«Трансплантологический туризм» в эпоху Интернета

2 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 2 февраля-9 февраля

Джеймс Коган живет на отдаленном ранчо в калифорнийской Солнечной долине, и с первого взгляда не п...

Джеймс Коган живет на отдаленном ранчо в калифорнийской Солнечной долине, и с первого взгляда не поймешь, чем именно он зарабатывает себе на жизнь, — из всей живности увидеть можно только резвящихся щенков пастушьей овчарки. Основной рабочий инструмент Когана — компьютер, подключенный к Интернету. Специализация — органы для трансплантации. Средняя цена человеческой почки — 140 тысяч долларов, сердца — 250. В 90-х годах Коган несколько месяцев провел в тюрьме за торговлю человеческими органами. Однако затем обвинения были признаны необоснованными, и с тех пор 66-летний предприниматель гордо именует себя брокером: ведь к самим органам он действительно не имеет никакого отношения. Фактически он лишь сводит между собой нуждающихся в пересадке органов пациентов с теми медицинскими учреждениями, которые эти услуги могут предоставить. В стоимость «услуги» входят сам орган, операция и послеоперационное лечение, дорога для самого пациента и его сопровождающего, размещение последнего. Доля брокера может составлять от 60 до 400 процентов стоимости операции. В среднем Коган проводит по одной сделке в неделю, причем среди его клиентов можно встретить представителей всех уголков нашей планеты. А направляет он их в один из пятнадцати специализированных госпиталей, расположенных в Китае, Индии, на Филиппинах, в Южной Африке, Сингапуре, Пакистане и Южной Америке.

По оценкам ВОЗ, каждая десятая из 61 тысячи пересадок почек, проведенных во всем мире в 2004 году, была осуществлена именно в процессе такого «трансплантологического туризма». И это притом, что в подавляющем большинстве стран торговля органами запрещена законом. Тем не менее огромное количество соответствующих предложений, размещенных в Интернете, заставило сотрудников журнала FORBES провести собственное журналистское расследование. Ниточкой, при помощи которой они собрались распутать весь этот клубок, согласился стать Кевин Скотт, у которого в сентябре 2005 года обнаружили в печени небольшую опухоль. К этому времени 49-летний пациент уже имел такие диагнозы, как гепатит С и цирроз печени. Чтобы провести все необходимые тесты, госпиталю для ветеранов потребовалось 11 месяцев. За это время опухоль увеличилась до 2,5 дюйма (шесть с лишним сантиметров). На основании всех этих данных в августе 2006 года было вынесено официальное заключение: «Ни одна из существующих традиционных методик не гарантирует выживания». Нетрадиционная методика подразумевала трансплантацию печени, однако за неделю до последней операции Кевина проинформировали о том, что подходящего донора нет, и отправили в хоспис умирать.

Тогда-то и пришел черед Интернета. С первой попытки родственники вышли на тайваньскую фирму, которая предложила Кевину два варианта: трансплантация печени в Шанхайском госпитале со всеми удобствами за 120 тысяч долларов или та же операция в провинциальном «полевом госпитале» («без удобств») за 80 тысяч долларов. В стоимость первой услуги входило не только все медицинское обслуживание, включая лекарства, но и услуги переводчика, 40-дневное послеоперационное обслуживание, а также гарантии того, что в ожидании донорской печени пациент проведет в госпитале не более четырех недель.

Таких денег у семейства Скотт в наличии не оказалось. Как, впрочем, и 80 тысяч для операции «без удобств». Попытки выйти напрямую на еще один китайский госпиталь, предлагающий трансплантацию печени за 60—70 тыс. долл., были пресечены после излишне «нескромных» вопросов потенциального клиента. В конце концов им удалось установить контакт с опять же китайским госпиталем, выставившим счет только лишь за предварительное тестирование на сумму в 2,5 тыс. долл. (при общей стоимости операции в 60—70 тыс. долл.). Для того, чтобы собрать такую сумму, родственникам Кевина пришлось опустошить свои пенсионные вклады, обратиться за помощью к церкви, а также собрать однодолларовые пожертвования на специальном веб-сайте.

В Китай Кевин прибыл в ноябре, и практически сразу же впал в кому, даже не узнав о том, что поступившая для него печень дала положительный результат на ВИЧ-инфекцию. Смерть Кевина наступила 22 декабря, его вдове и матери пришлось преодолеть множество бюрократических барьеров, как с китайской, так и с американской стороны, препятствующих возвращению на родину его останков.

Журналисты FORBES в этом последнем турне семейство Скотт не сопровождали, так как пытались докопаться до первоисточника бизнеса, напрямую касающегося таких, как Кевин. Максимум, что им удалось установить — это личность непальца Хари Нурайама Лама, которому на тот момент были предъявлены обвинения в том, что, скупая у нищих соотечественников почки по 800 долларов за штуку, он перепродавал их в Индии по 2 тыс. — 3 тыс. 500 долл. О происхождении таких органов, как сердце, печень, легкие, напрямую не говорят. По мнению журналистов FORBES, никакими дополнительными запретительными и карательными мерами проблему нелегальной торговли органами не решить — уж слишком большой на них спрос, который к тому же растет невиданными темпами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно