Назад — от профилактики? Концепция реформирования системы подготовки врачей направлена на... уничтожение санитарно-эпидемиологической службы

16 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 16 сентября-23 сентября

Наша медицина имеет значительные достижения и незаурядный опыт. Один только факт: 25 лет назад сист...

Наша медицина имеет значительные достижения и незаурядный опыт. Один только факт: 25 лет назад система первичной медицинской помощи, которая существовала в прежнем СССР, на Алма-атинской конференции ВОЗ была признана наилучшей в мире. Таким образом, последние 15 лет мы разрушали эту систему медицинского обслуживания, а теперь будем создавать новую модель («до основанья, а затем»). Очевидно, было бы более эффективно адаптировать оправдавшую себя прежнюю модель к новым условиям.

Реформирование системы подготовки врачей, на наш взгляд, должно базироваться на конкретных потребностях страны в кадрах. Однако эта концепция не выходит из потребностей нашего государства. А какая потребность сегодня самая главная в государстве? Обеспечить медиками село, подняв там разрушенную медицину. В этом плане поучителен опыт Китая. Для нужд медицины сельской местности в свое время там ввели ускоренную подготовку медицинских работников. Тогда после короткого обучения — за два-три года — подготовили большое количество так называемых «босоногих докторов».

Показателен и бесценен опыт нашей медицины в Великой Отечественной войне, когда осуществлялась ускоренная подготовка врачей для фронта. Впоследствии многие из них стали выдающимися специалистами. Конечно, ни в коем случае нельзя считать, что эта практика пригодна сегодня для Украины. Но подобные примеры свидетельствуют о необходимости исходить из реальных потребностей времени и конкретных условий.

В повестке дня в Украине остро стоит необходимость возродить разрушенную промышленную медицину. Ведь когда-то на предприятиях работали здравпункты и рабочих обслуживали цеховые терапевты. В таких здравпунктах нужен врач общей практики. Ежегодно только в Донбассе на рабочем месте внезапно умирает свыше 150 шахтеров. Эти смерти могли бы предупредить медицинские работники, осуществив предварительный осмотр. Но теперь их на шахтах нет.

Мы забыли об одном важном принципе здравоохранения недавнего прошлого — о преимущественном медицинском обслуживании трудящихся. А ведь именно работающие создают тот национальный продукт, за счет которого медицина затем живет. Поэтому охрана здоровья работающего населения должна быть приоритетом в государстве. В европейских странах так и есть, особенно в скандинавских. Однако в нынешней концепции реформирования здравоохранения об этом нет даже упоминания.

Сегодня нередко декларируется приоритет профилактики, но в действительности идет ее уничтожение. В Украине в разгаре эпидемии туберкулеза, СПИДа, гепатитов, время от времени возникают вспышки заболеваний тифом, дизентерией и даже сибиркой. Так можем ли мы допустить, чтобы в санитарно-эпидемиологической службе сегодня не хватало 4,5 тыс. врачей?

В то же время руководство Министерства здравоохранения, в связи с присоединением к Болонскому процессу, ликвидировало в медицинских вузах педиатрический и санитарно-гигиенический (медико-профилактический) факультеты.

Концепция реформирования системы подготовки врачей в Украине, безусловно, нужна. Мы должны стремиться повышать ее уровень. Но сегодня уровень нашей медицины ниже не потому, что у нас плохие доктора, а потому, что они плохо материально и технически вооружены, у них не те диагностические приборы, не те возможности, которые есть у эскулапов в Европе и США.

В Европе на профилактике действительно никто не делает акцента. Европейская медицина все-таки нацелена на пациента. А профилактикой, общественным здоровьем (public health) иногда занимаются даже не врачи, а другие специалисты, которым необязательно иметь медицинское образование. Однако их public health — вовсе не тот подход, который существует у нас. Еще совсем недавно специалисты из Европы учились профилактике здесь, и в Украину, как в Мекку, ездили перенимать опыт.

В концепции должно быть уделено надлежащее внимание сохранению профилактической медицины и подготовке врача-профилактика, санитарного врача. Поэтому факультету профилактической медицины надлежит иметь отдельный статус и быть выделенным особо. В равной степени это касается и подготовки детских медиков.

В печально известном приказе Минздрава № 81 специальность «гигиена» поставлена аж после стоматологии. Этим самым министерские деятели подчеркивают свое отношение к профилактике. Наша страна не может обойтись без профилактической службы, которой следует иметь приоритет. Реформа должна проводиться не ради реформы. Она призвана поднять уровень народного здравоохранения на несколько порядков выше.

Как проводить реформу — надо учиться у истории. В этом году исполняется 100 лет со дня рождения академика Льва Ивановича Медведя. Он был первым министром здравоохранения Украинской ССР (до 1947 г. — наркомы здравоохранения) сразу же после войны, когда медицина была разрушена, уничтожены лечебные и профилактические учреждения. И послевоенное восстановление медицины — это его подвиг, за который он был удостоен наивысшей награды советских времен. Как Л.Медведь отстраивал медицину? Прежде всего учитывал имеющийся опыт.

Лев Иванович собирал ученых, советовался с ними. Как бороться с инфекциями? По этому вопросу он обращался к ученым с мировым именем Л.Громашевскому, А.Марзееву, по вопросам кардиологии — к Н.Стражеско, М.Губергрицу и др. Ведущие ученые страны были советниками у министра. К сожалению, сейчас министерство чуждается ученых.

На страницах газеты сейчас происходит общественное обсуждение концепции. Хотелось бы и в последующем дискутировать с авторами этой концепции в открытом диалоге. К реформам нужно привлекать всех, а не только чиновников, поскольку коренные моменты работают на будущее, а мы все заинтересованы, чтоб это будущее оказалось лучше, чем настоящее.

Вместо участкового врача терапевта мы теперь будем иметь семейного? Но кто такой семейный врач, например, в Великобритании? Это друг богатой семьи, который вместе с хозяином играет в гольф, потом они сидят возле камина, попивают виски с содовой и разговаривают. Семейный доктор знает, кто чем болел в третьем поколении, кто с кем породнился и т.д. Ему соответственно и платят. Но можем ли мы перенести эту модель на поприще сегодняшней Украины?! И зачем? Участковый терапевт — это врач общей практики, который, по сути, выполняет ту же функцию, что и семейный. Пока никто толком не может объяснить, чем же участковый терапевт отличается от семейного врача.

Имеется опыт других европейских стран, которые уже давно вошли в Болонский процесс. Они действовали таким образом, чтоб удовлетворить эти требования, однако и от своего не отказались. Вот Словакия, например, подписала Болонский протокол, но распространила его лишь на подготовку медсестер. Поляки также делают исключения для отдельных специальностей.

Это же понятно: имеется много общего в Европе, но даже среди развитых стран есть существенные различия. Что же мы не учитываем своих особенностей?! Если принять эту концепцию, все закончится уничтожением санитарно-эпидемиологической службы: в ней уже сейчас не хватает 4,5 тыс. врачей, о чем мы уже говорили, а первые гигиенисты после реформы появятся лишь через восемь лет.

Сегодня существуют научные технологии прогнозирования, которые должны применяться при внедрении любой реформы. Зачем что-то доказывать на словах? Ведь Национальная академия наук Украины имеет для этого специализированный центр. В нем работают серьезные науковеды и применяются научные методы прогнозирования. Так пусть они привлекут ученых и сделают прогноз на будущее. Точно так же пусть спрогнозируют, чем закончится процесс реформирования системы охраны здоровья.

Если вновь обратиться к вопросу о факультетах, которые десятилетиями успешно готовили кадры врачей-гигиенистов и эпидемиологов, высококвалифицированных специалистов в области социальной и профилактической медицины, то коллеги из вузов западных стран прямо заявляли, что смотрят на такие факультеты с завистью. И это отнюдь не преувеличение и не риторика. Ибо именно из выпускников наших медико-профилактических факультетов вышли высокообразованные врачи-профилактики, специалисты, обеспечивающие в стране санитарное благополучие, предупреждение профессионально и экологически обусловленной патологии, инфекционных заболеваний, так называемых болезней цивилизации. Организация и успешное функционирование таких факультетов, обеспечивших специальную подготовку, было не только велением времени, но и воплощением в жизнь чаяний и напутствий корифеев отечественной медицины. Достаточно сослаться на Н.Пирогова, провозгласившего, что будущее принадлежит медицине предупредительной, на Ф.Эрисмана, убежденного в том, что гигиена — основа современной медицины, на выдающихся украинских ученых Д.Заболотного, Л.Громашевского, А.Марзеева, Л.Медведя — создателей крупных научных школ профилактической медицины, большинство из которых — выходцы из санитарно-гигиенических факультетов. Возникает вопрос: оправданна ли ликвидация этих факультетов (равно как и педиатрических) как цена за право вхождения в Болонский процесс? Ответ может быть однозначным — нет, не оправданна.

И еще важно постоянно помнить гиппократовское «не навреди!».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно