УБИЙЦА С РЕЧКИ ЭБОЛА

27 августа, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 27 августа-1 сентября

Пластмассовый шлем и стеклянная маска надежно защищают голову, а водонепроницаемый комбинезон из прозрачного пластика, спаянный с сапогами и перчатками, - тело...

Пластмассовый шлем и стеклянная маска надежно защищают голову, а водонепроницаемый комбинезон из прозрачного пластика, спаянный с сапогами и перчатками, - тело. Воздух, прежде чем попасть внутрь, проходит сквозь сложную систему фильтров. На жарких, пыльных улицах богом забытого заирского города Киквит скафандр, созданный для химической войны, выглядит еще нелепее, чем смотрелось бы пестрое одеяние африканского колдуна в чопорном лондонском Сити.

Тем не менее именно
в экваториальных лесах Черного континента этот странный костюм сейчас не просто нужен - жизненно необходим. Только в нем, полностью отгородившись от внешнего мира, врачи, съехавшиеся сюда со всех концов света, чувствуют себя в достаточной безопасности, чтобы вести борьбу со смертоносным вирусом Эбола, столь же таинственным, сколь и коварным.

К счастью, беспрецедентными усилиями медиков из разных стран мира эпидемию зловещей лихорадки удалось локализовать в окрестностях заирского города Киквит, где возник очаг этого напугавшего весь мир заболевания. И все же, несмотря на самоотверженные усилия международных медицинских бригад и их заирских коллег, работающих под эгидой Всемирной организации здравоохранения, число жертв вируса-убийцы продолжает расти. По последним данным, их уже более 150, причем значительную часть составляют сами медики.

На мучительную гибель от вызванного вирусом полного истощения организма обречено большинство зараженных, изолированных в центральном госпитале в Киквите. Летальный исход при лихорадке Эбола, от которой сегодня нет ни лекарств, ни вакцин, составляет 90 процентов.

В ближайшие дни, по мере истечения 10-20-дневного инкубационного периода, у зараженных ранее заирцев ожидаются новая волна эпидемии, новые смерти от вируса-убийцы, названного по имени одноименной речки на севере Заира. Уже дважды - в 1976 и 1979 годах - он объявлялся в районе судано-заирской границы, выкашивая целые деревни. Но тогда этому не придали должного значения. На этот раз, перенесясь примерно на 1200 километров с севера на юго-запад, вирус заявил о себе в опасной близости от густонаселенной заирской столицы. До нее всего 400 километров. Особая сложность борьбы с Эбола связана с тем, что его происхождение науке пока установить не удалось.

- Зрелище, открывшееся нам в центральном госпитале заирского города Киквит, не для слабонервных, - рассказывают сотрудники находящегося в Браззавиле регионального бюро ВОЗ для Африки, которые посетили эпицентр лихорадки в составе первой международной группы медиков. - В больнице не было света, не работал водопровод. Санитары и сиделки в страхе покинули госпиталь, бросив на произвол судьбы десятка три пациентов. Многие из них агонизировали, другие, напоминавшие призраков, безучастно лежали на койках. Вокруг больных и умирающих суетились родственники, которые обтирали их тряпицами или просто руками, подвергаясь высокому риску заражения.

Первыми задачами бригады медиков, прибывших в Киквит, стали изоляция инфицированных и умирающих, обеспечение безопасности медперсонала и членов их семей, санитарное просвещение жителей.

- Панический страх обитателей Киквита перед неведомой болезнью оказался столь велик, что в течение четырех дней мы не могли найти машин для вывоза трупов из больничного морга на кладбище, - продолжали рассказ врачи. - Положение усугублялось тем, что многие инфицированные вирусом Эбола сбежали из госпиталя, надеясь, что чем дальше они окажутся от больничных стен, тем будет лучше. Несколько человек достигли деревни Мосанго, в 50 километрах от Киквита, где и умерли, предварительно заразив родственников. Пришлось немало потрудиться, чтобы побороть вечного спутника эпидемий - панику.

Важную роль для локализации инфекции сыграли комплекты швейцарской защитной одежды, дезинфицирующие средства, оборудование. С их помощью удалось обезопасить медицинский персонал, наладить работу системы изоляторов. Бригады в составе экспертов ВОЗ и членов организации «Врачи без границ», специалистов из парижского института Пастера, Центра по контролю и профилактике заболеваний в Атланте, сотрудников Международного комитета Красного Креста, Национального института вирусологии ЮАР работали не покладая рук.

Упор был сделан на активную форму выявления инфекции - врачи обходили кварталы, где имелись больные или умершие, и проверяли их родственников на наличие вируса. Таким образом, удалось выявить еще свыше 30 случаев заражения и изолировать пострадавших. Население постоянно оповещалось об опасности по радио, через громкоговорители и листовки. Врачи-инфекционисты бросили вызов традиционным обрядам прощания с усопшими, во время которых чрезвычайно высок шанс заражения окружающих.

В отличие от СПИДа, об опасности которого пресса трубит добрый десяток лет, слово «Эбола» до последних дней ничего не говорило не только широкой публике, но и абсолютному большинству медиков. Между тем то немногое, что известно о вирусе, неопровержимо свидетельствует: если не принять самых срочных и решительных мер, в ближайшее время он способен затмить своего печально знаменитого собрата.

Во-первых, до конца так и остался невыясненным механизм распространения заразы. Считается, что вирус бытует в основном среди обезьян, чрезвычайно редко затрагивая самого homo sapiens. Но при каких обстоятельствах вирус вдруг приобретает новое качество и становится опасным для людей - загадка. «Никто не знает точно, откуда взялся этот вирус», - признался видный южноафриканский специалист в области вирусологии Боб Сванепул.

Во-вторых, способ распространения вируса широк. Если СПИД передается через кровь, то Эбола может перейти через любые выделения. Например, через пот при обычном пожатии руки. Не случайно главный вирусолог Заира Жак Муйембе, который с первых дней эпидемии находится в Киквите, при встрече международных экспертов и журналистов не упускает случая лишний раз наглядно напомнить им об этой особенности, любезно предлагая для рукопожатия... локоть.

В-третьих, течение болезни. Смерть от СПИДа мучительна и жестока, но перед страданиями пораженных Эбола бледнеет и она. Те, кого настиг страшный недуг, сначала содрогаются в лихорадке и исходят рвотой, затем у них начинают разрушаться ткани, вызывая обильные кровотечения на всей площади тела.

Но самое трагичное заключается в том, что повернуть вспять болезнь или хотя бы приостановить ее пока невозможно.

- Последствия лихорадки Эбола не были бы столь значительны, если бы удалось вовремя, еще в марте-апреле, распознать коварный вирус, - рассказал один из координаторов регионального бюро ВОЗ для Африки в Лусаке доктор Далнейда. - К сожалению, эту опасную инфекцию сначала приняли за «красную диарею» - один из видов дизентерии, обычной в центре Африки.

По словам медиков, ситуация прояснилась лишь в апреле, после сообщений о весьма странном заболевании в небольшом госпитале Киквит-2. Один из его лаборантов слег с высокой температурой, которую не смогли сбить ни антибиотиками, ни антималярийными препаратами. Тогда ему сделали две внутриполостные операции. Через какое-то время хирурги, оперировавшие лаборанта, были доставлены в центральный госпиталь, где они скончались.

Между тем болезнь с теми же симптомами продолжала распространяться по Заиру, как круги по воде. 7 мая правительство Заира официально обратилось к ВОЗ с просьбой прислать комиссию для выяснения эпидемиологической ситуации в Киквите. Вскоре город был объявлен зоной бедствия и взят в карантин. Войска и полиция перекрыли дороги, ведущие в Киншасу. Впрочем, говорят, что за определенную мзду солдаты пропускали в столицу некоторых жителей Киквита. Массовый психоз в Киквите до сих пор не спал. Люди стали отказываться хоронить умерших родственников. Из 32 санитаров и сиделок в госпитале остались лишь 10 - 6 умерли, остальные разбежались.

Допускали просчеты и медики. Поначалу эксперты ВОЗ полагали, что масштабы эпидемии не столь велики, чтобы давать основания для паники. «Это не первый случай, когда Заир сталкивается с такой проблемой», - отмечали они. Только позднее наступление на болезнь повелось широким фронтом. Недавно обычно оживленная паромная переправа между Браззавилем и Киншасой была временно прервана до окончательного выяснения ситуации в Заире. Правительство Анголы разворачивает специальные посты вдоль границ. Франция, Япония, Турция, Кот-д’Ивуар и другие страны ввели особые меры санитарного контроля в отношении лиц, прибывающих из Заира.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно