«Индар» на Минздрав в суд подал, а пострадали… дети

3 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 3 сентября-10 сентября

Уверения чиновников Министерства здравоохранения в том, что медицина у нас финансируется в полно...

Уверения чиновников Министерства здравоохранения в том, что медицина у нас финансируется в полном объеме от заложенного в бюджете, звучали так часто, что подвергать их сомнению перестали даже самые яростные противники нынешнего правительства. (Какую часть это составляет от реальных потребностей отрасли, в данном случае говорить не будем.) Поэтому письмо родителей детей, больных диабетом, поступившее в редакцию, вызвало, мягко говоря, удивление.

«Благодаря государственной программе «Диабет», — пишется в нем, — больные дети обеспечиваются бесплатно инсулинами производства компаний «Эли Лилли» и «Ново Нордиск». В этом году по непонятным причинам происходят задержки с закупкой этих инсулинов, вследствие чего дети оказываются на грани жизни и смерти. Почти во всех областях Украины запасы детских инсулинов исчерпаны. Наши и врачей-эндокринологов попытки исправить ситуацию наталкиваются на бюрократические препоны. Эта ситуация вызывает панику и возмущение среди родителей больных детей, так как замена терапии для больного ребенка довольно опасна и может закончиться трагедией. Нас беспокоит равнодушие государственных служащих Минздрава, которые не оставляют выбора для нас и наших детей и вынуждают вести борьбу за существование».

Письмо, под которым стоят подписи отчаявшихся родителей из Киева, Одесской, Ривненской, Харьковской, Херсонской и Днепропетровской областей, адресовано Президенту страны, а копии направлены премьер-министру Виктору Януковичу, вице-премьеру Николаю Азарову, главе комитета ВР по вопросам охраны здоровья, материнства и детства Николаю Полищуку и министру здравоохранения Андрею Пидаеву. В самом министерстве существование проблемы не отрицают, однако сохраняют спокойствие.

— Катастрофы нет, — считает заместитель министра здравоохранения, глава тендерного комитета Владимир Загородний. — Инсулинов закуплено достаточно. Но так как сегодня на рынке Украины представлены инсулины различных производителей («Индар», «Фармак», «Ново Нордиск», «Эли Лилли», «Авентис»), может существовать структурный дефицит. В результате не исключен тот факт, что больного могут перевести с инсулина одной фирмы на препарат, выпускаемый другим производителем. Подобное, надо сказать, не в наших интересах, так как влечет за собой дополнительные затраты: перевод с одного инсулина на другой делается в стационаре под наблюдением врачей — необходимо подобрать соответствующую дозу, проследить, чтобы не было осложнений и так далее. После письма родителей в министерстве проанализировали сложившуюся в регионах ситуацию, уточнили состояние дел. На сегодняшний день все необходимые инсулины есть. И хотя в одних регионах их запасы заканчиваются в сентябре, а в других — в ноябре, пока повода для беспокойства нет: мы надеемся в ближайшее время провести плановые закупки препаратов.

На самом деле проблема не в эмоциональности родителей и паникерстве некоторых главврачей на местах, пугающих пациентов раньше времени. Виной всему, как полагают, отечественное законодательство, а именно, хозяйственное право, позволяющее обжаловать решение тендерного комитета МЗ в двух инстанциях: Минэкономики и суде.

До недавних пор недовольные проведением торгов удовлетворялись решением Минэкономики, признавшим, к примеру, в прошлом году законными претензии лишь четырех жалобщиков из двадцати пяти, подавших апелляции. Однако в нынешнем году фирмы начали пытаться искать счастья в суде.

Как ни парадоксально, одним из первых на это решилось государственное предприятие — завод «Индар». Его руководству не понравилось, что в тендерной документации по закупке инсулинов для детей и беременных женщин обязательным условием была поставка генно-инженерных инсулинов. Наш же завод пока что выпускает лишь свиной и полусинтетический — генно-инженерный начнет поступать на рынок лишь к концу нынешнего года.

Суд, приняв иск «Индара», на время разбирательства приостановил все действия участников тендера. То есть закупки, по сути, проведены, но препараты пока не поступают — до окончательного решения дела. Как долго это продлится, сказать сложно. С некоторой определенностью можно лишь утверждать: если иск завода будет удовлетворен и результаты торгов признают недействительными, то на проведение новых понадобится два—три месяца. Приблизительно столько, сколько требуется заводу до завершения всех формальностей и начала массового выпуска собственных генно-инженерных препаратов. То, что инсулины при этом поступят к больным в лучшем случае в конце декабря—начале января, никого особенно не волнует.

Некоторое время Минздрав еще сможет держаться на «плаву». По словам Владимира Загороднего, рычаги влияния на ситуацию имеются: как за счет перераспределения инсулинов между регионами, так и благодаря некоторым излишкам препаратов, хранящихся на складах. Родители, полагает он, могут не беспокоиться: их дети будут обеспечены теми инсулинами, которые им необходимы для лечения.

С иском в суд обратилась также фармацевтическая фирма «Фармадом», желающая поставить противоопухолевый препарат. И если ситуация с инсулинами сложилась хоть и парадоксальная (государственное предприятие срывает госзакупки!), но в общем-то понятная, то с онкопрепаратами — и вовсе шокирующая. «Фармадом», которому также не понравились условия тендера, даже не был участников торгов. В своем иске фирма ни много ни мало требовала не только отменить решение тендерного комитета, но и изменить правила их проведения и требования к участникам. В частности, фирме не нравилось, что в торги могли быть включены лишь те препараты, эффективность и безопасность которых подтверждена не только клиническими испытаниями, но и практикой в других медицинских учреждениях. Не устраивало ее и то, что одним из условий участия в тендере является поставка не одного лекарства, а целого комплекта, состоящего из двух—трех препаратов. Правило это — не препятствие для предпринимателей, а своеобразный «страховочный вариант». Поскольку для лечения больных, как правило, используется не один, а несколько препаратов, нужно быть уверенным, что удастся закупить все необходимые. Кроме того, желательно, чтобы лекарства были изготовлены одним производителем и имели одинаковую активность действующего вещества.

Суд почему-то нисколько не смутило, что «Фармадом» не подавал свои предложения на торги, а, значит, не мог быть участником тендера, равно как и жаловаться на несправедливое его проведение. Кроме того, изначально фирма предполагала участвовать лишь по одному лоту, отменены же были результаты торгов по всем 59. А сотрудникам министерства чуть ли не с боем пришлось добывать решение суда, с которым их должны были ознакомить по закону, из-за чего апелляцию удалось подать всего за пару часов до истечения отведенного на это срока.

На этом дело не закончилось: ведь апелляция-то может быть и не удовлетворена. Тогда придется вновь объявлять и проводить торги, на что, как и в случае с инсулинами, потребуется несколько месяцев. Причем не исключено, что после этого в суд могут подать и законные победители торгов, у которых из-за такой свистопляски сорвутся контракты, и министерству уже придется не только пересматривать решение торгов, но и выплачивать многомиллионные компенсации.

Налицо ставшее уже традиционным несовершенство отечественного законодательства. Закон предусматривает право заказчика формировать медико-технические условия, условия поставки, оплаты и так далее таким образом, чтобы максимально удовлетворить потребности. Но тот же самый закон заботится о том, чтобы у всех участников рынка были равные права. В чем же видится возможная дискриминация, не указано. В результате каждый из участников рынка трактует ее по-своему. Не может, к примеру, поставить товар, который требуется организаторам тендера, — все, дискриминация, «условия выписаны под нашего конкурента!»

Внесение поправок в законы — дело долгое и хлопотное. В Минздраве на это и не рассчитывают и уповают лишь на гражданскую позицию самих хозяйственных судов, обычно не спешащих с рассмотрением подобных дел. Некоторые могут вообще длиться годами.

Мы далеки от того, чтобы защищать сотрудников тендерного комитета и его консультантов, на несправедливость которых жалуются многие предприниматели. Об одном из таких случаев «Зеркало недели» писало в статье «Аритмия» (№49, 2003 г.). Тем не менее недовольные участники тендеров (и, как выяснилось, не только они) должны, вероятно, думать не только о своих интересах, но и о тех, для кого предназначен их товар. Ведь многие из больных могут просто не дожить до того дня, когда решатся все споры и спасительные лекарства поступят в клиники и диспансеры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно