Кровное дело

21 июля, 2017, 17:01 Распечатать Выпуск №28, 22 июля-11 августа

Реорганизация службы крови в Украине позволит экономить до 500 млн гривен в год.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Внимательно прочитал статью "Фактор Б" (ZN.UA , №25, 2017 г.) и решил выразить свой взгляд на поднятую авторами проблему. Почти четыре десятилетия я проработал главным врачом Сумского областного центра службы крови, все это время исполнял обязанности областного трансфузиолога, имею огромный опыт (отечественный и зарубежный ) организации службы крови и лечебной работы как трансфузиолог.

По моему убеждению, для решения вопроса качества препарата сначала необходимо установить истинную причину (подчеркиваю — ИСТИННУЮ) реакций и осложнений. Больным гемофилией проводят сотни (если не тысячи) манипуляций, и где и когда вносится инфекция, определить очень трудно, но можно. В моей практике был период, когда у больных гемофилией выявляли гепатиты и даже СПИД. Я предложил делать анализы (на гепатиты и СПИД) до и после применения препаратов донорской крови. В результате оказалось, что 30% больных до применения препаратов донорской крови уже были заражены, где, когда и кем — не устанавливали. И сразу перестали "сваливать" на препараты крови. 

 Когда мы точно будем знать источник осложнений, тогда можно искать пути его устранения, но, безусловно, качество препарата должно быть на высоком уровне. Можно ли достичь высокого качества? Можно, но для этого необходимо провести комплекс мероприятий, и для этого не требуется больших финансовых затрат. Категорически утверждаю: большие финансовые затраты НЕ НУЖНЫ! Но там, где нет больших финансовых вложений, пропадает интерес некоторых товарищей в решении вопросов. Нет государственной, минздравовской, политики, нет жесткого управления, и полностью отсутствует экономический подход к решению проблем. 

В Украине отсутствуют препараты донорской крови: альбумин, иммуноглобулин человека нормальный, антистафилококковый гаммаглобулин, противостолбнячный гаммаглобулин, противодифтерийный гаммаглобулин, уникальный препарат полибиолин (который был только в Украине). И никого не волнует, кроме самих больных, отсутствие вышеназванных очень эффективных, я бы сказал, жизненно необходимых препаратов.

 Что нужно для решения вопроса об обеспечении препаратами донорской крови? 

Для начала Министерству здравоохранения необходимо объявить конкурс на лучший проект реформы службы крови (а может — и всего здравоохранения), но в конкурсную комиссию не вводить работников Минздрава. В нее должны войти потребители услуг здравоохранения (депутаты, журналисты, экономисты, представители общественных организаций и т.д.). Они-то и выберут наиболее рациональный и доступный проект.

 Что касается службы крови, то мой отечественный и зарубежный опыт, опыт работы в бюджетной , хозрасчетной и частной структуре позволяет категорически утверждать:

— необходимо полностью изменить отчетную документацию — перейти от количественных показателей к качественным;

— в отчетах отражать только то, что получено больными, а не то, что заготовлено и  затем списано;

— обязательно показывать себестоимость согласно Закону "О бухучете…";

 — необходимо показывать производительность труда;

 — обязательно указывать энергоемкость продукции, коэффициент использования оборудования и его амортизацию, и в конечном счете — ЦЕНЫ на весь перечень продукции;

 — указывать, сколько списано крови, компонентов и препаратов в абсолютных цифрах и в денежном выражении;

 — указывать среднюю месячную заработную плату сотрудников учреждения.

Это основные показатели, но профильные специалисты могут добавить.

Сегодня нет в мире лабораторного оборудования, которое может дать 100-процентную гарантию определения наличия в крови, компонентах или препаратах инфекционного фактора. Достичь высокого уровня их безопасности можно только комплексом мероприятий:

— качество доноров (желательно кровь или плазму брать только от кадровых доноров, а первичных — предварительно обследовать);

— высокая квалификация сотрудников учреждений службы крови;

— современное лабораторное оборудование от ведущих мировых производителей;

— суперсовременное оборудование для взятия компонентов крови (компонентов, а не цельной крови);

— достаточно объемное хранилище для плазмы, чтобы вся она хранилась при одинаковой температуре, а не в морозильниках на 100 литров, каждый из которых дает разную температуру;

— высокий уровень подготовки медицинских работников, применяющих для лечения компоненты и препараты донорской крови (ни в высших, ни в средних медицинских учебных заведениях НЕТ курса трансфузиологии);

— высокий уровень ответственности властных структур за обеспечение больных компонентами и препаратами донорской крови и, в частности, за донорство (в Сумах горсовет принял решение за счет бюджета города оплачивать 25% коммунальных услуг почетным и заслуженным донорам Украины, это очень подняло престиж донорства).

Мы разработали концепцию реорганизации службы крови Украины, которая не требует значительных финансовых затрат и позволит экономить в год до 500 млн грн, но она никого не интересует. Хотят получить инвестиции из-за границы, но не понимают, что прежде чем дать, инвесторы проведут экспертную оценку службы крови. 

В Украине в наличии 131 аппарат для плазмафереза, минимальная нагрузка на один аппарат 5 донаций в день, в месяц — 110, в год — 1320 донаций. При минимальной одноразовой плазмадаче 0,7 литра — за год одним аппаратом нужно заготовить 924 литра плазмы, а 131-м аппаратом нужно заготовить минимум 121 тыс. литров. Как вы думаете, сколько заготовила Украина? Всего 35 тыс. литров, коэффициент использования 0,28, и так фактически во всем. Кто даст еще, если мы не используем то, что есть? Купили, наверное, откат получили — и забыли. Деньги-то бюджетные, не свои. А в таком центре, как Запорожский, коэффициент использования 1,4.

И подобных примеров можно привести очень много. Основной задачей здравоохранения должно стать КАЧЕСТВО лечения, путь к нему — страховая медицина, но мы не готовы к ней. В 1992–1994 гг. в 1-й Сумской горбольнице в двух отделениях в виде эксперимента ввели страховую медицину. Как результат — качество лечения повысилось в разы. (Я был инспектором страховой компании "АСКО".). Могу с уверенностью сказать, что путь к страховой медицине лежит через полный хозрасчет, который заставит все обсчитывать, бережно и рационально использовать денежные ресурсы, материалы, технику и оборудование, человеческий потенциал, и самое главное — резко повысит качество услуг. У бюджетной структуры один источник финансирования — бюджет, у хозрасчетной — минимум пять-шесть.

 Вывод: нужно менять систему, стереотип мышления бюджетника, в основе которого лежит "дай", а нужно перейти на концепцию — "заработай".

Да, государство должно оплачивать медицинскую помощь, но на договорных условиях, а лечебные учреждения могут быть государственными, коммунальными или частными, и работать в рамках закона и лицензирования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно