В чаше печали — капля надежды

23 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 23 февраля-2 марта

— Мы сегодня с Димой обсуждали его сон, — рассказывает врач Черновицкой областной детской больницы Галина Манойленко...

— Мы сегодня с Димой обсуждали его сон, — рассказывает врач Черновицкой областной детской больницы Галина Манойленко. — Представляете, мальчику приснилось, что у него проблемы с воспитанием его будущей дочурки. Говорит мне: понимаете, семья — это так сложно, вдруг мне попадется сварливая жена, что с ней тогда делать? Эти дети словно спешат жить. У них грандиозные планы. Они не по годам умные и взрослые. Их все интересует. А какие пишут стихи, как поют, над какими философскими вопросами задумываются!

У маленьких пациентов Галины Ивановны недетская болезнь — рак. Они об этом, конечно, не знают, старательно лечатся, выполняя все установки и медицинские процедуры в отделении кардио- и онкогематологии, где несколько лет назад были развернуты пять специализированных койкомест для детей, пораженных раком. То, что волосы выпали, их не пугает — отрастут. Дети из-за этого не плачут. Они вообще редко плачут. Их палаты-блоки — словно уютные детские комнаты, с игрушками, телевизором, новогодними елками. Лечение длительное, приходится по нескольку месяцев проводить на больничной койке. Папа с мамой обычно рядом. У кого-то есть и отец, и мама. Но, к сожалению, довольно часто случается и так, что отец, узнав о диагнозе своего ребенка, бросает семью. А бывает, мать на заработках за границей — все тогда ложится на мужские плечи.

Без родителей обойтись в детской онкологии невозможно. На них лежит неимоверно тяжелое не только моральное, но и материальное бремя, так как они вынуждены брать на себя почти половину стоимости лечения. Это очень крупные суммы, десятки тысяч гривен. И, как правило, родители больного ребенка остаются со своей бедой один на один, решая ее кто как может, обращаясь к родственникам, знакомым. Ни в области, ни в стране нет благотворительных фондов, способных сразу помочь таким семьям большими деньгами. Бюджетных же средств не хватает. Ни одна государственная программа, кроме разве что по сахарному диабету, не выполняется на сто процентов. Онкология — не исключение, даже если речь идет о детях. Нуждаясь в 700 тыс. грн. в год, отделение, где лечатся онкобольные дети, получает всего 250 тыс. грн.

К счастью, в последние годы ситуация с финансированием, по крайней мере, стабилизировалась. Главный врач Черновицкой областной детской больницы Роман Андрийчук помнит времена, когда приходилось собирать деньги по церквям, вымаливать у бизнесменов, ждать с последней надеждой «гуманитарку», чтобы оказать детям надлежащую помощь. Теперь больница, согласно финансовой квоте, подает годовую заявку в Министерство здравоохранения, учитывая свои потребности в среднем за три последних года. Но как бы ни считали, как бы ни доказывали реальную потребность, все равно министерство закладывает 20-процентный дефицит. К тому же поставки медикаментов весьма нерегулярны. То месяц — ничего, то за неделю — два завоза. А болезнь ждать не станет. Иногда поступают препараты, которых не то что не заказывали, а вообще в педиатрии не используют. Вернуть же их или обменять на необходимые невозможно.

Да и заведомо определить, чего и сколько надо, — очень сложно. Поскольку случаи онкологических заболеваний среди детей учащаются и, по прогнозам, будут увеличиваться дальше. Не только на Буковине. Хотя прошлый год дал педиатрам области взрыв онкозаболеваний: 32 ребенка были впервые поставлены на учет с диагнозом «рак». В 2005-м — всего восемь. Еще одна проблема — государство более или менее обеспечивает медицинские учреждения препаратами для химиотерапии. Однако восстановительная, или, как еще говорят, сопроводительная, терапия остается за пределами его внимания. А без нее ребенок, ослабленный основным курсом лечения — «химией» и облучением, может и не выжить. Опять же все ложится на плечи родителей.

Они покорно несут свой крест. Возможно, еще и потому, что отчасти их чувство вины перед ребенком имеет объективную подоплеку. Как ни грустно, как ни больно об этом говорить, но в больницу дети зачастую попадают с запущенной болезнью. Лейкоз, например, на самом деле не имеет четкой клиники, маскируясь под другие болезни. Его трудно распознать. Однако приходится констатировать печальный факт: у педиатров общей практики, особенно в районах, нет онконастороженности. Они «пропускают» болезнь и ставят ошибочный диагноз.

— Еще одна большая проблема — низкая социальная культура населения, — говорит заведующий отделением Михаил Гнатюк. — Ребенок заболел, и родители бегут с ним к знахарям, гадалкам, всяким разрекламированным нетрадиционникам. Треть наших маленьких пациентов с диагнозом «рак» сначала лечились у таких, с позволения сказать, специалистов, пока онкологический процесс не перешел в терминальные стадии своего развития.

Недавно родители принесли на руках к Михаилу Гнатюку свою трехлетнюю дочурку — девочка уже не могла ходить самостоятельно. Бледная и изможденная, она страдала от кровянистых высыпаний на теле и боли в костях. Почти полгода ее лечили местные знахарки непонятно от чего. В больнице ребенку поставили диагноз — острая лейкемия. А на ранних стадиях болезнь лечится весьма успешно.

Как выяснилось позже, те же бабки-шептуньи, а позже еще и какая-то частная докторша в Черновцах лечили массажами и травами семнадцатилетнего мальчика то от радикулита, то от боли в позвоночнике, которую на самом деле вызывала лимфома грудной клетки. Когда врачи сделали рентген, их ужаснули размеры злокачественной опухоли. Все, к счастью, обошлось — Сергей прошел в отделении Михаила Гнатюка курс химиотерапии, опухоль исчезла, что засвидетельствовала компьютерная томография.

Больных с так называемыми солидными, т.е. твердыми, опухолями коллектив Михаила Григорьевича взял на себя сравнительно недавно. Это был вынужденный шаг, инициированный управлением здравоохранения облгосадминистрации. Хотя вначале планировали открыть несколько детских койкомест в Черновицком областном онкодиспансере, там не спешили внедрять современные прогрессивные методы лечения, и качество оказания медпомощи детям никого не устраивало. Сегодня дети при необходимости получают курс облучения во взрослом специализированном медицинском учреждении, поскольку только там есть необходимая для этого аппаратура, а остальное — в областной детской больнице. Хирургическую помощь, как и раньше, — в Киеве.

— Мы довольны работой отделения Михаила Гнатюка. Там работают высококвалифицированные специалисты, — говорит главный педиатр области Мария Полищук. — Там давно и эффективно лечат лейкозы. Помощь при других раковых заболеваниях также соответствует современным стандартам. Протоколы лечения — как в развитых европейских странах. Заметьте, отделение одним из первых в стране вошло в корпоративную группу Шелонга при Украинской специализированной больнице «Охматдет», а там высокие требования к врачам.

Это дает возможность черновицким педиатрам на комиссии подтверждать поставленные ими диагнозы и проводить в Киеве лабораторные исследования, недоступные на уровне области за неимением нужной аппаратуры. В отделении только один бинокулярный микроскоп, и тот работает на износ. Очень нужны реактивы для определения коагуляционного гемостаза. Их нет, поэтому биохимический мониторинг проводится не в полном объеме и врачам приходится полагаться на свою интуицию. Отсутствие в области аппарата для изготовления тромбоконцентратов не позволяет осуществлять на месте протоколы лечения острых миелоидных лейкемий.

Мечта Михаила Гнатюка, которую он стремится воплотить в жизнь, — открыть при отделении блок интенсивной терапии для тяжелобольных детей с онкогематологической патологией, где за ними наблюдали бы круглосуточно. Однако найти для этого более ста тысяч гривен — задача не из легких. Сейчас таких деток — а у них иммунный статус нулевой — приходится переводить в общую реанимацию, где они могут подхватить смертельно опасную инфекцию.

— Современные методы лечения рака настолько эффективны, что при многих новообразованиях выживание сто­процентное, — говорит Михаил Гнатюк. — Если бы мы имели современное техническое оснащение и достаточное финансирование, результаты были бы еще лучше. Однако, несмотря ни на что, боремся за каждого ребенка, за каждую детскую жизнь.

В коллективе Михаила Григорьевича бывают дни неописуемой печали, когда врачи, медсестры, санитарки не могут скрыть слез, и дни большой радости. Как недавно, когда все поздравляли друг друга, узнав замечательную новость: одна из бывших пациенток вышла замуж и родила сына...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно