ЩИТ И МЕЧ ЖИЗНИ - Здоровье - zn.ua

ЩИТ И МЕЧ ЖИЗНИ

28 апреля, 2000, 00:00 Распечатать

«И соткал меня в чреве матери моей», — сказано в Библии. Одна из таких живых блесток на узоре жизни — вилочковая железа, или тимус...

«И соткал меня в чреве матери моей», — сказано в Библии. Одна из таких живых блесток на узоре жизни — вилочковая железа, или тимус. Небольшая двухдольчатая вилочка, расположенная за грудиной ниже яремной ямки — символ и депозит юности. Поразительно, что у новорожденного тимус весит 12 граммов, а в возрасте после шестидесяти лет — лишь 6 граммов. Максимальный ее вес в отрочестве — 22—24 грамма. По сути, эти граммы предопределяют бег жизни, и перед нами реальная, а не выдуманная шагреневая кожа бытия.

Но что мы знаем о тимусе и его двойной роли — цитокринной и эндокринной? Не так уж много... И вот сегодня «белых пятен» становится меньше. Цикл исследований «Иммунобиология тимуса, его роль в регуляции иммуногенеза, получение и возможности использования препаратов тимуса (вилочковой железы)», выполненных в Украинском институте онкологии и радиологии МЗ Украины, Институте эндокринологии и обмена веществ имени В.Комиссаренко и Институте геронтологии АМН Украины, удостоен недавно Государственной премии Украины в области науки и техники за 1999 г.

Значительный вклад в развитие нового направления в медицине внес известный исследователь, заместитель директора по научной работе института онкологии и радиологии, заслуженный деятель науки и техники Украины, заведующий лабораторией клинической иммунологии этого ведущего противоракового центра профессор Юрий Гриневич. Вместе с ним лауреатами Государственной премии стали академик АМН Украины Геннадий Бутенко, профессор Вилен Барабой, профессор Владимир Чеботарев, доктор медицинских наук Игорь Никольский. Профессор Иван Безвершенко и академик НАН Украины Вадим Пинчук удостоены Государственной премии посмертно.

— Вилочковая железа — воистину уникальное творение природы, — говорит Юрий Гриневич. — Именно она, будучи центральным органом иммунной системы организма, обеспечивает вызревание Т-лимфоцитов, решающего элемента иммунологических реакций и защиты. Т-лимфоциты со свойствами киллеров, противостоящие всему чужеродному в организме, Т-хелперы — помощники и функционеры иммунитета, строители тканей, наконец, Т-супрессоры, его своеобразные менеджеры, — все это, если хотите, щит и меч жизни. Мы не замечаем, да и не должны, в норме, чувствовать, как, в каком режиме и последовательности действует безошибочная педагогика иммунокомпетентности, эта непостижимая школа биологической индивидуальности, сосредоточенная в тимусе, но именно Т-лимфоциты несут нас на невидимых крыльях гомеостаза, ночью и днем. Всем этим, если хотите, иммунологическим оркестром дирижирует тимус, и не без помощи гормонов, вырабатываемых его эпителиальными клетками.

В связи с этим тимус, в своей второй ипостаси, вырабатывая гормоны, сопряжен с другими эндокринными органами, взаимодействует с их функциями. Вы помните о гомункулусе — искусственном человечке, упоминаемом в «Мастере и Маргарите»? «Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся выделить нового гомункула?» — обращаются к Мастеру. В жизни подобная естественная фантасмагория, начиная с первых недель эмбриогенеза, программируется предшественниками тимических гормонов на всем марафоне внутриутробного развития. Их носители обнаруживаются на 15—16-й день жизни. И это лишь самые общие очертания биологического портрета вилочковой железы. Тут, на мой взгляд, есть что-то от высшего промысла.

— Юрий Акимович, а как вы сами пришли к теме тимуса? Ведь даже уникальные настенные схемы в вашем кабинете, раскрывающие многогранные механизмы его действия, которым в Киеве, наверное, нет аналогов, говорят, что это давнее ваше увлечение...

— Иммунология, как важнейший раздел нормальной и патологической физиологии, привлекла меня еще в студенческие годы и, как оказалось, на всю жизнь. Сегодня я отчетливо осознаю, что выбор в большой степени был индуцирован влекущим научным влиянием академика Владимира Вениаминовича Фролькиса. Он, будучи еще доцентом, с блеском истинного таланта читал нам лекции по физиологии в Киевском медицинском институте и даже, к вящей удаче, вел нашу группу. Наверное, тогда и зародилась моя страсть экспериментатора.

И вот, придя в онкологию, а я руковожу лабораторией клинической иммунологии в многопрофильном онкологическом институте уже свыше двадцати лет, обратил внимание на такую бесспорную закономерность. Более оптимальные результаты лечения рака молочной железы, яичников, щитовидной железы, в сравнении с другими разновидностями неоплазм, обусловлены, очевидно, тем, что при лечении данной категории больных, как правило, используется гормонотерапия — мощное плато регуляции биологических процессов.

А как же другие формы злокачественных новообразований? Почему при их лечении лекарство подчас осложняет состояние больного?

Становится очевидным, что при таких поединках остро нужна и иммунотерапия, а не только скальпель, луч и химиопрепараты. Ведь злокачественная опухоль в своей скрытой первопричине — это, прежде всего, индивидуальная катастрофа иммунитета, проявляющаяся в нарушении его основного закона — контроля за антигенным постоянством внутренней среды организма. А как раз подобный разлад и приводит к неконтролируемому делению злокачественных, аберантно измененных клеток. Так возникают опухоли.

— Наладить иммунологический контроль... Что это — гипотеза или факт?

— Факт, помогающий повышать эффективность лечения больных! Ряд препаратов тимуса — тонких, однако действенных иммуномодуляторов — уже вошел в практику при комбинированной терапии рака желудка, пищевода, легких, молочной железы, меланомы. И не только в нашем институте. Хотя в первую очередь, разумеется, здесь. Конечно же, ты повседневно работаешь рядом, плечом к плечу, с врачом-клиницистом. Это, скажем, профессора В.Ганул, В. Черный, Л. Воробьева, В.Процык, С.Шалимов. Но в онкологии иначе невозможно, слишком тяжел и непредсказуем каждый случай. Мы пока не можем остановить колесницу беды, когда ежечасно в Украине заболевают раком двадцать человек. При этом двенадцать больных в течение того же часа погибают от рака, а это поражения медицины.

Препараты тимуса дают некоторое зарево надежды. Впрочем, вы вправе спросить, почему оно такое робкое. Дело в том, что онкологи пока чаще лечат не больного, а болезнь. Но правилен ли такой подход? Ведь после хирургического удаления опухоли фатум ее появления все же остается. Это сохраняющийся иммунодефицит, а он открывает дорогу рецидивам и метастазам. Вот почему результаты основных методов лечения зависят уже от состояния защитных сил организма больного. Гормоны тимуса — одно из серьезных препятствий на этом пути страданий. Во всяком случае, после удаления опухоли больные должны лечиться еще долгое время. И в этой ситуации иммунотерапия переходит из вспомогательного в основной метод лечения или лучше профилактики возникновения рецидивов и метастазов.

— Но причины и следствия были расшифрованы не сразу. Ведь вам, Юрий Акимович, удалось создать модель взаимодействия тимуса и коркового вещества надпочечников, вырабатывающих глюкокортикоидные гормоны — антагонисты гормонам тимуса.

— В 80-х годах вышли книги с моим авторским участием «Основы клинической иммунологии опухолей» и «Иммунология и иммунотерапия опухолей молочной железы». Я постепенно постигал проблемы онкоиммунологии целиком. Затем, вместе с профессорами Александром Александровичем Ярилиным (Институт иммунологии МЗ Российской Федерации) и Вадимом Григорьевичем Пинчуком (Институт экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии имени Р.Кавецкого НАН Украины) мы начали изучать цитоархитектонику вилочковой железы. Издательством «Наукова думка» в 1991 году была опубликована наша монография «Структура тимуса и дифференцировка Т- лимфоцитов». Лишь после этого была воссоздана модель тимуса в культуре тканей. Это позволило нам лучше увидеть и понять, как в конкретике иммунологических показателей действуют гормоны вилочковой железы и глюкокортикоидные гормоны на тимоциты-миссионеры иммунологической активности тимуса, созревая и обучаясь в нем для последующей работы на периферии — в лимфоузлах, селезенке, лейеровых бляшках, миндалинах и других органах. И поскольку благодаря этому стала ясна ранее неведомая биологическая клавиатура, теперь, возможно, удастся подобрать коды и ключи к преодолению Т-иммунодефицитных состояний, к слову, доминантных при старении и раке.

— Юрий Акимович, вы уже продолжительное время плодотворно сотрудничаете с учеными Института эндокринологии и обмена веществ. Это вполне оправданный научный союз, поскольку у тимуса двойная функция. Подтверждают ли ваши совместные работы концепцию, что препараты тимуса как класс иммуномодуляторов — новая сила в медицине? В частности, в онкологическом плане?

— Несомненно, подтверждают. Я бы сказал даже, что за ними будущее. Что касается, возможно, самого главного, противоопухолевой активности таких веществ, приведу такие весьма демонстративные наблюдения. Речь идет о комплексном противодействии злокачественным новообразованиям щитовидной железы как последствию аварии на ЧАЭС. Таких больных лечат в Институте эндокринологии и нашем институте. Профессор В.Чеботарев (к сожалению, ныне уже покойный. — Авт.) обнаружил, что у детей и подростков с наличием после чернобыльского рака данной локализации функция тимуса резко угнетена, причем такая иммунологическая депрессия сохраняется длительное время и после радикальной хирургической операции. Эту закономерность мы подтверждаем и у взрослых. В связи с этим нами были разработаны специальные схемы иммунотерапии в подобных ситуациях с целенаправленным применением препаратов тимуса — тималина, тактивина, тимогена и других, естественно, совместно с гормонами щитовидной железы. Они выдержали испытание временем. Как видите, это определенный клинический успех в битвах за жизнь пострадавших. В данном отношении для стратегических целей онкологии перспективным представляется и использование лекарственных средств тимической природы с целью повышения клинической результативности трансплантации костного мозга при гемобластозах, злокачественных лимфомах, когда грозная авария иммунитета налицо. Ведь морфологический субстрат иммунной системы и есть лимфоидная ткань.

Но поскольку мы говорим об Институте эндокринологии и обмена веществ, о его пионерских начинаниях, нельзя не упомянуть о вилозене, — продолжает профессор Ю.Гриневич. — Лекарство создал Иван Андреевич Безвершенко, заведовавший тут лабораторией молекулярных механизмов иммунитета. Ему принадлежат четыре авторских свидетельства, приведших к ЛСВ — лимфоцитоз стимулирующему веществу, т.е. вилозену. Это первый в мире препарат тимуса небелковой природы, оказывающий выраженный профилактический и лечебный эффект при поллинозах, атонической бронхиальной астме, других аллергических заболеваниях. Заводом «Биофарма», начавшим недавно производить и тималин, выпущено, а медиками применено 12 миллионов ампул вилозена.

— В Киеве, помимо вилозена, получены тимостимулин и тимоиндуктин. На мой взгляд, и тут прозвучало новое слово в науке. Расскажите, пожалуйста, об этих находках.

— Тимостимулин был выделен в руководимой мною лаборатории Игорем Сергеевичем Никольским в восьмидесятых годах. Диапазон препарата весьма перспективен — он стимулирует дифференцировку стволовых кроветворных клеток преимущественно по лимфоидному типу, повышает устойчивость эритроцитов, регулирует решающие ферментативные процессы. Производственный выпуск — на основе этого научного открытия — фармакопейного препарата клинического предназначения, на мой взгляд, злободневная задача. Все технологические моменты практически решены.

Или такая иммунологическая перспектива. В патологии и восстановлении здоровья, как правило, задействован сложный биохимический и гормональный каскад, и тут представляется заманчивой индукция, возбуждение тимозиноподобной активности внутри самого организма. Это еще мало реализуемый в терапии механизм. Таким действием обладает тимоиндуктин, полученный И.Никольским также в нашей лаборатории. Тимоиндуктин уже используется в ветеринарии и животноводстве, но пора его должным образом оценить и медикам.

— «Если б молодость знала, если б старость могла»... Кажется, обращение к тайнам тимуса дает своеобразный комментарий и к этой строфе?

— «Но старость — это Рим, который...» — сказано у Бориса Пастернака. Тут, в контексте рассматриваемых вопросов, я хотел бы обратиться к трудам заведующего лабораторией патофизиологии и иммунологии Института геронтологии АМН Украины Геннадия Михайловича Бутенко. Он провел любопытнейшие эксперименты, вживляя тимус пожилого животного новорожденной особи. Что же происходит? Возрастные патологические изменения быстро и необратимо нарастают, старение развивается как бы молниеносно. Имплантат в этой модели сыграл роль «троянского коня» старости... Но какие можно сделать выводы? Академик Г.Бутенко полагает, что экстракт, полученный из тимуса и эпифиза животных на ранних возрастных стадиях, мог бы стать первым реальным «эликсиром омоложения», если применять их совместно. Но, опять-таки, где, как и когда? И это — порог неведомого. Стоит лишь подчеркнуть, что эпифиз-железа не менее интересная и важная для жизнедеятельности организма человека. Ведь она работает только ночью! А это о чем-то говорит. И разговор о ней следует вести отдельно.

— Если вдуматься в суть изложенной концепции, это вдохновляющие идеи, т.к. гормонов предотвращения старения в качестве лекарственного препарата — до академика Геннадия Бутенко — еще никто не предлагал и не применял. Но это проект будущего, пусть и очень важный. Есть, однако, ситуации, когда социальная иммунореабилитация, если можно так выразиться, нужна сегодня, и безотлагательно. Дают ли работы, о которых мы говорим, какие-то шансы и здесь?

— Вы знаете, дают, и такое направление выдвинуто мною и заведующим лабораторией экспериментальной онкологии и лучевой терапии нашего института профессором Виленом Абрамовичем Барабоем. Суть проблемы в том, что иммунодефицит у большой массы жителей на радиационно-загрязненных территориях и у ликвидаторов аварии на ЧАЭС сопровождается развитием хронического стресса, причем одно усугубляет другое. Это единые предболезни и болезни у тысяч людей. Нами разработана, апробирована экспериментально и внедряется концепция фармакологической защиты контингентов радиационного риска с приоритетным включением препаратов тимуса и веществ, ингибирующих, тормозящих повышенную глюкокортикоидную функцию коркового вещества надпочечников. Это реальная, экономически доступная, высокоэффективная система профилактики и лечения болезненных процессов и состояний, возникающих в организме человека от негативных последствий аварии на ЧАЭС.

— Юрий Акимович ваша безусловно новаторская по значению работа, приоткрывшая завесу над тайнами тимуса, завершена и достойно оценена. Конец — делу венец, но что же дальше? Замечательные исследования, объединяющие целые направления в медицине, просто не могут остаться некоей вещью в себе! Быть может, назрело создание Украинского института иммунологии, где более интенсивно развивалось бы и учение о тимусе?

— Новый институт в условиях экономических трудностей? И все же я думаю, что это отнюдь не безумная идея. Другое дело, организационные варианты. Несмотря на то, что иммунологических лабораторий и центров немало, они разобщены.

Но вы задаете вопрос в стиле «Если бы директором был я...». Нисколько не претендуя на какое-то гипотетическое директорство, убежден, что интеграция в иммунологии витает в воздухе. И здесь нужны не дополнительные финансовые средства, а, пожалуй, добрая воля Минздрава, НАН и АМН Украины, а также врачебных ассоциаций в регистре чисто научного слияния иммунологических исследований и кадрового потенциала иммунологов и аллергологов страны.

Вот свежая иллюстрация. На I съезде Ассоциации стоматологов Украины, на заседании секции заболеваний слизистой оболочки полости рта, в докладе доктора медицинских наук Н.Баранник из Запорожья указывалось, что у больных красным плоским лишаем, а также другими заболеваниями слизистых отмечается дисбаланс в эндокринной системе, что обусловливает гипофункцию тимуса, снижение функциональной активности щитовидной железы и негативную селекцию Т-лимфоцитов. Итак, даже стоматологи убеждаются, что вне клинической иммунологии, без использования ее достижений врача и больного нередко ожидает клинический тупик. Но разве все это напрямую не касается и большинства других врачебных специальностей, а следовательно и нозологических форм заболеваний?

Но все-таки об иммунологии. Без преувеличения, можно сказать, что мы находится на переднем крае медицины. Впору вспомнить, что великий иммунолог Илья Ильич Мечников и патофизиолог Александр Александрович Богомолец — дети Украины. И кому как не их научным потомкам нести их знамя в двадцать первом веке, с той же прозорливостью и целеустремленностью, но на основе современных технологий? В конце концов и начале начал этого как величайшая ценность требует жизнь. Если же соотнести мои рассуждения к тимологии, к учению о вилочковой железе, к новым разгадкам ее секретов, хочется верить, что исследователей ждет счастливая научная и общественная судьба, что прозрения и открытия, касающиеся сфинкса иммунитета, не затеряются.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно