ФИНАНСИРОВАТЬ МЕДИЦИНУ НА ТРЕТЬ МОЖНО

22 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 22 ноября-29 ноября 1996г.
Автор
Отправить
Отправить

А лечить? Знакомый доктор как-то заметил: «Раньше пациенты за врачами бегали, а теперь предпочитают на глаза не показываться»...

Автор

А лечить?

Знакомый доктор как-то заметил: «Раньше пациенты за врачами бегали, а теперь предпочитают на глаза не показываться». Причину такой перемены в «направлении движения» он объяснил просто: «Далеко не у всех есть возможности обеспечить себя медикаментами, препаратами, материалами, словом, всем тем, что раньше больной получал бесплатно». С этого, собственно, и начался мой разговор с заместителем начальника Запорожского областного управления здравоохранения по лечебной работе Зинаидой ЛАШКУЛ.

- Я бы не назвала ситуацию безысходной, но то, что медицина сейчас переживает кризис, - это, увы, факт. Нам приходится довольствоваться лишь третью от необходимого объема финансирования и четырехмесячной задолженностью по заработной плате. Согласно указа Президента, 80 процентов от выделяемых средств идет на выплату заработной платы и 20 - на решение всех остальных вопросов: организацию лечебного процесса, обеспечение питанием, топливом, на ремонты. Этого недостаточно даже на оказание неотложной медпомощи. Поэтому коечный фонд в медучреждениях области пришлось сократить на шесть процентов, штат сотрудников - на семь. Правда, это не повлекло за собой высвобождение персонала, поскольку лечебные учреждения укомплектованы им в среднем на две трети. В отдельных районах работают всего один-два хирурга, по одному акушеру-гинекологу, чрезвычайно низкая укомплектованность участковыми педиатрами.

- В таком случае непонятно, зачем в местном медуниверситете упразднен педиатрический факультет? И почему вообще прием студентов в этот вуз сокращен почти вдвое?

- Факультет закрыт в связи с реорганизацией высшей школы - Минздравом была избрана система подготовки специалистов, практикуемая за рубежом: готовится врач общей практики и только при распределении по интернатуре определяется специализация. Возможно, по мировым стандартам это и не плохо, а вот с учетом сложившихся у нас условий... Видите ли, уговорить будущего врача специализироваться на педиатрии очень сложно, поскольку работа эта сегодня одна из самых тяжелых, сложных, предполагает очень высокую ответственность и не дает никаких льгот. Что же касается сокращения приема студентов-медиков, то на самом деле их количество остается практически прежним, поскольку существует так называемый набор на контрактной основе, то есть платное обучение. Но, в принципе, если мы и дальше будем сокращать коечный фонд, приближаясь к общепринятым в мире стандартам, врачей у нас действительно станет в избытке и возникнут проблемы с их трудоустройством.

- давно известна горькая ирония о том, что мы лидируем в мире по количеству врачей, но никак не отстаем по количеству больных. Количество койко-мест, посещений поликлиник незыблемо являлись главными показателями уровня развития здравоохранения и лежали в основе принципа финансирования лечебных учреждений. Теперь, говорят, средства будут выделяться пропорционально количеству жителей той или иной территории.

- К переходу на такую систему финансирования медиков готовили на протяжении пяти лет, и с начала следующего года она должна стать нормой. В принципе, это справедливо. Однако следует учесть, что при этом неизбежно пострадает структура медицинских учреждений, которая годами складывалась в другой системе финансирования. Прежде всего, это касается крупных межрайонных лечебных центров: лишившись средств к существованию, они попросту будут закрыты, а это значит, что за специализированной медицинской помощью многим сельским жителям придется обращаться в областной центр.

- Вы упомянули о справедливости новой системы финансирования. Следует ли полагать, что она учитывает не только количество населения в регионе, но и экологические условия?

- Изначально это обстоятельство принималось во внимание, но, к сожалению, Минздрав сместил акцент на учет уровня заболеваемости согласно имеющимся в регионах статистическим данным. От этого напрямую зависит объем выделяемых средств.

- Но ведь получается, что койко-местная идеология продолжит свое существование, несмотря ни на какие реформы?!

- Отчасти вы правы. Я полагаю, что финансирование отрасли не должно быть привязано к уровню заболеваемости. Ведь если человек не обратился к врачу, это еще не значит, что он не нуждается в медицинской помощи, и тем более - что он здоров. Во главе угла должна стоять профилактика заболеваемости, пытаться же сохранить здоровье нации борьбой с последствиями, а не причинами, - бесперспективно.

- Зинаида Васильевна, от вопросов глобальных давайте перейдем к более частным. Интересно, как на практике осуществляется бесплатное лечение за счет больного? Неужто в больницу принимают лишь тех, кто обязуется сам себя обеспечить лекарствами?

- Нет, конечно, в приеме никому не отказываем и с главврачей спрашиваем за обеспечение медикаментами, качество лечения, хотя все прекрасно понимают, что эти требования невыполнимы. Конечно, требования в обеспечении медикаментами и должного качества лечения остаются неизменными, однако мы вынуждены учитывать реально сложившуюся финансовую обстановку. Поэтому каждому лечебному учреждению поставлена задача иметь резерв медикаментов для лечения действительно неимущих - независимо от статуса и наличия льгот.

- Поверьте, не хочу обижать ни вас, ни ваших коллег, но ведь такой подход неизбежно создает предпосылки для злоупотреблений.

- К сожалению, вы правы. Действительно, нерадивый доктор может потребовать медикаментов значительно больше, чем необходимо для лечения больного. Но ведь проконтролировать это практически невозможно. Уже хотя бы потому, что больной заинтересован во враче. Конечно, можно для самоуспокоения говорить о том, что жалоб на этот счет нет, но это еще не свидетельствует об отсутствии самого явления. Я считаю, что в сложившейся ситуации (а ведь она характерна не только для нашей области, но и для страны в целом) оказание платной медицинской помощи необходимо узаконить. Пусть это, допустим, будет плата за медикаменты, но официально, через кассу. Тогда появятся возможности не только контроля финансов, но и качества медицинских препаратов, сроков их годности. да и для больного это было бы значительно дешевле. Этот вопрос поднимался на недавней коллегии Минздрава, однако все упирается в конституционную гарантию бесплатной медицинской помощи, а статья 22 Основного Закона не допускает каких-либо изменений и дополнений, касающихся социальных гарантий. Круг замкнулся, и мы вынуждены сохранять хорошую мину при плохой игре.

- тем не менее, законодательно позволяет медикам развивать сферу платных услуг.

- Мы и пытаемся их развивать, но подчас приходится сталкиваться с неразрешимыми противоречиями. например, прокуратурой области опротестована практика платного обследования и выдачи медицинских справок абитуриентам именно по причине нарушения их конституционного права. Нарушение мы устранили - был аннулирован соответствующий приказ, возвращены деньги. Но, согласитесь, учет требований закона не может быть избирательным. А коль так, прокуратуре следует столь же принципиально проконтролировать выполнение Закона о бюджете, где четко говорится о том, что государственные лечебные учреждения должны финансироваться в полном объеме. А мы получаем всего треть от необходимых средств. Выходит, и объем оказания медицинской помощи должен быть пропорциональным? Из ничего же ничто не получится. Вот, скажем, внедрили мы платные услуги, которые не сказываются на качестве оказания медпомощи, - дополнительные рентгенологические исследования, УЗИ. Цены на них невысокие, они утверждены официально, но налог установлен такой, что половина полученных средств изымается. Ну почему, спрашивается, не оставить эти средства в бюджете лечебного учреждения, чтобы была возможность удовлетворить хотя бы первоочередные хозяйственные нужды - купить стиральный порошок, пеленки для родильного дома? В Крыму, кстати, такие льготы предусмотрены, это хоть в какой-то мере позволяет сохранить уровень оказания медицинской помощи и сэкономить деньги больного, наконец, помочь тем, кто сегодня наиболее уязвимы, - инвалидам, участникам войны. Ведь согласно закону, расходы по обеспечению их медицинского обслуживания отнесены на счет местных бюджетов. Вот и получается: там, где район экономически более сильный, инвалид имеет возможность получить амбулаторное лечение бесплатно, а в других регионах - нет, так как на это нет денег. Но коль государство гарантировало бесплатную амбулаторную помощь, она должна оказываться независимо от того, где человек живет. Я считаю, необходим централизованный фонд, в который бы поступали отчисления с регионов, а затем по утвержденным нормативам средства должны выделяться на оздоровление каждого ветерана. пусть это будет 40-50 гривен (сумма, конечно, небольшая, но как говорится, чем богаты). Кому-то этих денег, может, и хватит, другим придется доплачивать, а те, кто не болел, - получат возможность улучшить питание или воспользоваться санаторно-курортным лечением. Полагаю, что такой подход приемлем и в плане соблюдения принципа социальной справедливости, и одновременно является стимулом для заботы каждого о своем здоровье.

- Коль речь зашла о стимулах, самое время вспомнить и о страховой медицине. Тема эта в свое время обсуждалась весьма бурно, но, похоже, дальше слов дело так и не пошло.

- Отчего же. Проект закона существует уже три года. медики с ним ознакомились, внесли предложения. Мнения на сей счет, надо признаться, очень разноречивые. Определенную роль сыграло и выжидание того, как аналогичный закон сработает в России. В первый год перемен к лучшему там практически не наблюдалось, во второй - были небольшие подвижки. Но в тех регионах, где рыночные отношения развиваются интенсивно и где внедрен новый хозяйственный механизм в здравоохранении, положительный эффект очевиден. К примеру, в Санкт-Петербурге здравоохранение практически на половину финансируется страховыми компаниями. Кстати, положительный опыт есть и у нас. Это, в частности, страховая компания «Алькона», созданная атомщиками. Каждая АЭС застраховала своих работников и производит отчисления в фонд, за счет которого финансируется лечение, включая амбулаторное. Страховая компания наладила договорные отношения не только с ведомственными лечебными учреждениями, но и с теми, где уровень оказания медицинской помощи выше. Однако многие руководители предприятий по-прежнему считают идею внедрения страховой медицины нереальной. В качестве главного аргумента приводится тяжелое экономическое положение предприятий. Но, по нашим данным за прошлый год, для стопроцентного финансирования медицинского обслуживания был необходим один миллион карбованцев в расчете на каждого жителя города Запорожья. Пусть половину населения составляют пенсионеры и дети, тогда получается полторы - две гривни в месяц по нынешним ценам с каждого работающего. поэтому поневоле приходишь к выводу о том, что в действительности хозяйственники предпочитают жить за счет государства, перекладывая на его плечи заботу о здоровье своих работников.

- Зинаида Васильевна, но ведь в том же Энергодаре практически ежегодно вспыхивают забастовки работников медсанчасти, которая, как вы заметили, работает по договору со страховой компанией.

- Вы привели один из основных аргументов, используемых противниками страховой медицины. Да, медики Энергодара выступают с акциями протеста. В этом году, кстати, бастовали педиатры. Но страховая компания здесь ни при чем. Как бывшее подразделение третьего управления Минздрава медсанчасть атомной станции финансируется напрямую из госбюджета, а обслуживает не только работников АЭС, но и жителей города, практически ничего не получая из местного бюджета. По сути, обладая договором с «Альконой», это лечебное учреждение имеет хоть какую-то возможность оказывает помощь всем в ней нуждающимся.

- В начале разговора вы не согласились с безысходностью нынешнего положения медицины. Позвольте под конец поинтересоваться - вы в этом искренне убеждены или, как говорится, по долгу службы?

- Я понимаю, что содержание нашей беседы оптимизма не вызывает, но все же нельзя оценивать ситуацию исключительно в мрачных тонах. В части оказания специализированной медицинской помощи нам удается поддерживать весьма высокий уровень, который не уступает достижениям развитых стран. У нас практикуется полный объем кардиохирургических операций, впервые в Украине выполнена операция по пересадке печени в межрегиональном центре по трансплантации органов, которым руководит профессор Никоненко, наработана методика операций по пересадке сердца, поджелудочной железы. перспективные направления медицины, особенно в части неотложной помощи, мы пытаемся всемерно поддерживать. Да, собственно, по-другому и нельзя, поскольку идеология уравниловки нивелирует все до уровня земства. Впрочем, это не значит, что современный уровень медицины в нынешних условиях должен быть лишь в областном центре и периферия пусть живет как может. недавно благодаря усилиям главного врача Александра Колесника из отдаленного Веселовского района в местной больнице открыты отделения интенсивной терапии, реанимации, которые не уступают аналогичным в городе... А что касается искренности, отвечу как врач: даже самый тяжелый диагноз - не повод для капитуляции в борьбе за здоровье и жизнь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК