Минздраву поставлен диагноз. Знает ли об этом министр?

14 октября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 14 октября-21 октября 2005г.
Отправить
Отправить

В новом правительстве дольше всех оставалась вакантной должность министра здравоохранения. Слухи вокруг назначения главы Минздрава несколько недель будоражили умы представителей медицинской общественности...

В новом правительстве дольше всех оставалась вакантной должность министра здравоохранения. Слухи вокруг назначения главы Минздрава несколько недель будоражили умы представителей медицинской общественности. Назывались разные фамилии претендентов на это кресло. Наконец, президент весьма загадочно обронил, что это будет «человек молодой и энергичный». Догадаться, кого имел в виду Виктор Андреевич, оказалось нетрудно, тем более, что неназванный претендент успел «засветиться» с комментариями на некоторых телеканалах на тему здравоохранения (наверное, из политического убежища было виднее, что происходит в когда-то близкой ему отрасли). О реакции медицинской общественности на такую неофициальную новость можно догадаться... И вот поздним вечером в среду стало известно, что В. Ющенко подписал указ о назначении министра здравоохранения. Им стал 42-летний Юрий Поляченко. Тоже человек молодой, но спокойный и сдержанный. Кандидат медицинских наук, ортопед-травматолог. Он стал девятым министром здравоохранения за годы независимости.
Ю.Поляченко пришел в Минздрав в переломное время, когда в системе здравоохранения наметились коренные преобразования. Сможет ли он стать вдохновителем этих преобразований в интересах народа Украины? Сможет ли сплотить с этой целью вокруг себя знающих специалистов и неравнодушную к судьбе медицины общественность? Эти вопросы сейчас волнуют многих.
Ниже публикуем точку зрения на происходящее в системе здравоохранения известного человека и авторитетного специалиста, исполнительного секретаря Ассоциации психиатров Украины Семена ГЛУЗМАНА:
— Тема здравоохранения, на мой взгляд, является очень чувствительной болевой точкой в сфере нарушения прав человека. То, что касается тюрем, пыток и издевательств над подсудимыми, это, конечно, ужасно, но состояние здравоохранения в большей или меньшей степени затрагивает каждого человека, более того, относится к разряду проблем национальной безопасности. Если стагнация и саморазрушение системы будет продолжаться и впредь, то это больно ударит по любой власти и, в конце концов, грозит самому существованию государства.
Несколько лет назад, когда наш президент был премьер-министром, он распорядился провести функциональное обследование в Минздраве, результат которого нам удалось опубликовать. Это страшный документ… Первый серьезный, откровенный и точный диагноз системе, вернее, ее «голове» — Министерству здравоохранения.
Диагноз заключается в том, что Минздрав не руководит отраслью, а функционирует сам для себя, его деятельность крайне неэффективна. В частности, результаты обследования свидетельствуют, что львиную долю своего рабочего времени специалисты министерства уделяют т. н. отпискам (на подготовку ответов на запросы аппарата Кабинета министров, администрации президента, комитетов Верховной Рады и народных депутатов, на выполнение поручений, поступающих из названных органов). «В министерстве практически отсутствует личная ответственность за выполнение той или иной функции», «полностью отсутствует метод управления, известный как «управление, направленное на достижение результатов», большая часть рабочего времени сотрудников этого ведомства тратится «на выполнение текущих либо мелких задач, на связанных со стратегическими направлениями» деятельности министерства.
Печально не только то, что никто не обратил внимание на этот документ. Трагизм ситуации также в том, что специалисты, проводившие это исследование — две молодые женщины, прекрасно образованные (учились в Америке и Великобритании и возвратились оттуда с романтическими надеждами помочь Украине стать европейской страной), на сегодняшний день в эмиграции. Их знания и способности в родной стране оказались невостребованными…
Многие мои коллеги-медики восприняли деятельность предыдущего министра здравоохранения Полищука с иронией. И это связано не только и не столько с какими-то конкретными просчетами или ошибками — врачи в большинстве своем очень консервативны (эта особенность, как мне кажется, обусловлена профессиональными рисками). На мой взгляд, основная проблема Полищука-министра в его… искренности. Он плохой политик. Идеи, которые он пытался внедрять, по своей сути были правильными. Внедрялись же они не всегда правильно… Бурный всплеск негодования вызвал приказ, согласно которому выпускники медицинских вузов, обучающиеся за бюджетные средства, должны были отработать три года в провинции. А что, собственно, в этом плохого? Многие ныне известные ученые-медики начинали свой профессиональный путь в отдаленных уголках страны, куда они по окончании мединститута получили направление. Я тоже после мединститута поехал работать в Житомирскую область. Если молодой человек учится «на бюджете», то есть за деньги налогоплательщика, то должен и поработать на него. Другое дело, что проводилась такая политика «топорно»… И это сразу же было использовано некоторыми силами против нового руководства Минздрава.
До недавнего времени Министерство здравоохранения было совершенно закрытой системой. Полищук попытался сделать деятельность ведомства прозрачной. На мой взгляд, самое важное из его нововведений — публичные слушания главных специалистов. Если раньше «главспецы», даже если это были умные люди, принципиально ничего не решали и к их мнению министерские чиновники не прислушивались, то в последнее время предпринята попытка сделать главных специалистов советниками министра по разным направлениям. Информация о таких слушаниях вывешивалась на сайте Минздрава. Для Украины это уникальное явление, первые демократические побеги на усыхающем древе системы здравоохранения.
Недовольство многих медиков вызвало сокращение специальностей. Но ведь это совершенно разумное и оправданное решение, потому что невозможно управлять системой, где насчитывается около ста пятидесяти медицинских специальностей, избыток одних специалистов и острая нехватка других. Однако многие врачи не поняли, что речь идет только о формировании номенклатуры специальностей, и не касается тех, кто занимается лечением у постели больного. В то же время это решение — первый шаг для внедрения настоящей семейной медицины.
То есть были сделаны заявки на серьезные преобразования стратегического характера. Это неминуемо затронуло бы интересы тех, кого вполне устраивало сложившееся положение. Неудивительно, что это вызвало очень большое сопротивление со стороны медицинской номенклатуры и т. н. академической элиты. Начала формироваться «пятая колонна». Люди, случайные в медицине и здравоохранении, ощутили холодный ветер в лицо. Они понимали, что вслед за началом реформы пойдет ее развитие, и тогда возникнет необходимость подтверждать уровень профессионализма не только у практических врачей… Что часть врачей и даже докторов меднаук должна подметать улицы…
И вот забрезжила надежда на изменение этой системы. Можно ведь подписывать всевозможные декларации, убаюкивать сладкими обещаниями, а в действительно­сти ничего не менять. Я находился в тюрьме, когда Советский Союз подписал декларацию о соблюдении прав человека, и это не помешало мне отсидеть весь срок за решеткой. Дело не в благих намерениях, а в реальных действиях. Министр Полищук отважился изменить порочную систему…
Три недели отрасль находилась в «подвешенном состоянии». Но мы ведь живем не в Италии, США или Англии, где есть устойчивая система власти, традиции, госсекретари и любые кадровые перетасовки наверху рядовой гражданин на себе не ощущает. Мы только учимся европейской модели демократии. И хотя рядовые врачи, как и прежде, каждый день делают операции или лечат психически больных, тем не менее, они ощущают ситуацию неопределенности опосредованно, потому что в «подвешенном состоянии» находится вся чиновничья рать горздравов и обл­здравов. Традиция-то у нас какая? Придет новый министр и отменит то, что делал прежний…
Я понимаю, что в ситуации, которая сложилась с назначением министра здравоохранения, все решает только один человек — президент. Это не демократично. Так делал и Брежнев, Кучма. Когда президент принимает решение о главе отрасли, не советуясь с ее авторитетными представителями, то это говорит о том, что традиции тоталитаризма у нас, к сожалению, пока живы и непобедимы. Ох как трудно нам даются уроки демократии!..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК