У БОЛЬНОГО ПОЯВИЛСЯ ЕЩЕ ОДИН ШАНС

22 января, 1999, 00:00 Распечатать

Молодость... Замечательная, золотая пора. Сохранить бы ее подольше. Но как? Как смириться человеку с тем, что он не может быть цветущим весь век?..

Молодость... Замечательная, золотая пора. Сохранить бы ее подольше. Но как? Как смириться человеку с тем, что он не может быть цветущим весь век? С незапамятных времен люди пытаются если не вернуть, то хотя бы продлить пору цветения. Для этого доктор Фауст продал душу дьяволу, а чародейка Медея (из поэмы Публия Овидия Назона «Метаморфозы») предложила для омоложения старца Пелия влить ему юную кровь. Древние считали кровь эликсиром жизни. В Древнем Риме стареющие патриции с целью омоложения пили кровь умирающих гладиаторов. В прошлом веке врачи переливали кровь молодых баранов и овец старым людям. Французский эндокринолог С.Браун-Секар сообщил об омолаживающем действии вытяжек из семенных желез, а другой его соотечественник пересаживал желающим помолодеть половые железы баранов, козлов, шимпанзе. Переливание крови баранов людям едко высмеивал на своих лекциях знаменитый немецкий хирург Фолькман. Он говорил, что для подобной процедуры необходимо иметь трех баранов: первого, от которого берут кровь, второго - больного, который согласился на такое переливание, а третьего - врача, который осуществит это.

Великий Гиппократ рекомендовал тяжелобольным пить с целью оздоровления кровь, полученную от молодых и здоровых людей.

Организм каждого человека оригинален и неповторим, поэтому он отторгает все чужеродное, органы, ткани и даже клетки другого человека, оказавшиеся внутри него. Из этого правила есть единственное исключение - клетки эмбрионов, возраст которых не превышает 12 недель. Именно их использовали врачи для омоложения таких известных людей, как Чарли Чаплин, Френк Синатра, Марлен Дитрих, Сильвестр Сталлоне, Иосип Тито, король Марокко и др. Именно это лежит в основе клеточной терапии.

Необходимость тестирования клеток и тканей на наличие бактерий и вирусов (ВИЧ-инфицированность можно определить только через несколько месяцев после заражения человека) требует сохранности биологических материалов в течение длительного времени. Применение свежих эмбриональных клеток чревато непредсказуемыми последствиями.

Ученые Института проблем криобиологии и криомедицины АН Украины (г.Харьков) Г. Лобынцева и И. Вотякова разработали метод криоконсервирования гемопоэтических (относящихся к кроветворению) эмбриональных клеток. Сейчас они работают в Центре технологий эмбриональных тканей «Эмбриотек» (г.Киев).

Корреспондент «ЗН» беседует с сотрудниками «Эмбриотека».

- Расскажите, пожалуйста, о методе криоконсервирования эмбриональных кроветворных клеток, когда и почему вы им занялись?

Галина ЛОБЫНЦЕВА, к.б.н., старший научный сотрудник, лауреат Государственной премии, ведущий научный сотрудник «Эмбриотека»:

- Заинтересовались мы данной проблемой в 1980 г. На конференции в США было представлено много докладов, посвященных результатам применения в лечебной практике гемопоэтических эмбриональных клеток (ГЭК). Часть докладов осветила результаты экспериментальных исследований. В заключительном слове доктор Р.Гейл сказал, что в применении эмбриональных клеток достигнуты впечатляющие результаты, но, если не будет разработан метод консервирования их, продвижение вперед станет невозможным. Необходимо создать запас клеток в низкотемпературном банке. Только тогда, протестировав клетки, мы сможем применить их в любое время и любом месте для лечения наших пациентов.

У себя в институте мы занимались криоконсервированием клеток костного мозга, эритроцитов и лейкоцитов. Так что мы были теоретически подготовлены для решения этой новой и сложной задачи. Сложность заключалась в многообразии типов клеток, подвергавшихся криоконсервированию. Для каждого типа клеток существует свой режим замораживания, свой криопротектор определенной концентрации (криопротектор защищает клетки от повреждения на определенных этапах замораживания). Найти один единственный режим и криопротектор оптимальной концентрации для всех клеток - задача не из легких. Мы справились с ней. После размораживания клеток, законсервированных 10 лет назад, 95-98% их сохраняют необходимую активность, т.е. жизнеспособность. Для того, чтобы добиться таких результатов, понадобилось 12 лет.

- Я слышал, что для консервирования ГЭК их погружают в жидкий азот. Часть клеток при этом, безусловно, разрушится, но, может, для лечебных целей будет достаточно оставшихся в живых клеток?

Галина Лобынцева: При таком способе замораживания клетки погибнут, а кратковременный (от одного до трех месяцев) клинический эффект будет обусловлен воздействием биологически активных веществ, присутствующих в развивающихся эмбриональных тканях.

При применении клеток, замороженных по нашему методу, лечебный эффект наблюдается в течение двух и более лет, а по данным зарубежных авторов, использующих эмбриональные клетки при лечении врожденных иммунодефицитов, этот период достигает 15 лет. Как видите, разница ощутимая.

- Полученные вами препараты прошли клинические испытания?

Галина Лобынцева: На клинические испытания ушло пять лет, после чего нами совместно с сотрудниками Института гематологии и переливания крови МЗ Украины д.м.н. Г.Когутом и к.м.н. Г.Глухенькой разработаны методические рекомендации по клиническому применению криоконсервированных эмбриональных гемопоэтических клеток. Минздрав Украины выдал разрешение на их применение в клинической практике. Многих врачей мы обучили работе с криоконсервированными эмбриональными клетками.

- Сколько трансплантаций ГЭК сделано, каковы их результаты?

Владимир ИВАНОВ, директор Центра технологий эмбриональных тканей «Эмбриотек»:

- 1290 наших препаратов введено больным, во всех случаях наблюдали субъективное улучшение состояния на вторые-третьи сутки после трансплантации, в дальнейшем - нормализацию иммунологических и гематологических показателей, отмечено положительное влияние на внутренние органы, сосудистую систему, улучшились показатели белкового и липидного обменов.

- Имели ли место летальные исходы?

Владимир Иванов: Да, было четыре случая. Иногда к нам обращаются за помощью родственники больных, находящихся в терминальной стадии онкозаболевания. Мы понимаем, что это - «терапия отчаяния», таким пациентам мы продлили жизнь на несколько месяцев, обеспечив лучшее качество жизни.

Юлий БАЛТАЙТИС, заведующий кафедрой Национального медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор:

- Трансплантация ГЭК - это мощный метод лечения, имеющий многочисленные аспекты приложения: в онкологии, хирургии, гематологии, клинической иммунологии, эндокринологии, кардиологии, терапии, психиатрии, акушерстве, неврологии и нейрохирургии. С его помощью можно лечить сотни различных заболеваний. Сегодня мы имеем представление о применении этого метода, первые, но многообещающие результаты. А если верить англичанам, хорошее начало обеспечивает хороший конец. Несколько примеров. Мы пролечили более тридцати больных, страдающих раком толстой кишки, у большинства из которых была диагностирована третья и четвертая стадии заболевания. Нами разработана специальная методика использования ГЭК, применив которую мы увеличиваем курсовую дозу вводимого химиопрепарата в 13-13,5 раза. При этом мы не видим побочных эффектов: выпадения волос, кровавых поносов, рвоты, ухудшения показателей формулы крови. Курсы лечения можно продолжать длительное время. Значительно улучшается качество жизни больных. Надеемся значительно увеличить продолжительность жизни этих больных, так как мощная химиотерапия должна уничтожить во много раз больше злокачественных клеток, чем при стандартной схеме лечения. За полтора года, в течение которых мы работаем с этими больными, не было в нашей клинике ни одного летального исхода. Я и врачи нашей клиники не представляем себе работы без криоконсервированных ГЭК.

Ирина ВОТЯКОВА, к.б.н., ведущий научный сотрудник Центра технологий эмбриональных тканей «Эмбриотек»:

- Лабораторная клиническая диагностика больных до и после трансплантации ГЭК проводилась на 3, 5, 7 и 10-е сутки. Практически во всех случаях была отмечена положительная динамика всех показателей.

- Как понимать - «практически»?

Ирина Вотякова: Есть врожденные заболевания, связанные с нарушением микроокружения и регуляторных механизмов гемопоэза, которые трансплантацией ГЭК не корригируются.

- Вы вводили ГЭК в чужой для них организм. Клетки начинают делиться. Возможна ли неограниченная пролиферация (размножение) их, т.е. злокачественный рост?

Галина Лобынцева: У эмбриона имеются вещества (например, белок альфа-фетопротеин), которые ограничивают рост клеток. У каждой клетки есть определенная программа (число делений), выполнив которую клетка погибает.

- Вы выступали на многочисленных международных научных конгрессах и конференциях. Как относится научная общественность к вашей работе?

Ирина Вотякова: Положительно, но откровенно могу сказать, что за последние 20 лет мы не встретили ни одной работы зарубежных авторов, в которой так досконально, как у нас, было бы изучено влияние факторов криоконсервирования на данную клеточную популяцию с учетом исходного состояния материала, воздействия различных криопротекторов, режимных параметров процесса криоконсервирования. Мы сегодня в состоянии произвести селекцию определенных типов клеток путем варьирования скоростей замораживания - отогрева. Этот способ может быть применен для очистки трансплантатов от атипичных клеток аутологичного костного мозга в онкогематологии.

Мы занимаемся и пересадкой костного мозга, используя разработанные нами технологии криоконсервирования. Например, у ребенка со злокачественной опухолью, в состоянии ремиссии, произвели заготовку в течение трех дней клеток костного мозга. Полученный материал, после соответствующей обработки, заморозили. Ребенок получил курс мощной химиотерапии, после чего ему был введен его криоконсервированный костный мозг. Если бы мы этого не сделали, ребенок бы погиб, так как после мощной химиотерапии его поврежденный костный мозг не смог бы восстановить процесс кроветворения.

Ольга РОЖМАНОВА, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института физиологии им. А.Богомольца:

- На Западе имеются методы криоконсервирования, но после размораживания сохранность клеток ниже и они менее активны. Я - исследователь, многие эксперименты мы проводим на замороженных клетках, поэтому я знаю, что от качества материала зависит достоверность полученных результатов. Я уверена в высокой эффективности методов криоконсервирования, разработанных специалистами «Эмбриотека».

- Надо полагать, список патологий, при лечении которых вы применяете клеточную терапию, с каждым годом увеличивается?

Юлий Балтайтис: Сегодня мы можем оказать помощь больным, страдающим иммунологической недостаточностью, которая дает о себе знать частыми и длительно текущими вирусными, бактериальными и грибковыми инфекциями, а также инвазиями (заражение паразитами) дыхательных путей, пищеварительного тракта, мочеполовых органов и кожных покровов (ОРВИ, бронхиты, пневмонии, гастроэнтероколиты, гепатохолециститы и др.), синдромом вегетативных дисфункций, кожными аллергическими проявлениями в виде сыпи и отеков на пищевые, лекарственные, инфекционные и неинфекционные аллергены, а также реакциями по типу аутоиммунных, проявляющимися преимущественно со стороны суставов, сосудов и клеток системы крови (ревматоидные проявления, системные васкулиты, анемии, лейкопении, тромбоцитопении). Мы увеличиваем эффективность комплексного лечения злокачественных опухолей и цитостатической болезни, травматической болезни (полиорганной недостаточности), атеросклероза, ишемической болезни сердца, ишемической болезни мозга, острого лейкоза, цирроза печени, спаечной болезни брюшной полости, неспецифического язвенного колита и болезни Крона, заболеваний и повреждений нервной системы... Предоперационный период использования мощного иммуномодулирующего воздействия клеточной терапии позволяет провести оперативное вмешательство, избежав ранних и поздних осложнений, добиться более полной хирургической реабилитации.

Комментарий директора Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины академика Геннадия МАЦУКИ:

- Мы давно и довольно успешно сотрудничаем с «Эмбриотеком». С разработчиками метода криоконсервирования мы познакомились, когда они еще работали в Харькове. Была у нас интересная, но, к сожалению, не завершенная работа по СПИДу. Оказалось, что в популяции ЭК существуют клетки, невосприимчивые к действию ВИЧ. Если удастся получить устойчивые к ВИЧ клетки, то потом можно будет заняться получением клеток, устойчивых и к другим заболеваниям.

- А не аморально ли использовать для лечения и омолаживания людей клетки абортусов?

- Безусловно, аборты лучше не делать, но... Но если в 1996 г. в Украине было сделано 664156 абортов, а в 1997 г. - 571479, то, может, лучше было бы не спускать абортивный материал в канализацию, а спасти жизнь в 1996 г. 199246 человекам, а в 1997 г. - 171443? Можно было бы, если бы государство профинансировало производство дорогостоящих, но жизненно необходимых препаратов. Я против абортов, но поскольку их все равно делают, считаю святым делом помощь страждущим и обреченным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно