НЕЛЬЗЯ ВЫЛЕЧИТЬ — НЕ ЗНАЧИТ НЕЛЬЗЯ ПОМОЧЬ

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

Он рвется в бой, и любит брать преграды, И видит цель, манящую вдали, И требует у неба звезд в награду И лучших наслаждений у земли, И век ему с душой не будет сладу, К чему бы поиски не привели...

Он рвется в бой, и любит брать преграды,

И видит цель, манящую вдали,

И требует у неба звезд в награду

И лучших наслаждений у земли,

И век ему с душой не будет сладу,

К чему бы поиски не привели.

Гете

Первое, что бросается в глаза каждому, переступающему порог Донецкого областного клинического центра реабилитации детей с органическими заболеваниями нервной системы (далее просто Центра), это слова лорда Волтона: «В неврологии много неизлечимых болезней, но болезней, которых нельзя было бы лечить, нет». Для работников Центра это не просто слова: здесь действительно пытаются вылечить детей, страдающих тяжелыми заболеваниями. Почему пытаются, а не вылечивают? Да потому что большая часть этих болезней считается практически неизлечимой. И детей, страдающих рассеянным склерозом, миопатиями, апаллическим синдромом, детским церебральным параличом (ДЦП), а тем более осложненным эпилепсией или судорогами, в подавляющем большинстве случаев врачи не лечат или делают вид, что лечат, применяя стандартные методики (зная, что чудес в жизни не бывает, но, возможно, в душе надеясь на чудо).

Безусловно, человеческий организм очень сложен. Известный ученый И.Шмальгаузен писал: «Организм — не сумма, а система, т. е. соподчиненная сложная взаимосвязь частей, дающая в своих противоречивых тенденциях, в своем непрерывном движении высшее единство — развивающуюся организацию».

Функционирование каждого органа (клетки, ткани) не только согласовано с другими органами (клетками, тканями), но и дополняет их функции. И четко в деталях представить себе, что и как происходит в этом сложнейшем организме, да еще и при наличии целого «букета» хронических заболеваний, сегодня не под силу никому. Следовательно, и невозможно точно прогнозировать реакцию тяжелобольного организма на введение тех или иных препаратов или оказания на него тех или иных воздействий.

Естественно, лечить только один какой-нибудь больной орган, не оказывая никакого влияния на остальные, просто невозможно. Да и как лечить, если в большинстве случаев причины, вызвавшие заболевания, неизвестны? А кроме того, одно и то же заболевание у разных людей, имеющих разные «букеты» болезней, живущих в разных условиях, протекает не одинаково. В таких случаях «хорошо продвинуться хотя бы немного, если нельзя далеко пройти вперед» (Гораций). Вот почему в Донецком областном центре реабилитации детей с органическими заболеваниями нервной системы, основанном лауреатом Государственной премии Украины, академиком АН высшей школы, заслуженным деятелем науки и техники, доктором медицинских наук, профессором Станиславом Евтушенко, (его называют «центром Евтушенко»), каждого тяжелобольного ребенка не вылечивают, а пытаются вылечить. Если нельзя вылечить, это отнюдь не означает, что нельзя улучшить качество жизни. Если стандартные методики оказываются неэффективными, ищут новые. Так как в этих случаях тяжелое поражение организма носит комплексный характер, ему пытаются противопоставить комплексное лечение (медикаментозная, иглорефлексо-, арома-, иппо (катание на специально обученных лошадях)-, крио-, микроволновая резонансная, лазерная, мануальная терапии, гомеопатия, гидромассаж биологически активных точек, термовибро- и фармакопунктура, электростимуляция при задержке и нарушениях речи, лечебная физкультура, занятия на тренажерах).

Как говорят специалисты, занимающиеся теорией систем, главное — не сила, а правильная конфигурация, архитектоника воздействия на сложную систему. В центре Евтушенко занимаются поиском не только этой «архитектоники», но и причины заболеваний. Ведь не зная причины заболевания, вылечить человека практически невозможно. Директор центра кандидат медицинских наук Олег Евтушенко на основании проведенной исследовательской работы пришел к выводу, что примерно у семи процентов новорожденных причина заболевания ДЦП определяется на иммуногенетическом уровне.

Для проведения достаточно сложных исследований необходима современная аппаратура. Центр по нашим временам неплохо оснащен. Для диагностики используют эхоэнцефалоскопию, компьютерное электроэнцефалокартирование с видеомониторингом, магнитно-резонансную томографию, нейросонографию, допплерографию, компьютерную рефлексотерапию, электромиографию, электрокардиографию, общеклинические исследования, биохимические и иммунологические анализы крови. Имеется, как мне кажется, единственный в Украине жидкостный хроматограф «Милихром-4», позволяющий определить концентрацию лекарств в крови больных детей.

Как известно, у каждого ребенка индивидуальная чувствительность к препаратам, обусловленная биохимическими, иммунологическими и генетическими особенностями каждого организма. Трудно переоценить значение этого аппарата для детей, страдающих эпилепсией и принимающих антиконвульсанты. Иногда судороги у детей бывают только в ночное время. Электроэнцефалокартирование с видеомониторингом, позволяющее вести запись биотоков мозга в течение суток, дает возможность поставить диагноз, который без этой аппаратуры определить было бы достаточно сложно. Недавно приобретен аппарат для синглетно-кислородной терапии.

Профессор С. Евтушенко пытается решать самые тяжелые задачи, стоящие перед детской неврологией. Если в 1985 г. на каждую тысячу детей Украины приходилось в среднем 1,6 больных ДЦП, то в 1999 г. — 2,7 (а это 24485 детей). Причем, в 1999 г. впервые было диагностировано ДЦП у 1751 ребенка. Если в 1992 г. на каждые 10 000 детей Украины приходилось в среднем 19,5 детей-инвалидов, страдающих ДЦП (а это 24143 ребенка), то в 1999 г.— 22,2 (22270 детей). Рождаемость падает, а относительное число детей-инвалидов, в том числе и страдающих ДЦП, растет...

В развитых странах численность детей, страдающих ДЦП, уменьшается за счет улучшения акушерской техники, профилактических и лечебных мероприятий при резус- и групповой несовместимости крови, интенсивной терапии новорожденных. Опыт их специалистов доказал, что своевременная диагностика и своевременно начатое лечение новорожденных с поражением нервной системы в 75—80% случаев позволяет избежать формирования грубого органического дефекта.

Еще десять с лишним лет назад специалисты считали, что детский церебральный паралич, по- видимому, является следствием внутриутробной гипоксии (недостаточного снабжения кислородом) плода, родовой травмы, асфиксии (удушье, обусловленное недостатком кислорода в крови и накоплением углекислоты в организме, угрожающее жизни), воздействия радиации, внутриутробных инфекционных и других заболеваний, формируется в период родов или новорожденности (инфекционные поражения ЦНС, включая менингиты и энцефалиты, различные интоксикации, в том числе отравления химическими веществами, нарушения мозгового кровообращения, поствакцинальные осложнения) и проявляется двигательными расстройствами, довольно часто сочетающимися с изменениями речи, психики, слуха, зрения, с расстройствами чувствительности, вегетативных функций, нейроэндокринными нарушениями, а иногда и судорожными припадками. Имеются сведения, что сочетанные расстройства наблюдаются у 85% больных церебральными параличами.

Как видим, под одним названием «детский церебральный паралич» скрывается целая группа неврологических расстройств, возникающих в результате недоразвития или повреждения мозга. На кафедре детской неврологии ФПО Донецкого медицинского университета для дифференциальной диагностики ДЦП была разработана компьютерная программа «Нейроген» (авторы С.Евтушенко, И.Садеков, О.Евтушенко), в которой описано около 500 синдромов и заболеваний.

Безусловно, термин «ДЦП» не отражает сущности и всей палитры имеющихся нарушений. Возможно, со временем вместо одного термина появятся несколько...

Ярко выраженные нарушения очень тяжело поддаются коррекции и часто являются причиной тяжелой инвалидности. К счастью, болезнь не прогрессирует. Проанализировав результаты программы «Collaborative Perinatal Study», включающие в себя сведения о 43437 доношенных новорожденных, состоявших под наблюдением до достижения семилетнего возраста, американский невролог Naeye с сотрудниками, пришли к выводу, что церебральный паралич у доношенных новорожденных чаще бывает обусловлен аномалиями развития, нежели внутриутробной гипоксией.

Для получения более достоверных результатов ученые развитых стран объединяют свои усилия. В их экспериментах участвуют сотни тысяч людей, проживающих не только в разных странах, но часто даже и на разных континентах. Безусловно, исследования, проведенные нашими учеными, с небольшим количеством больных людей в лучшем случае будут достоверны для региона, в котором проживают их пациенты.

Исследования, проведенные в Центре С. Евтушенко, подтвердили выводы Naeye с сотрудниками.

Через Центр прошло несколько тысяч детей с различными формами ДЦП. И вот результаты: 7% больных детей полностью выздоровели, у 15% — значительное улучшение состояния, у 50% — хорошее. И что характерно, С. Евтушенко еще при становлении Центра поставил сотрудникам одно требование — дети во время проведения процедур не должны плакать. По его словам, нарушений он уже давно не замечает. Анализ исследований, проведенных в донецком и других центрах, лег в основу разработанного профессором С.Евтушенко нового взгляда на этиологию и патогенез развития ДЦП и системного подхода к его реабилитации. С. Евтушенко пришел к выводу, что причиной ДЦП в 17% случаев являются инфекционные, интоксикационные, метаболические и другие влияния, в 27% случаев — гипоксически-асфиксические и травматические поражения головного мозга (классический ДЦП), на врожденную форму приходится — 56%. А отсюда следует новая стратегия борьбы против ДЦП: главное — профилактика! В 56% случаев можно предотвратить рождение больного ребенка. По-прежнему надо прилагать все усилия, чтобы не допустить и печально известных 44% случаев. Но если раньше профилактике уделялось мало внимания, так как считали, что ее вклад в предупреждение роста заболеваемости невелик, то теперь, по мнению профессора, надо менять приоритеты.

Сегодня, кроме УЗИ плода, необходимо исследовать состояние его мозгового и периферического кровообращения. Если будет обнаружена патология, выбор тактики ведения родов должен решаться акушером-гинекологом обязательно совместно с врачом, занимающимся ультразвуковыми исследованиями, неонатологом и детским неврологом (перинатологом).

«Детский церебральный паралич — это генетически приобретенные расстройства (преимущественно моторики и когнитивных относящихся к познанию, к функциям мозга, обеспечивающим формирование понятий, оперирования ими и выведению из них новых знаний. — В.П. функций) в аномально развивающемся и незрелом мозге» (С. Евтушенко).

Сегодня диагноз «врожденная форма ДЦП» ставит только один С.Евтушенко. Под его руководством разработана долговременная программа медикаментозной и немедикаментозной терапии, для пяти возрастных групп, основанная на пяти принципах: 1) сочетание методов реабилитации западноевропейской и восточной медицины; 2) наиболее раннее начало реабилитации (с одного-трех месяцев жизни); 3) долговременная реабилитация, осуществляемая в тесном сотрудничестве врачом, матерью, педагогом и ребенком; 4) комплексный подход к реабилитации, поскольку применение только монотерапии (монометодов) неэффективно; 5) этапность реабилитации (роддом — местное детское неврологическое отделение или поликлиника— Центр — санаторий — специализированные детские садики — школы-интернаты).

Разработаны специальные диеты, влияющие на интеллект, для детей с задержкой психического развития и эпилепсией.

Достигнутый при лечении в Центре эффект закрепляется дома, при соблюдении рекомендованной диеты, по специальной методике. Работники местных детских неврологических или поликлинических отделений контролируют выполнение родителями реабилитационных мероприятий, проводимых в домашних условиях.

Объективным подтверждением клинической эффективности (78%) предложенной методики реабилитации были не только клинические наблюдения, но и данные электроэнцефалокартирования.

К сожалению, не все формы заболевания одинаково хорошо поддаются реабилитации. Существуют и неподдающиеся. Но как не пропустить того, кому можно помочь? В Центре разработаны критерии отбора таких больных. Родителей же детей, которым сегодня нельзя помочь, честно предупреждают.

Данные статистики Минздрава Украины свидетельствуют о росте распространенности заболеваний нервной системы и органов чувств. Если еще в недалеком 1994 году в среднем на каждую тысячу детей приходилось 119,9 регистрируемых случаев заболевания, то в 1998 году уже 144,3.

Среди детей-инвалидов больше всего детей с заболеваниями нервной системы. В первую очередь это ДЦП, эпилепсия, мышечные дистрофии.

Профессор С. Евтушенко на основании аудита 2000 историй болезни пришел к выводу, что на эту заболеваемость можно существенно повлиять. Его анализ показал, что часть причин роста заболеваемости поддается коррекции, а часть — нет. С. Евтушенко предложил сосредоточить усилия медиков на «управляемых» причинах роста (а их, по мнению профессора, 75%). Среди этих причин есть и медицинские, и организационные.

Среди детей-инвалидов, страдающих заболеваниями нервной системы, у 62% наблюдаются речевые расстройства. Для их лечения С. Евтушенко предложил использовать метод полимодальной стимуляционной терапии, основанный на комплексном стимуляционном воздействии на зрение, слух, тактильную чувствительность, речевые зоны скальпа (иглами), биологически активные точки, связанные с речевыми зонами головного мозга (лазером). Терапия дополняется работой с ребенком логопеда, психолога и педагога. Проводится мощная медикаментозная поддержка.

У многих врачей опускаются руки после установления диагноза — миопатия (группа наследственных заболеваний мышц, основными проявлениями которых являются мышечная слабость, уменьшение мышечной массы и объема движений, снижение тонуса). Но не у Станислава Евтушенко. На основании тонкого электромиографического исследования и обследования у генетиков ему удалось из многочисленных видов заболевания выделить группы доброкачественных форм и подобрать ключ к их лечению. Лечению, а не излечению. Вместе с коллегами из Российского центра биотехнологии врачи нашего Центра имплантировали эмбриональные миоциты (мышечные клетки) в мышцы больным детям. У тридцати человек развитие болезни затормозилось. Медикаментозная терапия, специальная гимнастика, биостимуляция — и удалось добиться ремиссии (временного ослабления или исчезновения проявлений болезни). Сейчас намечается новая методика.

Говорят, что медики — консерваторы. Но не С. Евтушенко. Немецкая фирма «Heel» выбросила на наш рынок новый для нас антигомотоксический (применяемый в гомотоксикологии, основные положения которой были разработаны в 1952 году немецким ученым Г. Рекевегом. Гомотоксикология рассматривает любые заболевания как целенаправленные защитные реакции организма, направленные на борьбу против токсинов человека — гомотоксинов) препарат Cerebrum compositum. Первым его испытывал, конечно же, С. Евтушенко.

Для лечения больных с нарушением функции выделения он применяет канадский метод баллонирования прямой кишки (выработка условного рефлекса), и для усиления эффективности дополняет его рефлексотерапией и оригинальным методом лечения, на который получено им и В. Яковлевым авторское свидетельство.

Остался верен С. Евтушенко и теме своей докторской диссертации — иммунологии рассеянного склероза. Это тяжелейшее заболевание известно давно. Несмотря на это, и сегодня оно не поддается излечению. Есть, правда, проходимцы, заявляющие, что им удалось вылечить несколько таких больных. Но или диагноз был поставлен неправильно, или у больного сама по себе началась ремиссия (а такое случается часто, и шарлатаны стараются успеть выдать ее за излечение), продолжительность которой никому заранее не известна, но, к большому сожалению, очень долгой она, как правило, не бывает. С. Евтушенко предложил схему терапии, позволяющую получить быстрый регресс неврологической симптоматики и несколько удлинить ремиссию.

Демиелинизирующие заболевания нервной системы у детей. И эти заболевания пытается лечить С. Евтушенко. В его Центре применяют знаменитое «масло Лоренцо».

Апаллический синдром... Этот диагноз оставляет мало надежд. Развивается он у небольшого числа (1 — 2%) больных после тяжелого повреждения (черепно-мозговая травма, асфиксия, нейроинфекции, нарушения мозгового кровообращения, интоксикации и т. д.) головного мозга. Больные находятся в бессознательном состоянии. Большую часть суток они спят. Однако смена фаз сна и бодрствования не связана с суточным ритмом. Иногда, но крайне редко, больные с теми или иными потерями самостоятельно выходят из этого состояния. Похоже, что это происходит в случае торможения функций коры мозга, а не ее гибели. По литературным данным вероятность восстановления при травматическом повреждении мозга ограничивается одним годом, а при нетравматическом — тремя месяцами.

Через Центр прошло тридцать детей с апаллическим синдромом. После проведенного курса лечения трое детей стали видеть и общаться.

За период с 1988 г. и до 2000 г. в Центре прошли реабилитацию 9600 детей (из них 867 человек из других регионов Украины и стран СНГ). 40% детей проведено от трех до девяти курсов реабилитации, а 10% — десять и более.

Системно мыслящему С. Евтушенко еще не хватает конечного звена в построенной им цепи реабилитации — социальной адаптации больных.

Он мечтает о мастерских, в которых больные будут осваивать посильные трудовые навыки, приобретать специальность. Надо определить склонности ребенка и, опираясь на них, заниматься адаптацией к социуму. Надо воспитать у этих детей с ограниченными возможностями чувство собственного достоинства, чтобы они не комплексовали по поводу физических или интеллектуальных дефектов. Они совсем не могут делать чего-то, но зато отлично делают что-то другое. Мальчик из Херсона не может ничего делать руками, но он ногами работает... на компьютере. Программирует же так, что ему завидуют те, у кого отлично работают обе руки. У знаменитого Билла Гейтса есть целая команда ДЦПешников-колясочников — первоклассных программистов.

У С. Евтушенко уже сформировалась своя школа: Олег Евтушенко, Марина Яненко, Ольга Дубовцева, Ирина Сажнева и другие. По словам учителя, ученики уже стали в отдельных вопросах разбираться лучше его.

Значит, у Центра Евтушенко есть будущее.

Первый международный конгресс, посвященный новым технологиям реабилитации ДЦП, прошел в 1994 г. в Донецке. Гостей из 22 стран мира принимали сотрудники кафедры детской неврологии ФПО и Центра Евтушенко.

23—24 ноября этого года состоится международный симпозиум, посвященный проблеме инсультов у детей. Принимать гостей из многих стран мира будут те же люди. Только маловероятно, что гости посетят Центр, который ютится в помещении двух бывших детских садиков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно