ВИЧ-инфицирован? За решетку!

23 ноября, 2007, 13:46 Распечатать Выпуск №45, 23 ноября-30 ноября

Житель города Славянска Донецкой области Владимир К. уже более двух лет отбывает наказание в мест...

Житель города Славянска Донецкой области Владимир К. уже более двух лет отбывает наказание в местах лишения свободы, к которому приговорен за то, что… несколько раз обращался в местную больницу: по поводу удаления фурункулов, в связи с желудочным кровотечением и для сдачи обычных анализов крови. При этом вызывает крайнее удивление то, что упрятать больного человека за решетку помогли врачи. Формальным поводом для возбуждения уголовного дела послужило письмо заведующего Славянским центром профилактики и борьбы со СПИДом Александра Кушакова на имя начальника городского отдела милиции, датированное 29 марта 2005 года. В нем говорилось о том, что гражданин К., состоящий на диспансерном учете с диагнозом «ВИЧ-инфекция», при обращении за медицинской помощью в горбольницу №2 в марте 2005 г. не предупредил медицинских работников о наличии у него вируса иммунодефицита, в связи с чем возникла угроза их заражения.

Причем непонятно, каким образом А.Кушаков узнал о том, что его пациент обращался 15 марта 2005 г. к специалисту городской больницы и утаил информацию о своем статусе. Неужели на центры профилактики и борьбы со СПИДом еще возложены и функции слежки за своими ВИЧ-позитивными пациентами? И почему вся эта история началась именно в конце квартала, т.е. в конце отчетного периода?

В этом письме, безусловно, содержалась информация, представляющая врачебную тайну, за разглашение которой предусмотрена уголовная ответственность согласно ст. 132 УК Украины.

Во время следствия за два дня следователь допросил шестерых пострадавших — медицинских работников Славянской городской больницы №2, к которым в период с декабря 1999 года по март 2005-го в общей сложности восемь раз обращался за медицинской помощью Владимир К. Все «пострадавшие» заявили: из-за того, что пациент не сообщил им, что он ВИЧ-инфицирован, они не имели возможности использовать дополнительные меры безопасности. А именно — надеть специальные халат, фартук, перчатки, защитный шлем, очки, нарукавники и т.п. И только экипировавшись подобным образом, они могли быть готовыми, например, взять на анализ кровь из пальца. При этом ни следователи, ни судья почему-то даже не поинтересовались, каким же именно документом было предписано прибегать к этим «дополнительным мерам безопасности». У нескольких «пострадавших» были ссылки на приказ Министерства здравоохранения. Однако на то время существовал только один документ, изданный этим ведомством, который регламентировал действия медицинских работников в подобных ситуациях — приказ МЗ от 25.05.2000 г. № 120. В нем ни слова не было сказано о необходимости дополнительно экипироваться перед общением с ВИЧ-инфицированным пациентом. Более того, в преамбуле этого приказа было четко указано: «каждый, кто обращается за медицинской помощью, должен рассматриваться как потенциальный носитель вируса иммунодефицита».

— Это требование свидетельствует об обязательности систематического, без каких бы то ни было исключений, применения мер безопасности при оказании медицинской помощи. А специальных мер безопасности при работе с ВИЧ-инфицированными не предусмотрено. При работе с любым пациентом должны быть применены все меры безопасности, предусмотренные при манипуляциях с кровью, биологическими жидкостями либо при оказании помощи, связанной с нарушением целостности тканей. Если медицинский персонал не использовал все способы защиты, то при наличии каких-либо серьезных последствий ответственность должны нести медики, виновные в несоблюдении техники безопасности, а не пациент, — считает адвокат Н.Москаленко, которая оказывала правовую помощь Владимиру К., являющемуся в этом деле единственным реально пострадавшим.

Большую роль в том, что Владимир К. был осужден, сыграло и качество проведенной с ним медицинскими работниками послетестовой консультации в июне 1998 г. Человека, который был ошеломлен свалившейся на него бедой (диагнозом?) и находился в стрессовом состоянии, фактически вынудили подписать «Предупреждения лицу, инфицированному вирусом иммунодефицита человека». По мнению адвоката, «форма предупреждения, изобретенная должностными лицами Центральной городской больницы в г. Славянске, ничего общего с утвержденной формой предупреждения не имеет. Имеющееся в материалах дела предупреждение свидетельствует о нарушении прав человека, поскольку требование о сообщении медработникам всех уровней об инфицировании не основано на каком-либо законе Украины». Однако именно на основании этого документа в 2005 г. Владимира К. обвинили в том, что, будучи под роспись ознакомленным об уголовной ответственности за создание для другого лица опасности заражения, в течение пяти лет он не предупреждал врачей о наличии у него ВИЧ-инфекции. Более того, ВИЧ-позитивному человеку в Славянском центре СПИДа так «разъяснили» его права, что он даже не пытался обратиться к адвокату и оспорить решение суда.

Обязан ли пациент, у которого имеется ВИЧ, предупреждать об этом врачей? Очевидно, что к ситуациям, в которых возникает опасность заражения другого лица вирусом иммунодефицита, согласно ст. 15 Закона Украины «Про запобігання захворюванню на синдром набутого імунодефіциту (СНІД) та соціальний захист населення», относится невыполнение ВИЧ-позитивным человеком таких требований, как применение мер по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции, предложенных учреждениями здравоохранения согласно ч.1 статьи 9 этого закона; отказ от донорства крови, ее компонентов и т.п.

В ст. 9 этого закона ничего не сказано об обязательном предупреждении любого медицинского работника,. а тем более в случаях сдачи крови на общий анализ. Перечень профилактических мер был уточнен только в августе 2005 г. приказом Минздрава № 415. Такими мерами признаны:

— отказ от донорства крови, тканей и органов;

— исключение незащищенных половых контактов;

— исключение совместного использования средств личной гигиены.

Владимир К. этих требований не нарушал. Так в чем же его вина? И почему суд не выяснил этих обстоятельств? Более того, в тексте «предупреждения», подписанного осужденным, было указано, что пациент должен нести ответственность за создание угрозы заражения другого лица через половые отношения или иными действиями. Однако что именно следует относить к «иным действиям», не уточнялось. Поэтому непонятно, почему суд решил, что «иным действием» является и нежелание ВИЧ-позитивного пациента рассказывать о своем заболевании всем и каждому.

Почему Владимир К. не говорил о своем заболевании врачам? В протоколе допроса он указал: «О том, что у меня ВИЧ-инфекция, я ничего не сказал, т.к. не думал об этом, я стараюсь не думать об этом. Я скрыл это, т.к. боялся, что после того, как я сообщу о своем заболевании, отношение ко мне будет другое».

Его опасения не были беспочвенными.

Сейчас ряд общественных организаций пытаются помочь Владимиру и добиться пересмотра судебного решения. Осталась надежда только на то, что в судебных инстанциях и органах прокуратуры наконец-то найдутся добросовестные и неравнодушные специалисты, которые не поленятся детально разобраться в ситуации. В противном случае вместо борьбы с эпидемией заболевания мы будем и дальше продолжать бороться с ВИЧ-позитивными людьми, что не только не изменит ситуацию к лучшему, но и усугубит ее.

P.S. В ходе подготовки этой статьи выяснилось, что Славянский горсуд имеет в своем активе уже не один подобный приговор. Еще в 2000 году, по информации того же заведующего Славянским СПИД-центром А.Кушакова, было возбуждено уголовное дело по аналогичной статье Уголовного кодекса в отношении Марины Бритвенко, которая будучи ВИЧ-позитивной не проинформировала об этом медработников во время сдачи крови на анализ в кардиологическом отделении Славянской городской больницы. Девушка сомневалась в ранее поставленном диагнозе и, имея намерение в ближайшее время выйти замуж за любимого человека, решила повторно сдать кровь. Через два дня за ней приехал милицейский «бобик»…

В своем приговоре суд также вменил ей в вину то, что она подвергала опасности заражения ВИЧ своего будущего мужа. При этом муж Марины в суде дал показания, что никаких претензий к жене не имеет и был осведомлен о ее ВИЧ-позитивном статусе.

В результате Марина была осуждена Славянским горсудом к двум годам лишения свободы, правда, условно. Впоследствии она была вынуждена вместе с мужем и рожденным от совместного брака ребенком (кстати, у него ВИЧ не обнаружен) покинуть родной город и переехать в Харьков, где сейчас возглавляет областное представительство «Всеукраинской сети ЛЖВ» и защищает интересы таких же ВИЧ-позитивных людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно