ДРУЖОК БЕЗ ВИДА НА ЖИТЕЛЬСТВО

27 августа, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 27 августа-3 сентября

Сколько живых существ обитает в нашем большом общем доме? Вопрос далеко не праздный. Ведь город населяют не только люди, собаки, кошки да голуби...

Сколько живых существ обитает в нашем большом общем доме? Вопрос далеко не праздный. Ведь город населяют не только люди, собаки, кошки да голуби. Если говорить о Киеве как об административной единице, сюда входят Святошинский, Дарницкий и Голосеевский лесопарки, а также пойма Днепра с сохранившимися еще кое-где остатками плавней, зарослями кустарника и лугами. На этой довольно обширной территории обитают сотни видов различных животных - млекопитающие, птицы, амфибии, рептилии. Если же считать насекомых, то от обилия нулей, следующих за единицей, зарябит в глазах. Но люди и животные не просто соседи, живущие изолированно друг от друга. Человек самым активным образом влияет на городскую фауну. С другой стороны, налицо обратная связь. Причем взаимодействие сторон далеко не всегда для каждой из них благотворно.

Весной в городе появляются кровопийцы. Нет, не последователи легендарного Дракулы - комары. А со второй половины июня сюда залетают еще и слепни. Правда, в центральных районах их, к счастью, немного. Однако муха жигалка осенняя свирепствует тут вовсю, хотя главным образом она все же отравляет нам жизнь на даче, при выезде на пикник или на рыбалке. У этой зловредной мушки длинный и острый хоботок, и, прокалывая кожу, чтобы выпить капельку-другую крови, она может заразить человека целым рядом заболеваний. Точнее сказать, доставить их возбудителей. Впрочем, тем же опасны и слепни.

Но болезнь болезни рознь, скажете вы. А не способны ли комары, слепни или, к примеру, те же мухи жигалки наградить ничего не подозревающего и вполне целомудренного дачника СПИДом? Тут мнения специалистов не совпадают. И поэтому я решил обратиться к известному украинскому энтомологу, члену-корреспонденту НАН, директору Института зоологии Игорю АКИМОВУ.

- Теоретически, укусив больного СПИДом и тут же, с еще не высохшей капелькой крови на хоботке перелетев на другого человека, кровососущее насекомое может заразить его «чумой ХХ века». Но практически такой случай расценивался бы как редчайший, - считает Игорь Андреевич. - Слишком уж большое должно быть здесь стечение различных обстоятельств.

Но если перенос комаром СПИДа ученые считают экзотикой, то получить с его помощью малярии - и не где-нибудь в африканских болотах, а в стольном граде Киеве - по их мнению, вполне реально. Подобный случай не такой уж и редкий, полагает Игорь Акимов. Во-первых, Киев легально и нелегально посещает немало выходцев из азиатских стран, неблагополучных в отношении малярии. Причем поселяются они, как правило, в так называемых спальных районах, где легче, чем в центре, снять квартиру и стоит она дешевле, например, на Оболони. Во-вторых, данный массив весьма неблагополучен в отношении малярийного комара - анофелеса. Близость реки и небольших водоемов способствует его интенсивному размножению.

И все же, кроме тараканов, клопов, комаров, вшей, крыс и прочей нечисти, в наших городах, к счастью, обитают и другие, более приятные животные. В Киеве майскими ночами поют соловьи. У нас зимуют черные дрозды, ставшие городской популяцией и живущие в столице постоянно. А вообще почти пятнадцать видов птиц, ранее сторонившихся человека, теперь стали «горожанами». Мы часто видим рядом с собой сороку, сойку, малиновку. На наши подоконники прилетают синички.

Пожалуй, самый яркий пример адаптации птиц к городским условиям - это врановые: серая ворона, грач, сойка, сорока, галка. Лет пятьдесят назад серая ворона была тут довольно редкой. А сейчас по вечерам, особенно зимой, в районе станции метро «Шулявская», Пушкинского парка и зоопарка небо темнеет от тучи ворон, которых слетается сюда видимо-невидимо. Картина кажется почти нереальной - над вами кружат десятки тысяч птиц. «Ну вот опять у ворон конгресс», - шутят жители близлежащих улиц.

Почему же они собираются именно здесь? Однозначно ответить на такой вопрос трудно, говорят орнитологи. Очевидно, ищут места, удобные для ночевок. Тут их не беспокоят люди. К тому же в центре города мало хищных птиц. Но если вороны чувствуют себя на высоких деревьях весьма комфортно, то для человека подобное скопище пернатых представляет определенную опасность. Зимой среди них немало ослабленных особей. Развиваются эпизоотии, зараженные птицы погибают. После каждой такой ночевки в Пушкинском парке и расположенном поблизости зоопарке остаются многие десятки мертвых ворон.

Голуби такими тучами не летают, но и они для города не подарок. Прежде всего потому, что переносят различные опасные заболевания, имеющие общее название - орнитоз. А чтобы заразиться, совсем не обязательно держать птицу в руках. Многие подкармливают голубей на подоконниках, не ведая, что заразу может внести в комнату поток воздуха.

Другая проблема, связанная с «птицей мира», хорошо известна в городах Италии и других стран Западной Европы, славящихся своей старинной архитектурой и памятниками. Помет голубей, помимо того, что он часто становится разносчиком всевозможных болезней, в сочетании с выхлопными газами автомобилей, различными загрязнениями и дождевой водой образует коктейли, которые разрушают мрамор.

Но вопросы, касающиеся голубей, - сущие цветочки по сравнению с проблемой беспризорных собак. Вот уж когда у работников ряда коммунальных служб волосы встают дыбом. Как метко выразился Игорь Акимов, если мы не будем регулировать численность таких животных, то они начнут регулировать нашу собственную численность.

Сразу признаюсь, что очень люблю этих умных, благородных, преданных человеку существ. Мне симпатичны люди, которые заводят собак и трогательно заботятся о своих питомцах, выделяя им толику тепла из нашего в последнее время сильно оскудевшего душевного бюджета. Однако мне не нравится ходить по, прошу прощения, сплошным собачьим экскрементам и лицезреть их всюду - на тротуарах, вдоль бордюров, а также под деревьями, на газонах, клумбах и, что, пожалуй, хуже всего, на детских площадках. В общем, на любом кусочке незаасфальтированной городской территории.

Но дело не только и даже не столько в этом, проблема куда серьезней. Не будем забывать о болезнях, которые передают человеку бродячие (да и домашние) псы. В первую очередь - о бешенстве. Впрочем, оно может поражать и других животных - кошек, крыс, летучих мышей. Хотя естественный очаг страшного заболевания в Украине, как и во многих других странах, поддерживается за счет лисиц.

Ну, казалось бы, какой вред здоровью окружающих могут причинить ухоженные домашние болонки или пудели, тем не менее... Мы даем своим обожаемым питомцам лекарства от глистов. А где они рассеивают яйца гельминтов, от которых освобождаются под действием препаратов? На газонах, детских площадках и т.д.

О том, что численность собак в городе необходимо регулировать, двух мнений быть не может. Но как? Отлавливать всех подряд и безжалостно уничтожать? С этим нормальному, цивилизованному человеку мириться трудно. Тем более, что специалисты-зоологи считают подобный замысел не только невыполнимым, но и попросту глупым. Конечно, наиболее гуманным способом была бы стерилизация. Однако подобная обработка только одного животного стоит около 100 гривен. В Киеве же, по некоторым данным, насчитывается (в зависимости от сезона) от 50 до 120 тысяч беспризорных собак. Вот и считайте... А у нас большинству пенсионеров нечего есть. Спрашивается, что важнее?

Мне могут возразить, что в Пирогове под Киевом существует специальный собачий приют. Именно о нем я и поинтересовался в первую очередь у заведующего лабораторией проблем охраны наземных позвоночных животных.

- Собачий приют - просто иллюзия или один из примеров популистских решений, а может быть, и того хуже, - ответил на мой вопрос Василий Костюшин. - Таким способом решить проблему в масштабе города нельзя. За полгода приют заполнится собаками под завязку. А что делать с оставшимися? Ведь псы живут довольно долго. Поэтому хочешь не хочешь, а должен быть какой-то гуманный механизм усыпления животных. Иного выхода пока нет...

Но давайте посмотрим, каких же собак сейчас отлавливают в первую очередь. Беспризорных животных, обитающих в городе, можно условно разделить на две группы. С одной стороны, это экстерриториальные парии - собаки, не привязанные к конкретному месту подкормки. Они наиболее опасны, поскольку мобильны и, чтобы получить хоть какую-то подачку, пытаются контактировать с большим количеством людей. Но они же и наиболее ослаблены, заражены различными болезнями. С другой стороны, есть относительно благополучная категория псов, привязанных к определенной территории - складу, базе, автохозяйству и т.д.

У животных существует своеобразная природная реакция. При уменьшении численности популяции, то есть количества особей на единицу площади, они отвечают более интенсивным размножением. А теперь скажите, каких собак легче вылавливать - бродячих или оседлых, привязанных к определенной территории? Вы уже все поняли, правда?

Опять у нас хотели как лучше, а вышло как всегда. Ловцам нужна цифра, вот они и набрасываются на оседлых псов. Ведь за ними по всему городу мотаться не нужно. А в ответ усиленно размножаются собаки-парии. Хотя разумнее было бы поступать наоборот - как можно дольше сохранять именно территориальных животных, но стараться не давать им возможности размножаться.

В этом важном деле необходима разумная долгосрочная программа, подчеркивает Василий Анатольевич. По его мнению, оседлые собаки должны иметь индивидуальные метки. И нужно, чтобы в каждом районе города был человек, который, наряду с другими обязанностями, четко знал бы, как распределяются такие животные. Тогда данная категория создаст как бы избыточную плотность и не позволит неограниченно размножаться бродячим, или по-ученому экстерриториальным псам.

Впрочем, немало проблем связано и с цивилизованными домашними собаками. Вернее сказать, с их хозяевами, которые в отличие от своих питомцев сплошь и рядом ведут себя не цивилизованно.

Многие владельцы рэксов и тузиков однажды, как надоевшую игрушку, выбрасывают их на улицу. А мы с вами, произнося гневные филиппики в адрес тех, кто отлавливает и умерщвляет животных, забываем, что на мучение и гибель их обрекли бывшие хозяева - люди, ответившие на любовь и преданность своих четвероногих друзей предательством.

Возможно, я ошибаюсь, но, кажется, раньше на киевских улицах было больше болонок, пинчеров и карманных пуделей. Сейчас чем круче мужик, тем крупнее его пес. Нынче в моде бультерьеры, доги, ротвейлеры, шнауцеры, ньюфаундленды, сенбернары. А ведь собаки, как и люди, бывают в плохом настроении, у них может что-то болеть или быть не в порядке психика. Если такое животное бросится на прохожего, беды не миновать. Тем не менее многие владельцы ротвейлеров и бультерьеров считают оскорбительным вывести своего питомца в наморднике.

Кроме того, большая собака больше ест и оставляет после себя тоже немало. Что же делать, спросите вы, не выводить своих псов на улицу? Выводить, но брать с собой совок и целлофановый кулек. А затем, как это делают за границей, воспользовавшись подобными нехитрыми принадлежностями, собирать материальные следы выгула джэков и бимов. Именно так поступают хозяева собак в больших и малых европейских городах. А мы, кажется, тоже живем не в лесах Новой Гвинеи. Мне могут возразить, что нет, мол, у нас такой традиции - не принято убирать за своими собаками. Ну и что же, что нет? Значит ее нужно создать. Называя себя жителями европейской страны, негоже ходить на улицах ее столицы по собачьему дерьму.

Да, в нашем большом общем доме обитает много живых существ. И все же город существует для человека. Как бы мы ни любили животных, прежде всего должны думать: а выживет ли в такой среде сам хозяин?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно