в нескольких государствах и стала искать государственное имущество, за счет которого можно возместить ущерб. В частности — имущество, принадлежащее государству Украина и которым владеют или пользуются украинские государственные предприятия, такие, как АНТК им. Антонова. Именно на этом основании был наложен арест на самолет в Ньюфаундленде...

АНТК им. Антонова и ФГИУ подали возражения против ареста. На слушаниях в Федеральном суде Канады, продолжавшихся семь дней, АНТК им. Антонова, ФГИ и государство Украина были представлены юрисконсультами из хорошо известных канадских фирм. Слушания закончились 17 сентября, теперь судья готовит свое решение. Оно также будет обязательным для выполнения всеми сторонами.

— Какова на сегодня ситуация с судебным рассмотрением протестов украинской стороны касательно ареста «Руслана»?

— Слушания по аресту самолета проводились в Федеральном суде Канады 27—29 августа и 5, 10, 15 и 17 сентября. Предоставление доказательств в Федеральном суде уже закончилось, и судья сейчас готовит свое решение. Кроме процессуальных, других постановлений по каким-либо вопросам, которые возникли в ходе рассмотрения (в частности, о допустимости тех или иных доказательств), суд не принимал.

Параллельно с рассмотрением, касающимся ареста самолета, ФГИУ также подал ходатайство в Федеральный суд об отмене приказа, каковым признано решение арбитражного института Стокгольмской торговой палаты; это слушание еще не было назначено.

— Меняла ли украинская сторона свою аргументацию, в соответствии с которой владелец самолета АНТК им. Антонова — самостоятельное предприятие, которое не может отвечать за обязательства другой государственной структуры?

— Действительно, АНТК им. Антонова сначала доказывало, что арест был неправомерным на том основании, что владельцем самолета является это предприятие, а не государство Украина. Но и оно со временем признало, что государство Украина является настоящим владельцем самолета (как, кстати, утверждалось представителями государства Украина в ходе слушаний), а также что предприятие пользуется самолетом только на основании полного хозяйственного ведения. На слушаниях в Канаде АНТК им. Антонова исходил из того, что его физическое владение самолетом, даже если оно и осуществляется на основании права полного хозяйственного ведения, должно предотвращать возможности наложения ареста. АНТК им. Антонова также доказывало, что у него есть все «реальные» права на самолет. А также, что право собственности государства на самолет дает государству самое большое — право на одобрение любого отчуждения самолета со стороны АНТК им. Антонова.

Украина, с другой стороны, доказывала, что самолетом в действительности владеет государство, имеющее право на иммунитет от ареста на основании того, что он является «военной» собственностью. К тому же как ФГИУ, так и АНТК им. Антонова, утверждали, что действия ФГИУ не создавали обязательств для государства Украина, а также что государство Украина, таким образом, не отвечает за оплату по решению Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты. Против каждой из этих позиций TMR представила свои аргументы, и сейчас принятие решения остается за канадским судьей.

— По вопросу ареста самолета украинскими судами — Киевским хозяйственным, Голосеевским местным — было принято несколько решений, запрещающих отчуждение самолета. Были ли они учтены канадским судом?

Судебные решения, о которых идет речь, были представлены вместе с ходатайствами адвокатов АНТК им. Антонова. Отношение к ним со стороны канадского суда будет таким, как и ко всем остальным фактическим материалам в деле. Единственным исключением стало письмо якобы из Верховного суда Украины, предоставленное адвокатами АНТК им. Антонова в последние минуты последнего дня слушания, но оно не было надлежащим образом подписано, оформлено и открыто для исследования. Это письмо было отклонено судьей как неприемлемое. Канадский суд будет принимать свое решение на основании оценки всех доказательств, надлежащим образом представленных ему сторонами.

— В какой форме и с какой целью суду были предоставлены экспертные выводы профессора Анатолия Довгерта?

Механизм предоставления доказательств в судах Канады — письменные свидетельства и юридические заявления. TMR, ФГИУ и АНТК им. Антонова имели возможность предоставить свои собственные письменные свидетельства, а также предоставить различные письменные свидетельства по вопросам толкования законодательства Украины. TMR и АНТК им. Антонова предоставили такие письменные свидетельства; ФГИУ — нет. После этого адвокаты АНТК им. Антонова и ФГИУ имели возможность допросить лиц, дававших письменные свидетельства от лица TMR, а адвокаты TMR имели возможность допросить лиц, дававших такие свидетельства от лица АНТК им. Антонова. Если бы со стороны ФГИУ были предоставлены аналогичные материалы, то применялась бы та же процедура. Заявления, сделанные в письменных свидетельствах, а также вопросы и ответы, данные в ходе допроса этих лиц, относятся к материалам дел суда, на основании которых канадский судья будет принимать свое решение.

В сущности, такая же процедура была в ходе арбитражного рассмотрения в Стокгольме — каждая сторона имела возможность представить свидетелей по фактам и по вопросам законодательства, которых могла потом допросить другая сторона. Единственным отличием между двумя рассмотрениями было то, что в Стокгольме допрос свидетелей проводился перед арбитражным судом, тогда как в Канаде допрос происходил в Париже и Киеве, а суд получал письменные записи того, что было сказано. Тем не менее в Стокгольме, как и в Канаде, ФГИУ решил не представлять своих собственных свидетелей. Взамен он полагался только на допрос свидетелей от TMR.

— На каком этапе находится обжалование украинской стороной решения арбитражного института Стокгольмской торговой палаты по иску TMR к ФГИУ?

ФГИУ подал апелляцию на решение арбитражного института Стокгольмской торговой палаты в апелляционный суд Швеции. В своей апелляции ФГИ также требовал приостановить выполнение арбитражного решения, но шведский суд отклонил это ходатайство, указав, что «...факты, предоставленные Фондом государственного имущества в поддержку своих доказательств, даже не дают оснований для признания недействительным или упразднения такого решения. Не было представлено никаких доказательств возможного вреда в результате выполнения решения в принудительном порядке. На этих основаниях Апелляционный суд отклоняет ходатайство о приостановлении выполнения решения».

Недавно в ходе рассмотрения апелляции было принято процессуальное постановление по вопросу допустимости определенных доказательств, и, вероятно, очередное слушание состоится этой зимой. Апелляционный суд Швеции еще не принял никакого решения по сути апелляции. Однако, как было признано самим ФГИ, решение арбитражного института Стокгольмской торговой палаты является окончательным и таким, что может быть выполнено в принудительном порядке, несмотря на факт подачи апелляции.

Как отмечалось выше, представители ФГИУ высказывали намерение обжаловать признание в Канаде решения арбитражного института Стокгольмской торговой палаты. Но дата слушания по этому поводу не была определена. Поскольку срок предоставления такого обжалования уже истек, ФГИУ теперь придется указать причину задержки для того, чтобы иметь возможность осуществить свое представление. Таким же образом ФГИУ своевременно не обжаловал признания решения стокгольмского арбитража в других странах, в которых оно было признано. Срок предоставления такого обжалования в этих странах также закончился...

— Есть ли шанс заключения мирового соглашения между TMR и Украиной (в лице Фонда государственного имущества)?

TMR направляла несколько писем, содержавших просьбу осуществить оплату по решению арбитражного института Стокгольмской торговой палаты и просьбу провести встречи для обсуждения графика оплаты. В ФГИУ даже не дали ответа на эти письма, поэтому любые разговоры о возможном урегулировании преждевременны. Кроме того, чем дольше ФГИУ не будет осуществлять оплату по решению арбитражного института Стокгольмской торговой палаты, тем сильнее растут расходы TMR в ходе исполнительного производства, а также увеличиваются проценты, которые нужно будет оплатить украинской стороне.

— Почему во время рассмотрения иска TMR в Стокгольме были сняты претензии компании к государству Украина и к ОАО «ЛиНОС», тогда как претензия к ФГИУ была рассмотрена?

TMR не снимал своих претензий к ОАО «ЛиНОС» в ходе арбитражного рассмотрения. Оно просто было разделено на два отдельных производства, проводившихся параллельно: одно — против ФГИ, другое — против ОАО «ЛиНОС».

Украина сначала выступала отдельным ответчиком; однако ввиду кратких сроков, установленных арбитражным соглашением, и из-за неучастия государства в арбитраже, за исключением ФГИУ, ТМR сняла свои претензии к государству как отдельно названному ответчику с сохранением всех прав. Поскольку ФГИУ — государственный орган, арбитражное решение против ФГИУ является решением против государства в любом случае.

Арбитраж к ОАО «ЛиНОС» основывался на нарушениях этой компанией учредительного договора о совместном предприятии «Лисойл», подписанного в 1993 году между ЛНПЗ (государственное предприятие, которое было корпоратизировано и на базе которого было создано ОАО «ЛиНОС») и TMR, и контракта на модернизацию и эксплуатацию Лисичанского нефтеперерабатывающего завода, подписанного в 1993 году между ЛНПЗ и TMR. Арбитраж против ФГИУ базировался на нарушениях с его стороны новой версии учредительного договора о «Лисойле», подписанного между ФГИУ и TMR в 1999 году.

— Почему Фонд государственного имущества все-таки должен отвечать по обязательствам Лисичанского НПЗ в СП «Лисойл», если он не принимал участия в его создании?

Ответственность ФГИУ является прямой ответственностью, возникшей в связи с невыполнением со стороны ФГИУ своих обязательств по учредительному договору от 1999 года, который ФГИ подписал в качестве государственного органа Украины. Согласно этому договору, ФГИ, в частности, согласился «осуществлять определенные действия и воздерживаться от осуществления иных действий, которые могут нанести ущерб интересам совместного предприятия или другой стороны», и не выполнил эти обязательства. В результате СП «Лисойл» не смогло получить часть выпущенной заводом продукции, принадлежавшей совместному предприятию, и, в свою очередь, TMR была не в состоянии получить возврат своих займов или доходов от своих инвестиций в проект.

Следует отметить, что TMR предоставила миллионы долларов США в качестве займа и инвестиции СП «Лисойл», которые предприятие использовало для модернизации нефтеперерабатывающего завода ОАО «ЛиНОС». ОАО «ЛиНОС» продолжает получать прибыль от проведенных модернизаций. А государство получило пользу от его приватизации тоже. Подобные действия и бездействие ФГИУ лишили ТМR, предоставившую необходимые средства, когда в Украине было очень мало иностранных инвесторов, возможности получить эти инвестиции обратно.

— Какова вероятность повторения ареста собственности украинских государственных структур за пределами Украины в счет обеспечения удовлетворения исков тех или иных компаний к государственным структурам Украины?

Решение арбитражного института Стокгольмской торговой палаты было принято в Швеции, являющейся стороной Нью-Йоркской конвенции о признании и выполнении решений иностранных арбитражей. Более того, оно было вынесено против ФГИУ, государственного органа, по обязательствам которого ответственность несет государство. Поэтому арбитражное решение может быть выполнено в принудительном порядке за счет имущества государства Украина в любой стране, подписавшей Нью-Йоркскую конвенцию, — таких стран на сегодняшний день более 120. Чем дольше государство не будет выполнять свои обязательства добровольно, тем выше вероятность того, что на прочее имущество будет наложен арест в других странах мира для оплаты суммы по арбитражному решению.

Существует также несколько других арбитражных решений, вынесенных в пользу структур, не связанных с TMR, против государственных органов Украины. Многие из этих арбитражных решений также находятся в процессе выполнения в принудительном порядке, поскольку складывается впечатление, что Украина не желает добровольно выполнять свои обязательства и осуществлять выплаты по арбитражным решениям, принятым против нее.

Хотя сама TMR не имеет других таких решений против Украины или любых ее государственных органов, компания активно отслеживает ход выполнения в принудительном порядке других арбитражных решений, вынесенных в пользу других компаний.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно