В КОКТЕЙЛЕ, НАЗЫВАЕМОМ ПИТЬЕВОЙ ВОДОЙ, ЕСТЬ ВСЕ...

4 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 4 июля-11 июля

Ситуация в Суходольске заставила обратить внимание на качество питьевой воды и состояние водопроводно-канализационного хозяйства в стране, особенно в так называемых напряженных регионах...

Любовь Некрасова
Любовь Некрасова

Ситуация в Суходольске заставила обратить внимание на качество питьевой воды и состояние водопроводно-канализационного хозяйства в стране, особенно в так называемых напряженных регионах. Очаги инфекционных заболеваний, источником которых стала некачественная питьевая вода, возникают ежегодно, особенно в благоприятный для размножения разнообразной патогенной микрофлоры летний период.

По данным Центральной санэпидстанции МЗ Украины, за период с 2000 года в стране зарегистрировано 17 вспышек острых кишечных инфекций, связанных с употреблением загрязненной питьевой воды. С конца 2000-го начался очередной эпидемический подъем заболеваемости вирусным гепатитом А. В прошлом году классическая «водная» вспышка вирусного гепатита А имела место в г. Свердловске Луганской области. Ее вызвало загрязнение сетей водоснабжения вследствие прорывов систем водообеспечения и канализации, связанных с нерегулярной подачей питьевой воды и несвоевременным устранением аварийных ситуаций. Тогда заболело 52 человека. По состоянию на начало июля в Суходольске пострадало около шестисот человек, в том числе более 170 детей.

— Можно ли было избежать ситуации в Суходольске? — первый вопрос, с которым корреспондент «ЗН» обратился к главному врачу Центральной санэпидстанции Министерства здравоохранения Украины, кандидату медицинских наук Л.НЕКРАСОВОЙ.

— Эта вспышка не случайна, — считает Любовь Сергеевна. — Не был бы вирусный гепатит, так распространилась бы ротавирусная инфекция. Но поскольку возбудитель вирусного гепатита агрессивнее, он и развился. Кстати, в коктейле, называемом питьевой водой, есть все: энтеровирусы, сальмонеллы, возбудитель брюшного тифа...

В свое время, в 1986 году, за отклонения от проекта при строительстве санэпидслужба не приняла в эксплуатацию сети водоснабжения и канализации квартала Комарова г. Суходольска, где возникла вспышка. Но ее вывод проигнорировали, и систему ввели в строй. В последние годы ее практически никто не осматривал. Она изношена на все 100 процентов. Эти сети «плавают» в грунтовых водах, поднявшихся в результате затопления подземных выработок. В соответствии с актами технической и санитарной экспертиз, они восстановлению не подлежат. Загрязнение питьевой воды происходит постоянно. Этому способствовала и подача воды по графику, с перебоями до трех суток. Хотя санэпидстанция неоднократно информировала прокурора г. Краснодона, Краснодонский горсовет, руководство водоканального хозяйства о том, что питьевая вода не соответствует требованиям ГОСТа и угрожает эпидосложнениями, никаких действенных мер принято не было.

— Чем опасна эпизодическая подача воды, или, как это называют, — по графику?

— Представьте себе трубу, которая на три часа наполняется водой, а шесть часов пустая. В такой трубе, как в поршневом насосе, создается отрицательное давление. И если водоснабжающая и канализационная сети, в нарушение всех технологических и эксплуатационных требований, размещены рядом на одном горизонте, да еще и на уровне грунтовых вод, то засасывание в пустую трубу водоснабжающей сети нечистот неизбежно. И это характерно для всех сетей, в которых вода подается нерегулярно. Чем меньше и чем с большими перерывами подается вода, тем больше ее загрязнение. Чего в ней только нет: остатки ядохимикатов, пестицидов, тяжелые металлы, множество штаммов разных бактерий...

Каждое управление водопроводно-канализационного хозяйства имеет плановые задачи по эксплуатационному уходу за своими сетями, в которых четко указано, где и что следует починить, заменить и т.п. Все эти работы нужно просто выполнять. К сожалению, этого нет. Особенно это касается восточных регионов, где, к тому же, не хватает воды.

— И где сейчас самая неблагополучная ситуация?

— Наихудшая ситуация в Луганской, Днепропетровской, Запорожской, Одесской, Николаевской областях. Не лучше положение с питьевой водой в Донецкой и Херсонской областях.

Проблема воды для названных регионов состоит не только в ее качестве. Уменьшается также объем ее подачи. Так, Донецкая и Луганская области все больше страдают от дефицита воды как питьевой, так и для хозяйственных нужд. Подается она по графикам, которые к тому же часто срываются. Ухудшение состояния канализационных сетей и очистных сооружений приводит к значительному повышению бактериальной нагрузки на поверхностные водоемы. В связи с ухудшением качества воды в реке Сиверский Донец купание в ней запрещено.

Остается острой проблема ежегодного сброса в водоемы высокоминерализованных шахтных и карьерных вод Кривбасса и Западного Донбасса. В соответствии с очередным распоряжением Кабинета министров (№634-р от 16.11.02 г.), с конца прошлого года начаты сбросы в реки Саксагань и Ингулец шахтных вод Кривбасса. Более 90% загрязненных сточных вод в бассейн р. Днепр в Днепропетровской области поставляют водоканалы городов области и предприятия горнодобывающего и металлургического комплекса Днепропетровска, Днепродзержинска, Кривого Рога, Никополя, Западного Донбасса.

В связи с критическим состоянием объектов канализационного хозяйства г. Николаева, большим количеством аварий на канализационных сетях (в 2002 году их было 3429) в Бугский лиман попали десятки тысяч кубометров недоочищенных и неочищенных сточных вод.

Критическая ситуация сложилась с очисткой хозяйственно-бытовых стоков г. Севастополя. Негативно отражаются на экологическом состоянии в севастопольских бухтах сбросы неочищенных сточных вод города и береговых объектов Черноморского флота РФ и ВМС Украины. В зоне влияния этих сбросов постоянно фиксируется четырех—шестикратное превышение ПДК (предельно допустимых концентраций) по основным загрязняющим веществам. В 2002 году было пять аварийных ситуаций с остановкой работы канализационных насосных станций и сбросом большого количества сточных вод в акватории бухт.

И этот перечень можно продолжить.

Недавно мы провели анализ по регионам, в которых раньше наблюдались вспышки опасных инфекций. Это просто поразительно — почти повсеместно так ничего и не сделано для того, чтобы подобное не повторилось. Хотя и были утверждены конкретные мероприятия и исполнители.

— Создается впечатление, что санэпидслужба только фиксирует разнообразные нарушения и аварийные ситуации. Но ведь у нее есть возможности повлиять на положение дел...

— К сожалению, у санитарных врачей сегодня ограниченные возможности влиять на подобные явления. Санитарный врач должен своевременно выявить причины загрязнения, своевременно уведомить об этом местную власть, подготовить распорядительные документы, которые должен принять местный орган власти.

Естественно, к нарушителям санитарного законодательства применяются меры административного влияния. Так, в прошлом году за нарушение санитарных норм и правил на объектах водоснабжения было наложено 3263 штрафа, в следственные органы направлено 76 дел, вынесено 4308 постановлений о прекращении эксплуатации объектов. По предложению санэпидслужбы уволено более двух тысяч человек.

Что же касается ситуации с питьевой водой на местах, то хотела бы подчеркнуть, что как на государственном, так и на региональном уровне принят целый ряд программ развития водного и водопроводно-канализационного хозяйства, на их реализацию предусмотрены средства, назначены исполнители, однако практически ничего не сделано для улучшения качества питьевой воды. У нас привыкли все, что бы ни случилось, списывать на недостаток денег. В конце концов, при системном подходе к делу нужны не такие уж и большие средства, главное — постоянно уделять внимание водоканализационному хозяйству, а не доводить его до такого состояния, как в Суходольске. Предотвратить аварию намного дешевле, чем ликвидировать ее последствия. Это — общеизвестная истина.

— Можно ли спрогнозировать нежелательные явления, катастрофические последствия которых ударят по системам питьевого водоснабжения?

— Разумеется. Если не закрывать глаза на развитие тревожных событий. Касается это нескольких областей — Донецкой, Луганской, Днепропетровской и части Харьковской. Речь идет о заброшенных шахтах. Вместо того, чтобы их ликвидировать в соответствии с разработанными технологиями, подземные выработки просто затапливаются. Мощный пресс шахтной воды давит на грунтовые воды, подталкивая их уровень очень близко к дневной поверхности. Соленые шахтные воды смешиваются с грунтовыми и артезианскими, ухудшая их качество. Более того, поднимаясь, грунтовые воды затапливают водо- и канализационные трубопроводы. Чем это может закончиться, видим на примере Суходольска.

— Логично возникает вопрос: существует ли, кроме штрафов (как правило, незначительных), какая-то ответственность за нанесенный водоемам и водотокам вред?

— Когда-то, во времена, которые мы теперь так старательно поносим, такой безответственности, как сейчас, не было. Я десять лет работала главным врачом Киевской городской санэпидстанции и знаю об этом не с чужих слов. Если случались залповые выбросы загрязнений на предприятиях, то за это руководителей снимали с должностей. В 1987 году я закрыла 11 производств, загрязнявших окружающую среду. Было, естественно, сопротивление, на меня оказывала давление прокуратура, но я доказала свою правоту. Сейчас ответственности нет, само это понятие размыто.

— Каково состояние артезианской воды в Украине? Во многих городах она стала альтернативой некачественной питьевой воде централизованного водоснабжения.

— Подземные воды Украины, в частности артезианские, во многих регионах (Крым, Донбасс, Приднепровье) по своему качеству не соответствуют нормативам на питьевую воду. Это связано не только с природными условиями их формирования, но и с антропогенным загрязнением. При этом лишь единичные артезианские водопроводы имеют очистительные сооружения по кондиционированию воды.

Наблюдение за качеством артезианской воды на действующих водозаборах позволяет констатировать: над ее подземными залежами нависла угроза техногенного загрязнения. Имеется тенденция ухудшения такой воды. Содержание в ней железа, марганца, азотсодержащих соединений, жесткость, общая минерализация и т.п. превышают допустимые уровни в десять и больше раз.

Что касается Киева, то вода из бюветов не зря здесь так популярна. Подается она из глубоких водоносных горизонтов, регулярно контролируется ее качество. К эксплуатации бюветов предъявляются очень жесткие требования. Вода каждой скважины, естественно, имеет свой химический состав, но по всем показателям соответствует требованиям стандарта. Безопасна она и в бактериологическом плане. Правда, отдельные скважины имеют такой недостаток, как наличие гидробионтов. Это микроскопические водоросли красного цвета, появляющиеся в воде после нескольких часов отстаивания. Они абсолютно безопасны, но людей это, естественно, настораживает. Такую воду следует просто очищать.

— Как часто берется вода на анализ?

— Это зависит от ситуации. Например, в столице Украины ежедневно забирается вода с 20 точек (так называемые реперные точки). Мы знаем места, где имеется риск загрязнения питьевой воды. Так же подразделения санэпидслужбы контролируют ситуацию по всем регионам страны. К примеру, в Одессе, где питьевая вода самая загрязненная, отбор проб ведется ежедневно, а в летний период дополнительно проводим анализ морской воды. Регулярно отслеживаем воду на наличие возбудителей желудочно-кишечных инфекций акватории в рекреационных зонах.

Государственная санэпидслужба осуществляет постоянный мониторинг качества воды из открытых водоемов — источников централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения.

— По скольким показателям реально контролируется питьевая вода?

— Обязательными, в соответствии с ГОСТом, являются 28 показателей. Фактически мы анализируем воду на наличие более 100 ингредиентов. Есть у нас такие возможности и соответствующие приборы. В первые годы после чернобыльской аварии мы проводили анализы воды даже по 135 показателям. Но время показало, что постоянно определять ее качество по такому количеству компонентов нет необходимости. В ГОСТе заложены параметры, отражающие соотношение минеральных соединений в воде, и этого вполне достаточно.

— Что, по вашему мнению, следовало бы ввести в наши нормативные документы для защиты качества питьевой воды (ограничить уровни определенных загрязнений, расширить перечень контролируемых химических компонентов и т.п.)?

— Можно сколько угодно вводить какие-то новые параметры в ГОСТ, но если ничего не делать для того, чтобы определить показатели для источников водоснабжения, то проку не будет. То есть мы должны разработать стандартные требования отдельно для поверхностных и подземных источников водоснабжения. И эти требования должны выполняться.

Давайте посмотрим, что произошло с нашими источниками водоснабжения за последние тридцать лет. Количество поверхностных водоемов первой категории, то есть чистых, из которых можно брать воду для питья, уменьшилось вчетверо. Водоемов второй категории — вдвое. На сегодня почти все источники водоснабжения относятся к третьей и четвертой категориям. И какие бы жесткие нормативные требования мы ни установили, никакие очистные сооружения и технологии не смогут довести такой техногенный «коктейль» до уровня стандарта «Питьевая вода». Нужно быть реалистами. Если мы сегодня не будем требовать, чтобы наши водоемы были защищены, чтобы в них не сбрасывали промышленные и бытовые стоки, не будем улучшать качество исходной воды, то есть источников водоснабжения, мы никогда не получим питьевую воду хорошего качества.

— В некоторых регионах люди пьют привозную воду. Все больше появляется в продаже фасованной питьевой воды. Что вы можете сказать по поводу ее качества?

— На минеральные воды, реализуемые в Украине, обязательно должно быть заключение Института курортологии (Одесса). Бутылированная питьевая вода также должна проходить научную экспертизу, а ее производство — соответствовать всем санитарно-гигиеническим требованиям. Сегодня все делается просто — берут воду из артезианской скважины, обрабатывают серебром, разливают в бутылки, приклеивают этикетку типа «Родниковая» или «Живая вода» и продают.

— Можно и без скважины — просто заливать в бутылки водопроводную воду. Закон позволяет...

— К сожалению. В последнее время так повелось — в чьих-то интересах «протягиваются» соответствующие законы или формулировки. Мы не в состоянии поставить заслон этой водной вакханалии. Органы санэпидслужбы могут лишь дать оценку воде по микробиологическим показателям и определить, не содержит ли она холерный вибрион или другие штаммы бактерий. С полным правом могу заявить: массовое изготовление минеральных вод является экономической диверсией. И к тому же угрозой здоровью населения Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно