БЕЗ ПРАВА НА ОБЪЯСНЕНИЕ?

28 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 28 марта-5 апреля

В последнее время приобрели массовый характер случаи, когда ответы Верховного суда Украины гражд...

В последнее время приобрели массовый характер случаи, когда ответы Верховного суда Украины гражданам на их жалобы в связи с решением судов низшей инстанции, подписанные коллегией судей судебной палаты, состоящей из трех человек, не содержат мотивировочной части, предусмотренной частью 1 п.п. 6,7 и частью 2 ст. 343 Гражданско-процессуального кодекса. Сами жалобы Верховный суд из судов низшей инстанции не истребует. Требования граждан о предоставлении мотивировочной части постановлений остаются без ответа. Прошение выдать постановление, даже должным образом зарегистрированное, возвращается по почте без какого-либо ответа. Сами постановления обжалованию не подлежат. В связи с этим возникает вопрос о содержании и сфере действия ст.343 ГПК Украины и обязанностях судей по ее применению, которой предусмотрен иной порядок рассмотрения кассационных жалоб, чем это происходит на практике.

Неопределенность статуса и круга полномочий коллегии судей судебной палаты, выносящих немотивированные постановления, создает возможность разночтения и неодинакового применения норм закона разными судьями. Ст.52 п.6 закона «О судоустройстве Украины», действующего и ныне, определено, что коллегии судей создаются зампредами Верховного суда Украины для проведения судебных заседаний. Ст. 129 п.4 Конституции Украины гарантирует состязательность сторон и свободу в предоставлении ими суду своих доказательств и в доказуемости перед судом их убедительности во время судебных заседаний. Одновременно ст. 329 ГПК Украины предусмотрена возможность вынесения постановления коллегией судей судебной палаты заочно, в отсутствие жалобщика, что лишает кассатора прав, гарантированных ст.129 п.4 Конституции Украины и ст.15, 30, 62 ГПК Украины. Так что имеем не только правовую коллизию, когда норма, предусмотренная одним законом, противоречит норме другого закона, но и разногласия между ст. 329 ГПК Украины и ст.129 Конституции Украины. Таким образом, требуют разъяснения Конституционным судом содержание ст.329 ГПК Украины и ее соответствие ст.129 п.4 Конституции Украины, ст.52 п.6 Закона «О судоустройстве Украины» и ст. 15, 30, 62 ГПК Украины.

Кроме того, ст.129 п.8 Конституции Украины гарантирует обеспечение апелляционного и кассационного обжалования решения суда. Одновременно статьями ГПК Украины предусмотрена возможность отказа в рассмотрении кассационной жалобы, если коллегия судей судебной палаты своим постановлением решит не передавать кассационную жалобу на рассмотрение судебной палаты.

Речь идет, собственно, вот о чем. В соответствии с новыми законодательными нормами, ВС рассматривает кассационную жалобу на решение судов первой инстанции и апелляционных только в том случае, если ими нарушены нормы материального и процессуального права. Итак, жалоба должна содержать четкие ссылки на нарушенные нормы и указания, чем именно нарушено. Поэтому и постановление ВС должно быть мотивированным и в случае удовлетворения жалобы, и в случае ее отклонения. Но, как выяснилось, такая норма хоть и предусмотрена законом, но под ее действие подпадают только постановления, вынесенные судебной палатой ВС. Однако, прежде чем кассационная жалоба поступит на рассмотрение палаты, ее исследует коллегия судей судебной палаты ВС в составе трех человек. И они могут решить не передавать кассационную жалобу, рассмотрение которой, к слову, гарантировано Конституцией Украины, в палату. И решение такое примут без присутствия жалобщика. Вот тебе и гарантия конституционных прав и свобод!

Вот о чем свидетельствует практика последних месяцев. Независимо от сути рассмотренного дела к жалобщикам массово поступают ответы, как будто скалькированные с одной матрицы: «Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению. Судебные решения законные и обоснованные. Доводы кассационной жалобы не дают оснований для вывода о неправильном применении судом норм материального или процессуального права, приведшее или могущее привести к неправильному решению дела. В удовлетворении... отказать. Постановление обжалованию не подлежит». И это — все.

Насколько это постановление обосновано, можно судить хотя бы по делу Андреевой, о котором уже писала пресса. Андреева стала инвалидом в результате производственной травмы в 1993 году, но до сих пор не получила положенной по закону компенсации от предприятия и пенсии надлежащего размера. При этом руководство завода в течение многих лет делает все, чтобы опровергнуть сам факт производственной травмы. Для этого через три года после несчастного случая акт об этом, вопреки действующему законодательству... отменяется. А уже на этом основании суды отказывают в удовлетворении иска о компенсации.

Можно ли в этом случае приведенное содержание постановления ВС считать таким, которое ставит окончательную точку в деле и «обжалованию не подлежит»?! Что делать Андреевой, чтобы добиться восстановления ее нарушенных прав?

Похожая судьба постигла и Н.Матвееву, преподавателя Киевского университета строительства и архитектуры, доктора наук, чью производственную травму, полученную в 1995 году, «отменили» в 1998-м специальным тайным собранием комиссии по охране труда. А чтобы травмированная не требовала надлежащего возмещения, с ней, известным научным работником, лауреатом государственной премии, автором многих книг, в 2000 году руководство университета разрывает трудовые отношения с многочисленными нарушениями всех и всяческих требований законодательства. Суды, как бывает, стали на сторону сильнейшего. Надежда была на Верховный. Но тут подоспела судебная реформа. И... «нет оснований, обжалованию не подлежит».

Такое же слово в слово постановление, как будто скопированное с дела Андреевой и Матвеевой, получила и Екатерина Федоренко, которая обжаловала отказ Старокиевского райсуда и судебной коллегии в гражданских делах Киевгорсуда за 1999 год удовлетворить ее иск против райадминистрации. РГА отказывается предоставить Федоренко свободную уже 13 лет комнату в бывшей коммунальной квартире. Е.Федоренко, человек давно совершеннолетний, всю жизнь проживает вместе с матерью и отчимом в одной комнате четырехкомнатной квартиры. Остальное помещение свободно с конца 80-х годов — после расселения членов единственной большой семьи, проживавшей в квартире в течение полувека.

Несмотря на то, что на одного человека в этой семье приходится меньше установленной нормативами площади, несмотря то, что в одной комнате проживают трое взрослых людей разного пола, двое из которых даже не являются между собой родственниками, райгосадминистрация много лет подряд устно (!) отказывается и присоединить к жилью жителей жилплощадь, и предоставить комнату Екатерине. Отказывает и в приватизации жилья.

Мать Федоренко, Г.Довгая, — инвалид II группы по ряду заболеваний. Каждое из них по закону дает ей право не только на отдельную комнату, но и на отдельную изолированную квартиру. Отчим — уже полстолетия член творческого Союза кинематографистов, что также дает ему право на дополнительную жилплощадь. И все же — отказ.

Красноречив и такой факт. Болезни Г.Довгой, приобретенные в результате тесных отношений со Старокиевской РГА и судебной системой по поводу жилищных проблем, усугубились и привели к инвалидности после ее избиения сотрудниками РГА и ЖЭКа, пытавшихся самовольно вселиться в ее жилище. Последствие — черепно-мозговая травма, сотрясение мозга. Но в открытии дела против нападавших отказано. Жэковские ненаказанные господа таки получили прописку в квартире, где проживает и Е.Федоренко, хотя на момент выдачи РГА им ордеров дело о предоставлении комнаты Екатерине и ее матери, имеющих на это первоочередное право, давно находилось в суде, квартира, соответственно, под арестом, а создание коммуналок уже не допускалось.

Судья первой инстанции при решении дела ссылалась на какие-то несуществующие решения РГА, по полгода затягивала отправление дела в Верховный суд, игнорировала все документально подтвержденные нарушения закона со стороны администрации. И при всем этом Верховный суд подтверждает решение районного?! И вот что примечательно. 26 декабря на запрос о номере дела и дате его рассмотрения получен ответ: рассмотрение еще не назначено. А уже 2 января вынесено постановление. Но прислано истцу 1 февраля, то есть тогда, когда истекли все сроки, в течение которых еще можно было обратиться с письменным требованием предоставить полное мотивированное решение. К слову, месячный и более временной промежуток между вынесением постановления и его отправкой гражданину тоже относится к разряду новаций, быстро вводимых в работу ВС. Этот факт присутствует в обоих приведенных случаях, как, впрочем, и во многих других.

Самое интересное то, что в 2000 году Верховный суд уже опротестовывал аналогичное решение Старокиевского суда по иску матери Федоренко, ссылаясь на то, что суд не учел существование Закона «О творческих союзах...» и нормы ряда статей Жилищного кодекса и Конституции Украины, на нарушение которых указывала Федоренко и в этот раз. Не учел он их и ныне. Но позиция ВС существенно изменилась. Почему? И не является ли это тем самым случаем разночтения одного и того же закона разными судьями, при котором содержание закона должен был бы рассмотреть Конституционный суд?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно