Объект группы риска. Споры вокруг молочных кухонь набирают обороты

13 августа, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 32, 13 августа-20 августа 2004г.
Отправить
Отправить

Детские молочные кухни появились сразу после войны. Они подчинялись здравотделам и готовили еду для детей первого года жизни...

Любовь Некрасова
Любовь Некрасова
Любовь Некрасова

Детские молочные кухни появились сразу после войны. Они подчинялись здравотделам и готовили еду для детей первого года жизни. Нигде, кроме СССР, таких предприятий не было. Практически все изготавливалось вручную, а потому молочные кухни с первого дня своего существования стали объектами повышенного эпидемиологического риска. Судя по последней массовой вспышке острой кишечной инфекции, когда от продукции столичной фабрики-кухни пострадало более 600 детей, таковыми они остаются до сих пор.

Расследование причин случившегося завершилось совсем недавно. Эпидемиологи, наряду с возбудителем инфекции, выявили неприглядную картину наплевательского отношения персонала к санитарным нормам, правилам поведения на объектах повышенного риска, своей работе и детям, для которых и готовится их продукция. Впрочем, игнорируют требования санитарных врачей не только там.

— В последние годы в Украину возвращаются многие инфекционные заболевания, которые в свое время медицина победила, а также появляются новые, несвойственные нашему региону, — рассказывает главный врач Центральной санитарно-эпидемиологической станции МЗ Любовь Некрасова. — Их около тридцати. Скажем, малярия, которая, как вы знаете, в 1954 году была ликвидирована. С началом вывода войск из Афганистана она появилась вновь. Сейчас ее начали активно ввозить из тропических стран. В результате Россия уже имеет собственную малярию. У нас пока что только завозные случаи, но существует тревога, что эта опасная инфекция укоренится и на нашей территории.

Сибирская язва, которой человек заражается при уходе за больными животными, при снятии шкуры и так далее. Ее споры чрезвычайно устойчивы, и потому стационарные неблагополучные пункты, где долгое время проводилась обработка забитых животных, санэпидслужба должна наблюдать вместе с ветеринарами 40 лет! Эти пункты должны быть ограждены, иметь соответствующие вывески на колючей проволоке, туда нельзя заходить людям и они не могут использоваться как пастбища. Сегодня ограды разрушены, никто за опасными объектами не наблюдает. Более того, по новому закону о местном самоуправлении многие такие пункты отданы под землепользование, на них строятся фермы, начинают выпасать животных. И как следствие — сегодня регистрируем случаи сибирской язвы.

Вернулась туляремия, ею уже поражены почти две трети областей Украины. Появились гельминтозы, которые раньше никогда у нас не регистрировались. В особенности среднеазиатские ришты и некоторые другие. Этот список можно продолжать…

— Что это за ришты такие и как с ними бороться?

— Это гельминты, занесенные из Азии. Они достигают метра в длинну, живут под кожей у человека, извиваясь и доставляя массу неприятных ощущений. Их вытягивают, аккуратно наматывая на палочку — если останется хоть небольшой участок, червь будет продолжать жить.

— В наших водоемах их нет?

— Пока нет. Но в Украине два моря, много озер и водоемов, хороший мягкий климат, благоприятный для развития различных микроорганизмов, в том числе и экзотических. Так что существует большая опасность, что ришты и подобные им укоренятся в нашей местности. Особенно учитывая то, что существующая ранее система эпидемиологического надзора, подкрепляемая принятием соответствующих мер со стороны властей, сегодня отсутствует.

— Что делать-то нужно?

— По этому поводу есть четкие инструкции. Например, окашивать пруды — чтобы не допустить лептоспироза и развития грызунов, проводить соответствующие работы по благоустройству прибрежных территорий, регулярно менять песок как на пляжах, так и на детских площадках. В Советском Союзе за этим следили санитарная служба, коммунальная служба благоустройства. Сегодня под видом отсутствия средств эта работа не проводится. Никто не следит за тем, чтобы песочник, в котором играют дети у дома или в детском садике, был закрыт для выгула кошек и собак. Собачья аскарида у детей вызывает очень тяжелое заболевание — токсокороз. А мера предосторожности единственная — раз в полгода менять песок и ограничивать доступ собак. Это правило не соблюдается, и наши исследования свидетельствуют, что количество гельминтов в детских песочницах достаточно большое. Точно так же нужно менять песок на пляжах.

— И ремонтировать старые канализационные и водопроводные сети, в последнее время ставшие чуть ли не основным источником инфекции. Проблема, как мне кажется, в том, что у нас практически отсутствует ответственность за нанесение ущерба здоровью населения, невозможно потребовать компенсации за моральный и материальный ущерб.

— Действительно, структуры, виновные в создании опасной эпидситуации, остаются безнаказанными. К примеру, в Суходольске, где водопроводные сети находились на уровне полутора метров прямо в канализационных стоках. Шуму было много, но к ответственности, по большому счету, никого не привлекли, и практически ничего не сделали. Кое-что подлатали — и забыли.

— Суходольск — далеко не единичный случай. В устрашающем виде канализационные и водопроводные сети находятся в большинстве городов. Взять ту же Одессу, «порадовавшую» недавно вспышкой брюшного тифа: не исключено, что виной всему как раз были проржавевшие трубы и отключения воды. Говорят, там сточные воды без всякого обеззараживания выбрасываются в 400-х метрах от пляжа.

— В Одессе работают очистные сооружения, на которых проводятся механическая и биологическая очистки. Нет только обеззараживания: против него выступает инспекция Черного моря. У нас оно, как правило, проводится жидким хлором, и если такие стоки выбрасывать в море, то планктон, рыба, все микроорганизмы погибнут. Есть альтернатива. Наладить, к примеру, обеззараживание ультрафиолетом или озоном. Или другой вариант: выдвинуть коллектор на 15 км в открытое море. Сейчас все стоки сбрасываются в своеобразную бухту, и если ветер дует с моря, то течение их удерживает на одном месте, создавая огромную грязную лужу.

— Создается впечатление, что в стране угрожающими темпами растет количество кишечных инфекций.

— В целом заболеваемость ими, наоборот, снижается. Настораживает, главным образом то, что значительно чаще стали болеть гастроэнтероколитами установленного и неустановленного происхождения дети до двух лет. Вообще в структуре детской смертности пищевые отравления и кишечные инфекции занимают седьмое место. В последние годы начали регистрироваться вспышки острых кишечных инфекций, где фактором передачи была продукция детских молочных кухонь. Так, в декабре 2002 года в г. Енакиево Донецкой области 29 малышей, получавших питание на молочной кухне, заболели сальмонеллезом. От продукции молочной кухни пострадали в начале 2003 г. и 29 маленьких жителей Подольского района столицы: была зарегистрирована вспышка острой кишечной инфекции, вызванная ротавирусом.

— Кажется, именно эта инфекция вызвала майскую вспышку острой кишечной инфекции у более 600 детей в Киеве и Киевской области, получавших питание на молочной фабрике-кухне детского питания №1?

— Совершенно верно. Как показали результаты расследования, там имелся четкий этиологический фактор — ротавирусная инфекция. Это подтверждают как лабораторные исследования, которыми ротавирусы были выделены от персонала, так и клинические наблюдения пострадавших малышей. Инфекция попала в детский творожок через фекалии — именно фекально-оральным путем она преимущественно и передается.

— То есть кто-то из персонала не помыл руки?

— Не только. Кто-то из персонала скрыл свое заболевание. Дело в том, что взрослые такую инфекцию переносят на ногах, являясь некоторое время ее носителем. В течение семи дней происходит самоочищение организма, и если вовремя не взять анализ, то и следов от заболевания не остается. То, что у кого-то из персонала была дисфункция кишечника, мы можем утверждать с достаточно большой долей вероятности, так как в туалете были обнаружены характерные следы. При этом на фабрике знали о возможности заражения и пытались справиться с инфекцией: комиссия обнаружила в один из дней, предшествующий заражению, увеличенный расход дезинфицирующих средств.

— Еще в первые дни вспышки сообщалось, что санитарный врач отмечал недостатки в работе фабрики. Что имелось в виду и почему фабрика не была закрыта раньше?

— Там не вполне соблюдался противоэпидемический режим, нечетко выполнялись нормы по отбору проб, обработке посуды, уборка помещений проводилась «спустя рукава», неправильно обрабатывался уборочный инвентарь. Были и некоторые другие нарушения, которые, в принципе, не должны были привести к такой вспышке. Тем не менее санитарный врач словно чувствовал неладное, и контролировал фабрику жестче, нежели это предусматривает инструкция: вместо раза в месяц каждые десять дней.

— А собственный санитарный врач на фабрике имеется?

— Там есть медсестра. Не надо быть врачом, чтобы знать: если ты работаешь на объекте повышенного эпидриска и у тебя возникает дисфункция кишечника, то нужно обратиться к врачу и не выходить на работу. Каждый сотрудник предприятия общественного питания проходит вводный гигиенический инструктаж, периодически — обучение правилам личной и производственной гигиены. Во всех технологических регламентах эти моменты записаны. Ответственность за проведение медицинских осмотров, противоэпидемических мероприятий — дезинфекцию туалетов, медосмотр сотрудников — несет администрация.

— Почему инфекция не попала в другие продукты? Была информация, что ротавирус погибает при термической обработке, которой именно творожок не подвергали.

— Литературные данные свидетельствуют о разной устойчивости вируса во внешней среде. Как правило, температура выше 60 градусов его инактивирует, но время воздействия может быть разное — до получаса. Иногда и при температуре 80 градусов (если, к примеру, проводится пастеризация две-три минуты) возбудитель инфекции не погибает. Есть еще один момент. Ротавирус — инфекция агрессивная. Достаточно одного вируса, чтобы вызвать у ребенка заболевание.

— Ротавирусная инфекция — новая? Помнится, в прошлые годы о ней не говорили.

— Просто раньше ее не выявляли. Официально начали диагностировать и регистрировать лишь в 1992 году. До этого ее, как и некоторые другие, относили к разряду «нерасшифрованных гастроэнтероколитов».

— Судя по их количеству, кишечные инфекции дорого обходятся бюджету…

— На лечение в стационаре дизентерии или сальмонеллеза уходит приблизительно 200 грн., вирусного гепатита — от 200 до 500 долл., ротавирусной инфекции — от 150 до 200 долл.

— …И не проходят бесследно для ребенка.

— Любое инфекционное заболевание оставляет след в памяти организма. След этот часто проявляется выработкой антител, благодаря чему при следующей встрече с инфекцией организм реагирует на нее не так бурно либо не реагирует вовсе — второй раз корью или краснухой не болеют. Но к ротавирусу иммунитет не вырабатывается: человек заболевает всякий раз, встречаясь с инфекцией. При этом возможен эффект усиления, наслоения агрессии вируса.

Острые кишечные инфекции и пищевые отравления уже сегодня влияют на уровень хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта, других органов и систем организма. По статистике, с 1990 года распространенность болезней органов пищеварения увеличилась в 1,6 раза, и сейчас от них страдает около 13% детей. Растет число болезней обмена веществ, аллергии, кариеса и других, непосредственно связанных с качеством питания.

— То есть пренебрежение санитарными нормами сегодня уже через несколько лет может дать массовые вспышки инфекционных заболеваний?

— Безусловно. Попытки сделать производство детского питания более безопасным, предпринимались давно. Скажем, в столице в середине 80-х годов было издано постановление главного санитарного врача об ограничении ассортимента детских молочных кухонь практически до одних кисломолочных продуктов: все остальное (крупы, сухие молочные смеси) выдавались мамам сухим пайком. Тем не менее радикально повлиять на общую ситуацию в стране не удалось.

Своеобразный прорыв был сделан в г. Киеве, когда в 1995 году была запущена фабрика-кухня, выпускающая детское питание промышленным способом (подобная сегодня есть только в Харькове). Единственное, что не смогли освоить на фабрике, так это овощные и мясные вторые блюда. Зато практически все производство, за исключением злополучного творожка, было автоматизировано, а, значит, намного уменьшен риск заражения детей. Производственные мощности позволяли большую часть малышей столицы и области централизованно снабжать более качественным питанием, а потому районные молочные кухни постепенно начали ликвидироваться.

Но, кроме Киева и Харькова, нигде больше таких фабрик-кухонь нет, сохраняются детские молочные кухни (по статистике их больше 400) с ручным способом производства. Есть мнение, что их надо ликвидировать. Однако в Украине лишь 5% детей выкармливаются грудным молоком до года. Учитывая материальное положение большинства семей с маленькими детьми, знания большинства мам диетологии (некоторые грудничков кормят жидкой манной кашей или, в лучшем случае, коровьим молоком, из-за чего они нередко попадают в больницу), нетрудно предположить, что без питания с молочной кухни малышам попросту нечего будет есть.

Отечественные заводы по выпуску специализированного детского питания не спешат расширять ассортимент, выпуская, главным образом, продукцию, известную нам с советских времен: фруктовые пюре, соки и молочные смеси «Малыш» и «Малютка». Последние лишь относительно недавно начали обогащать витаминами, минералами и аминокислотой таурин, принимающей активное участие в формировании тканей головного мозга, сетчатки глаза, переваривании и всасывании жира. Производители утверждают, что усовершенствовали и формулу смесей, сделав их более адаптированными для грудничков. В принципе отечественные крохи тоже могут питаться «по-европейски», но далеко не все — дорого, да и не всё западное подходит нашим детям.

Выход, собственно говоря, один: наладить собственный промышленный выпуск полного ассортимента детского питания для всех малышей страны. Понятно, что дело это весьма дорогое, а, учитывая общее небольшое количество малышей до года и высокие требования к производству, еще и не выгодное.

Но диетическое питание ведь можно давать не только совсем маленьким. Специальный диетический кефир, ацидофильное молоко, нежный творог, в приготовлении которых используются бактерии, наилучшим образом усваиваемые именно детским организмом, с удовольствием будут есть и дети постарше. А в сочетании с протертыми супчиками, шиповником и фруктовым пюре ассортимент молочной кухни вполне подходит для питания лежачих больных, людей, перенесших полостные операции и так далее. (Некоторые западные фирмы уже выходят на наш рынок со специальным лечебным питанием.) С такими объемами рынка уже можно думать о более широком ассортименте, производстве промышленным способом мясных, рыбных и овощных консервов, которые, между прочим, уже давно выпускают в соседней России.

Тем не менее для организации такого производства даже на наиболее мощных отечественных предприятиях требуется поддержка правительства, четкая государственная программа. Разговоры об этом ведутся уже не один год. За последнее время было принято около десятка различных постановлений и распоряжений, непосредственно касающихся производства продуктов детского питания и принципов обеспечения ими детей. Но воз, как говорится, и ныне там. Вероятно, здоровье малышей — проблема не первой государственной важности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК