ЕВГЕНИКА КАК ЭТИКА ПРИРОДЫ

14 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 14 апреля-21 апреля

Идея улучшения человеческого рода селекцией наследственных признаков родителей, получившая название евгеника, с давних времен занимала умы людей...

Идея улучшения человеческого рода селекцией наследственных признаков родителей, получившая название евгеника, с давних времен занимала умы людей. Описания матримониальных обычаев и традиций встречаются в самых древних манускриптах и легендах, и эти обычаи и брачные предпочтения всегда были объектом пристального внимания историков, этнографов, социологов и биологов.

Великое таинство проблемы улучшения человеческого рода вынуждало искать ключ к разгадке, обращаясь к истории древних народов, жизненным наблюдениям и, наконец, к изучению поведения животных в природе. В арсенале у евгеники, как и у любой другой области человеческих интересов, не имеющей научной основы, множество различных социальных приоритетов и масса предрассудков.

У королей и дворян приоритетом пользовалось благородство происхождения, а у крестьян предпочтение отдавалось физическому здоровью и силе. При заключении браков во внимание принимались также положение в обществе, ум, красота, принадлежность к определенному религиозному и этническому кругу и т.д., но никаких существенных результатов все эти стратегии не давали.

После буржуазных революций в Европе приоритеты изменились в пользу имущественного статуса, образовательного ценза и расовой принадлежности.

В ХХ веке евгеника, практиковавшаяся ранее только на уровне групповых обычаев, приобретает новую роль и эпизодически становится даже легитимной государственной политикой. В фашистской Германии действовала практика умерщвления умственно отсталых и душевнобольных людей, а в Америке — принудительная стерилизация их. Расовая евгеника была государственной идеологией фашизма. Так называемый «нордический тип» был объявлен эталоном высшей немецкой расы. Кроме аморальности и мракобесия нацистской доктрины, последние научные данные говорят о том, что осуществление этого замысла привело бы к вырождению искусственно создаваемой «арийской расы».

И все же, несмотря на столь плохую репутацию, евгеника продолжает привлекать внимание и ученых, и родителей, желающих иметь умных, красивых и здоровых детей. К сожалению, немногие отдают себе отчет в том, что такая комбинация либо недостижима, либо не обязательно приводит к жизненному успеху. Положение осложняется еще и тем, что ни для одной составляющей этой комбинации не существует надежного критерия. Так, американские социологи пришли к мнению, что между высоким IQ (Ай-Кью — коэффициент смышлённости, определяемый специальным тестом) и успехом нет прямой зависимости. Столь же непросто обстоит дело с красотой, представления о которой меняются во времени и различны у разных социальных и национальных групп.

Еще сложнее обстоит дело с наследственным здоровьем, которое часто оказывается непрогнозируемым фактором.

Обратимся к последним достижениям биологии, которые заставляют задуматься над проблемами евгеники и взглянуть на нее с новых позиций.

Чарльз Дарвин никогда даже и не пытался наблюдать эволюцию. В своей знаменитой книге «Происхождение видов» он писал, что этот процесс происходит «безмолвно и незаметно». И до сих пор существует убеждение, что для сколь-либо заметных эволюционных изменений требуются сотни, тысячи, а то и миллионы лет.

Все изменилось решительным образом за последние 20 лет. Появление компьютеров и методов молекулярной биологии позволяет наблюдать эволюцию в текущем времени на генетическом уровне. Ученые смогли наблюдать даже появление новых видов у рыб и птиц, вызванное самыми разными причинами: естественным отбором, конкуренцией, сексуальной селекцией и т.д. Большое число работ, посвященных этой теме, было опубликовано в журнале «Science» за последние три года. Остановимся вкратце на некоторых опытах, проводившихся на рыбах с короткими периодами воспроизводимости потомства и позволяющих наблюдать много поколений за сравнительно небольшие промежутки времени.

Известный исследователь Джон Ендлер из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре экспериментирует в течение 20 лет на гуппиях с целью проследить эволюцию, вызванную естественным отбором и сексуальной селекцией. Поместив гуппий в первый водоем — без хищников и во второй — с хищниками, он обнаружил, что в водоеме с хищниками окраска рыб стала постепенно бледнеть, сливаясь с цветом песка. В водоеме без хищников гуппии стали более яркими. Наблюдения велись в течение 5 месяцев (9-10 поколений).

Итак, рядом с хищниками лучшие шансы выжить имели гуппии с лучшим камуфляжем — бесцветные, а без хищников лучшие шансы для размножения имели наиболее привлекательные — с яркой окраской. Заметим, что разные условия вынуждали рыб эволюционировать в противоположных направлениях.

Известный английский биофилософ Герберт Спенсер (1820—1903) назвал это «выживанием наиболее приспособленных». Нетрудно видеть, что для выживания в общем смысле, т.е. в разных условиях, необходимы оба вида (бледные и яркие), прошедшие различную эволюцию.

Ученые наблюдали также за эволюцией гальянов двух типов. Первый тип размножается половым путем, а второй — клонированием. Было замечено, что гальяны первого типа, побуждаемые способом их размножения, вынуждены интенсивно двигаться, что даёт им значительное преимущество в «борьбе за существование» (еще одно широко известное выражение Г.Спенсера), так как это делает их труднодоступными для хищников и паразитов. Обнаружилось, что у гальянов первого типа более разнообразные генетические признаки, связанные с половым способом размножения. У бесполых гальянов — генетические комбинации значительно беднее.

Естественно, что в одном и том же водоеме популяция гальянов первого типа росла, а второго падала. Ван Вален из Чикагского университета называет это явление «гипотезой Красной Королевы», по аналогии с подданными Красной Королевы Льюиса Кэррола («Алиса в Стране Чудес») — «приходится бежать изо всех сил, чтобы оставаться на месте».

Директор центра теоретической и прикладной генетики университета в Ратгерсе Роберт Врайенхоек экспериментально подтвердил эту гипотезу. Вместе со своими студентами он оказался также свидетелем удивительного изменения судьбы гальянов первого типа, которое вновь подтвердило важность разнообразия генетических признаков. В 1976 году, во время сильной засухи, пруды и ручьи, в которых проводились опыты, высохли, и лишь весной 1978-го дожди вновь заполнили их и соединили с водоемами, из которых гальяны мигрировали в ранее высохшие. Случилось так, что среди них в большинстве оказались размножающиеся клонированием и лишь несколько, размножающихся половым путем. Генетическое разнообразие последних, вследствие их малочисленности, оказалось даже беднее, чем у клонирующихся гальянов, они заболевали чаще, их численность не увеличивалась. Тогда Р. Врайенхоек подсадил в один пруд 30 самок с разнообразным генетическим набором, и через некоторое время ситуация «Красной Королевы» восстановилась. Число гальянов первого типа значительно превысило число клонирующихся. Результаты этих экспериментов приводят к мысли о том, что для получения здорового потомства и, в конечном счете, для выживания нужно значительное генетическое разнообразие. И чем оно больше, тем лучше.

Имеется огромное число экспериментальных работ и с другими видами животных (мышами, овцами, львами и др.), приведших к аналогичным выводам.

Приведем еще один пример поучительных биологических феноменов. Биолог Е.Д. Робин в эссе «Эволюционные преимущества быть глупым» (1973 г.) отметил, что многие виды животных получили большие преимущества в силу того, что располагали маленьким объемом мозга. Так, маленький мозг пресноводной черепахи требует очень мало кислорода, что позволяет ей укрываться под водой в течение недели. Этот вид черепах просуществовал без видимых изменений 200 миллионов лет. Ящерица игуана может оставаться под водой 4 часа, а умные дельфины с большим мозгом — только 5 минут, что сделало их легкой добычей человека. За последние 10 лет популяция дельфинов достигла критического уровня, что грозит исчезновением их как вида. Эти факты говорят о том, что предпочтение умственным способностям должно отдаваться с большими предосторожностями. Чрезмерное развитие ума за счет других факторов может привести к генетически опасным последствиям и даже к угрозе выживанию вида.

Приведенные примеры позволяют сделать важное наблюдение: для выживания вида необходимо выживание всего его разнообразия, включая самых разных представителей. Кажется, сама природа дает нам уроки нравственности.

Важным и непростым является вопрос о сходстве и различии животных и людей. Древнегреческая мифология заполнена кентаврами, сатирами, сиренами — наполовину людьми, наполовину животными. В этих интуитивных, эклектических моделях древние греки хотели отразить власть разума человека над телом животного и неутихающую борьбу между ними.

В зоологии существует принцип иерархии для низших и высших животных, согласно которому ранг животного тем выше, чем больше степень его обучаемости по сравнению с инстинктами. Человек более других свободен от инстинктов. Этот принцип может быть сформулирован еще и так: сходство в том, что людям, как и животным, присущ определенный биологический и генетический материал, а различие в том, что люди способны научиться управлять этим материалом.

Эксперименты на людях не проводятся, но некоторые биологические данные наблюдений имеются. Например, антрополог Мэрилин Руволо из Гарвардского университета, изучая наследственные признаки людей, пришла к выводу, что представители даже наиболее удаленных друг от друга континентов имеют гораздо более близкое генетическое подобие, чем наши самые близкие родственники — шимпанзе. Так же обстоит дело и с другими обезьянами, живущими даже в одном лесу. К таким же выводам приходят и другие ученые.

Это загадочное обстоятельство привело к появлению гипотезы «бутылочного горлышка», предполагающей, что примерно 400.000 лет назад популяция людей резко сократилась до 10.000 способных производить потомство женщин и мужчин. И лишь позже население планеты начало количественно увеличиваться и составляет сейчас 5 миллиардов.

Исходное число — 10.000 — было подсчитано японским генетиком Такахата, специалистом по вопросам народонаселения. Для подсчета была использована специальная генетическая модель, позволяющая определить число предков для воспроизведения сегодняшнего генетического разнообразия. Эволюционный биолог Жан Клейн из Института биологии Макса Планка в Тюбингене считает, что число 10.000 даже завышено для эффекта «бутылочного горлышка».

До появления этой гипотезы в 1987 г. была предложена гипотеза «прародительницы Евы», согласно которой генетический код был унаследован от малого числа женщин, живших 150.000 лет назад. Дело в том, что часть наследственности передается только женщинами и только эта часть может быть прослежена через теоретически построенное «генеалогическое древо».

Все это, конечно, только гипотезы, но факт определенной ограниченности разнообразия человеческих генов установлен. Очевидно также и то, что в географическом отношении это разнообразие распределено неравномерно. Если же вводятся дополнительные ограничения и барьеры, такие, как предрассудки, расовая и национальная неприязнь, социальное и образовательное неравенство и т.д., то это весьма часто приводит к настоящим катастрофам.

Хорошо известно, что большинство европейских королевских семей, включая семьи русских царей, было поражено гемофилией (несворачиваемостью крови), идущей, как предполагается, от одного древнего предка. Браки между членами королевских семей часто приводили к наследованию этой болезни, а потомки от морганатических браков, как правило, гемофилию не наследовали.

Вековым опытом установлено, что потомство от браков между ближайшими родственниками подвержено многим заболеваниям, и такие браки в цивилизованных странах запрещены законом. Отметим попутно установленный зоологами факт, что, например, потомству обезьян от скрещивания близких родственников ничто не угрожает.

Имеются также многочисленные факты массовых наследственных болезней в небольших общинах. Например, на острове Сардиния широко распространена таласемия (вид анемии). Известны даже случаи исчезновения целых народов, например, древних греков. Существовало предположение, что причиной этого были плохие санитарные условия. Сейчас можно полагать, что причиной было также и то, что древние греки жили в маленьких городах-полисах, и браки между их жителями привели к тому, что все они стали родственниками. Генетический набор их потомков был настолько ограничен, что в конце концов они погибли от болезней.

Для контраста приведем в пример один из древнейших народов — евреев. В чем тайна долговечного существования и огромного интеллектуального потенциала этого народа? Бесспорно, иудаизм сыграл огромную роль в сохранении духа и единства евреев, но природа не слишком считается с религиозными институтами, и одного только иудаизма было бы, по-видимому, недостаточно. Обратившись к истории, можно обнаружить любопытные обстоятельства, позволяющие предположить, что генетический код евреев в силу драматических событий в их судьбе оказался чрезвычайно разнообразным.

Согласно легенде, Александр Македонский после завоевания Иерусалима в 322 г. до н.э. дал евреям внутриполитическую и религиозную свободу, но от идеи эллинизации всего мира он не отказался. Для этой цели он приказал своим офицерам и солдатам вступить в браки с местными женщинами и произвести много детей. «Высокая дисциплина» в его армии привела к тому, что 10-15 лет спустя полукровки составили ощутимую часть всего населения. Добрые отношения и привлекательность древнегреческой цивилизации были причиной того, что евреи охотно восприняли эллинские методы коммерции, культуру, философию. Все, кроме религии. Можно сказать, что семя упало на благодатную почву.

Добровольное и принудительное осеменение еврейских женщин во время нашествий ассирийцев, вавилонян и персов еще до прихода Александра Македонского привело к тому, что по еврейским религиозным законам евреем считается родившийся от матери-еврейки. «Обогащение» еврейского генотипа продолжалось столетиями, но наибольший вклад внесли, по-видимому, древние греки. Может быть, поэтому среди евреев так много Платонов, Аристотелей и Евклидов.

Единобрачие, введенное иудаизмом, также способствовало поддержанию генетического разнообразия. Природная интуиция предков остается загадкой и продолжает поражать воображение. Генетическое разнообразие могло стать причиной не только роста интеллектуального потенциала, но и хорошей биологической защитой при естественном отборе.

Религия и эволюция, биология и философия — темы, которые трудно отделить друг от друга. Наблюдения биологов за эволюционными процессами показывают, что сокращение популяции вида до некоторого критического уровня фактически означает его гибель. Ясно также, что для выживания необходимы скрещивания внутри значительной популяции.

Нет нужды доказывать, что современное человечество не слишком увлечено этими принципами. Напротив, мы были свидетелями губительных войн, массового уничтожения людей тоталитарными режимами, расовой, национальной и религиозной сегрегации. Иудео-христианская мораль, поддерживающая принципы выживания, оказалась прекраснодушной утопией, не имеющей большого влияния в человеческом сообществе. Имеются свидетельства того, что даже этические правила древних племен, основанные на дремучих инстинктах, были гуманнее нынешних.

Ниже приводится рассказ бывшего советского торгового представителя в одной из африканских стран в 70-е годы. «Немец, француз и я приняли предложение местных властей посетить племя людоедов. После небольшого путешествия по стране мы прибыли к месту назначения, где нас уже ждали. Над кострами на вертелах жарились туши каких-то животных, и разукрашенные полуголые людоеды не скрывали радости по поводу прибытия гостей. Вождь племени оказался приветливым и словоохотливым человеком и тут же принялся рассказывать, что его племя существует много тысяч лет, что на самом деле они не людоеды, а если и едят человеческое мясо, то это мясо молодой девушки, которую они крадут только раз в году у соседнего племени, да и то лишь для поддержания своей репутации. Соседнее племя, в свою очередь, крадет один раз в году девушку из их племени, но живут они мирно и женятся на девушках соседних племен. После этого повествования и обильной трапезы вождь закурил трубку и сказал, что теперь мужчины должны рассказать о своих военных подвигах. Погладив ожерелья из огромных клыков на своей шее, он сказал, что это зубы львов и крокодилов, которых он собственноручно убил, а затем, указав на несколько черепов на частоколе, рассказал, что это черепа его врагов, убитых им в единоборстве. Помолчав, он ткнул пальцем в немца и спросил: «Ну, а ты, брат, был на войне?» Немец кивнул утвердительно. «И сколько же врагов ты убил?» — спросил вождь. «Много», — ответил немец. «Пять, десять?..» — настаивал вождь. Тогда немец сказал, что он был артиллеристом, что сам он убитых им врагов не видел, но что их было больше тысячи. Услыхав это, вождь замолчал. Тянулись минуты, но он не произносил ни слова. Все чувствовали, что что-то неладно. Наконец вождь докурил трубку, встал и, обратившись к немцу, воскликнул обиженно: «То-то и видно, братец, что ты врешь. Где ж это видано, чтоб на войне убивали людей больше, чем можно было съесть?!» Сказав это, он плюнул и ушел в свою хижину».

За последние 30 лет возникла еще одна серьезная угроза генетическому разнообразию человеческого вида. Развитие науки привело к тому, что объем научной информации удваивается каждые 5 лет. Этот процесс приведет к интеллектуальной дифференциации общества (т.к. не все в одинаковой мере могут количественно и качественно абсорбировать знания) и к бракам внутри своей интеллектуальной группы. Расслоение по профессиональным уровням наблюдается уже сейчас. Появились такие профессии, как ассистент врача, помощник инженера, помощник программиста и т.д. Интеллектуальная сегрегация может стать существенным социальным барьером для перемешивания. Как тут не вспомнить Екклесиаста, сказавшего, «...Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь».

Несмотря на все эти обескураживающие факты, на историческом уровне виден прогресс. С завидным постоянством более развитые и гуманные цивилизации в конце концов одерживают верх над менее развитыми. Отмена рабства и феодализма, введение демократического законодательства, нарастающее общественное осуждение войн и оружия массового уничтожения — все это признаки роста общественного осознания, что все люди произошли от малого числа предшественников и что убивать — значит подвергать риску зыбкое генетическое разнообразие, что, в конечном счете, представляет угрозу всему человеческому роду. Может случиться так, что общество не станет дожидаться, пока принципы гуманности спустятся с общественного уровня на индивидуальный, и начнет принимать законодательные меры. Наука близка к расшифровке значительной части генетического кода, и ее достижения позволят прогнозировать характеристики потомства. Можно будет предотвращать браки, потомство от которых имело бы «гены жестокости и насилия», доминирующие над «генами гуманности и благоразумия». Браки будут заключаться не на небесах, а в генетических лабораториях. В этом свете теория Ламарка о гипертрофии неиспользуемых свойств и наследовании приобретенного характера выглядит очень многообещающей.

Перед нами начинает вырисовываться универсальный критерий евгеники будущего. Не ум, не красота, не физическая сила и не благородное происхождение станут волновать будущих родителей в первую очередь, а нравственность и гуманность их потомства. Преступников не останавливает абстрактная идея Божьей кары. Так может быть, их будет сдерживать осознание биологического факта, что они смогут произвести на свет только себе подобных.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно