Борьба с отмыванием денег: европейский опыт для Украины

21 декабря, 2007, 17:10 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-28 декабря

Термин «отмывание денег» появился в официальном юридическом лексиконе сравнительно недавно. Как утверждают специалисты, ввела его в 1984 году Президентская комиссия США по борьбе с организованной преступностью...

Термин «отмывание денег» появился в официальном юридическом лексиконе сравнительно недавно. Как утверждают специалисты, ввела его в 1984 году Президентская комиссия США по борьбе с организованной преступностью. Тем не менее мировая общественность уже успела продемонстрировать серьезность своих намерений в борьбе с этим злом. Венская конвенция ООН 1988 года дала исчерпывающее определение данного термина, а в 1989 году на встрече G7 была создана Группа по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF — Financial Action Task Force). Украина в число 29 стран — членов этой группы не вошла, зато уже побывала в «черном списке» этой организации, продемонстрировав несоответствие разработанным этой группой рекомендациям. Теперь совместно с Европейской комиссией осуществляет в нашей стране несколько проектов, направленных на борьбу с нелегальным оборотом денег.

Презентованный в ноябре украинский перевод Второго оценочного доклада GRECO (группы стран по борьбе с коррупцией — Group d’Etats contre la Corruption, членом которой Украина стала с 2006 года) содержит 25 конкретных рекомендаций, добросовестное выполнение которых позволит преодолеть основную проблему на пути развития нашего общества. Это и создание специализированного органа по разработке национальной антикоррупционной стратегии, и пересмотр системы ответственности за коррупционные преступления, и меры по активизации усилий правоохранительных органов и повышению роли саморегуляции в этой области (http://www.minjust.gov.ua/files/GRECO_091107.doc ).

Параллельно с этим в Украине осуществляется второй этап Проекта технической помощи по вопросам борьбы с отмыванием денег (MOLI-UA-2). Первый этап программы завершился в 2005 году, и его результаты получили высокую оценку со стороны Европейской комиссии и Совета Европы. На вопросы «ЗН» отвечает Пшемислав Мусялковски, эксперт СЕ, менеджер проекта.

— Г-н Мусялковски, какие приоритетные задачи в области реформирования законодательства в сфере борьбы с отмыванием денег стоят перед Украиной?

— Основная задача — приведение украинского законодательства в соответствие с европейскими стандартами. Украина ратифицировала Конвенцию об отмывании, поиске, аресте и конфискации доходов, полученных незаконным путем, принятую СЕ в 1990 году. Однако с тех пор у нас уже появилась новая конвенция — об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и финансирования терроризма, принятая в 2005 году. Кроме того, европейские стандарты работы в этом направлении тщательно выписаны в третьей директиве ЕС. И Украине, хотя она и не является членом ЕС, полезно было бы учесть их в своем законодательстве.

Действующий в стране закон 2003 года о предупреждении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, имеет серьезные недостатки. Главный из них — отсутствие четкого механизма блокирования подозрительных транзакций. Сейчас решение о замораживании подозрительных счетов, препятствованию проведения подозрительных операций принимает, по большому счету, сам банк. А такое решение часто не соответствует его финансовым интересам. С помощью европейских экспертов была разработана новая редакция закона. Однако он был принят нелегитимной Верховной Радой, иными словами, законной силы не имеет. Кроме того, на последних этапах разработки наиболее принципиальные пункты из текста закона исчезли. Так что сейчас мы сделали шаг назад, и вся основная работа в этом направлении нам еще только предстоит.

— На что в первую очередь предстоит обратить внимание украинской стороне с практической точки зрения?

— Конечно же, на повышение уровня квалификации всех лиц, участвующих в борьбе с отмыванием денег и создание соответствующей инфраструктуры. В этом отношении Украина проделала большую работу. Нашим основным партнером в этой работе является Государственный комитет финансового мониторинга. Созданный на его базе Международный учебный центр за три года своего существования успел не только разработать сертифицированные программы подготовки квалифицированных кадров, но и обучить несколько сотен специалистов.

Аналогичные центры существуют лишь в считанных странах Европы. Подготовить людей, которые не будут перегружать всю международную систему реагирования ложными сигналами тревоги, а окажутся в состоянии выявлять, распознавать и предупреждать преступные транзакции, не так-то просто. В первую очередь это касается финансового сектора, откуда сейчас поступает подавляющее большинство тревожных сигналов. Тем не менее особого внимания заслуживает подготовка сотрудников правоохранительных органов, прежде всего — судей. Возможно, это мое субъективное мнение, но мне кажется гораздо более важным не приговорить к лишению свободы нарушителя, а лишить его средств, приобретенных незаконным путем. Ведь тюремное заключение чуть ли не вписывается отдельной строкой в бизнес-планы определенных личностей, так как после освобождения их ожидает более чем безбедное существование. И тот факт, что повышение квалификации украинских судей не учитывает всего того опыта, который наработала европейская юриспруденция за последние двадцать лет именно в деле борьбы с отмыванием денег (а это наиболее динамично развивающаяся область), создает дополнительные риски. Причем не только для Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно