ДЕЛО О СПИДЕ

4 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 4 декабря-11 декабря

Недавно из средств массовой информации мы узнали о несчастном случае, происшедшем с 43-летним меха...

Недавно из средств массовой информации мы узнали о несчастном случае, происшедшем с 43-летним механизатором из коллективного сельскохозяйственного предприятия села Анновка Новоархангельского района Кировоградской области Юрием Чеботарем. О том, что во время операции в центральной районной больнице (далее - ЦРБ. - В.П.) ему была перелита зараженная ВИЧ кровь, поведал научный консультант Украинской правнычей фундации, кандидат медицинских наук В.Ивасюк. Корреспондент «ЗН» встретился с Валерием Петровичем и попросил ответить на несколько вопросов.

- Расскажите, пожалуйста, более подробно об этом несчастном случае.

- Юрий Чеботарь - механизатор с 23-летним стажем. Это человек с высоким сознанием и обостренным чувством гражданского долга. Его жена Мария до случившегося работала дояркой. У них восьмеро детей.

Хочу подчеркнуть, что я от Юрия Чеботаря получил письменное разрешение на публикацию данного материала с указанием его настоящей фамилии и места проживания. Юрий считает, что правдивый рассказ о случившемся с ним, возможно, поможет другим нашим гражданам не попасть в подобную ситуацию. 18 октября 1997 года взорвалось колесо от трактора, которое накачивал Юрий. Оскольчатые переломы верхней и нижней конечностей, глубокие ранения с разрывом тканей и сосудов лица - результат происшедшего. В 9 часов 30 мин. в сопровождении механизатора, председателя колхоза, жены и взрослых детей Юрий был доставлен в Новоархангельскую ЦРБ. Поступил он в травматологическое отделение с диагнозом: «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, открытый перелом Лефор II (нижняя челюсть), закрытый Т-образный перелом н/з левой лучевой кости, травматический шок III степени. Производственная травма». (Учитывая «выраженное кровотечение» и шок, надо признать состояние Ю.Чеботаря тяжелым. Диагноз приведен в письме главврача Кировоградской санэпидстанции Ю.Лысенко, направленном В.Ивасюку, который в то время (декабрь 1997 г.) занимал должность председателя Национального комитета по профилактике наркомании и заболевания СПИДом. Запрос в Кировоградскую СЭС был направлен факсом в середине октября 1997 г., а ответ получен - 5 декабря. Поражает не только, мягко говоря, несколько запоздалый ответ, но и небрежность при составлении письма: травмы типа Лефор I и Лефор II относятся только к верхней, а никак не к нижней челюсти. - В.П.).

Если бы правильно был поставлен диагноз, если бы правильно был определен объем медицинской (в том числе, хирургической) помощи, вряд ли бы случилось то, что потом произошло.

Юрий Чеботарь получил общую и, я бы не сказал, что скорую или неотложную, главное - квалифицированную медицинскую помощь. По словам членов его семьи, была поставлена капельница с кровезаменителями. Срочно из области был вызван консультант, специалист по черепно-мозговой хирургии. Вызов был сделан в 9 часов 30 мин., а приехала консультант только через семь часов. (Надеюсь, что суд установит, можно ли квалифицировать семь часов ожидания приезда хирурга как оставление в опасности. Когда я думаю об этих семи часах, у меня перед глазами предстают первые кадры телесериала «Чикагская надежда». Думаю, если бы американский режиссер снимал фильм о Новоархангельской ЦРБ, он бы над входом в больницу поместил надпись: «Оставь надежды всяк сюда входящий». - В.П.) До приезда консультанта у лечащего врача было достаточно времени, чтобы еще раз оценить степень тяжести состояния больного и определить объем хирургической помощи, в которой, без сомнения, нуждался Юрий Чеботарь. На мой взгляд, надо говорить о халатном отношении врача к пациенту. Консультант, приехавшая из области, не торопилась к больному. Она потребовала от родственников Юрия, чтобы они накормили ее шофера. Когда это было выполнено, потребовала для себя деньги.(Ну как тут не вспомнить замечательных И.Ильфа и Е.Петрова: «Шура, вы, я вижу, бескорыстно любите деньги». - В.П.). Только после того, как Мария передала консультанту 60 гривен, та направилась в операционную. Врачи утверждают, что «во время операции резко упало давление и было принято решение перелить кровь по жизненным показаниям. На данный период в отделении переливания крови не было донорской крови, тестированной на ВИЧ-инфекцию». Закон Украины «Про запобігання захворюванню на СНІД та соціальний захист населення» разрешает переливать непроверенную или ненадлежащим образом проверенную на СПИД донорскую кровь только в неотложных случаях. Возникает вопрос: можно ли рассматривать ситуацию, в которой оказался Юрий Чеботарь перед переливанием крови как неотложный случай? И когда возникла ситуация, которую врачи квалифицировали как неотложный случай? Эта ситуация возникла во время операции. Но если бы принимающий Юрия врач правильно определил объем хирургической помощи и предусмотрел, что от большой кровопотери или хирургических манипуляций может подготовлена проверенная на ВИЧ кровь. (При подготовке больного к операции врач обязан был подготовить в достаточном количестве кровь с требуемыми характеристиками. Закон Украины о донорстве крови требует, чтобы эта кровь обязательно была проверена на ВИЧ. - В.П.)Вызывая консультанта из области, врач ЦРБ мог заказать проверенную на ВИЧ кровь.

- Из письма главврача Ю.Лысенко следует, что забор крови был осуществлен 16 октября, а перелили кровь Юрию Чеботарю 18 октября. Времени для проверки крови было больше, чем достаточно. Почему же это не было сделано?

Это было очередное нарушение закона. 16 октября кровь взяли у 23-летнего жителя села Подвысокое, а на самом деле - у бомжа, да к тому же инъекционного наркомана. У таких людей брать кровь ни в коем случае нельзя. Мало того, врачи ЦРБ утверждали, что 16 октября кровь была отправлена в Кировоград на анализ. Из письма же главврача Ю.Лысенко следует, то кровь была направлена в лабораторию СПИД Кировоградской станции переливания крови не 16 октября, а - 22. И в тот же день по телефону в ЦРБ сообщили, что данная кровь ВИЧ-позитивна и подлежит уничтожению. Родственникам Юрия Чеботаря никто о случившемся не сообщил.

После операции пострадавший пошел на поправку. Мария в точности выполняла все предписания консультанта. Но у Юрия вдруг резко подскочила температура. На теле появилась сыпь. Членов семьи насторожило поведение врачей: перед общением с Юрием они надевали маски и резиновые перчатки. К Юрию приезжали и незнакомые врачи из области. А тут еще все почувствовали, что односельчане сторонятся их, обходят их дом. В школе с детьми Чеботаря никто не хотел сидеть за одной партой. Село облетела новость: Юрию Чеботарю перелили ВИЧ-инфицированную кровь и теперь он стал заразным. Семья Чеботарей оказалась в изоляции. Мария, которая все это время ухаживала за Юрием, узнала новость последней. Она бросилась к заведующему отделением травматологии. Но тот успокоил ее, сказав, что все это вздор.

Оказалось, что первым о заражении ВИЧ Юрия узнал их председатель колхоза. Он собрал правление и сообщил односельчанам о случившемся. Решили, что опасно Марии доверять дойку коров. Ее перевели на низкооплачиваемую работу. (Врачи ЦРБ забыли, что еще римляне называли медицину «искусством молчать». - В.П.).

До этого в их селе о СПИДе никто ничего не знал. Мария не знала, что это за болезнь. Позвонила своей младшей сестре Наташе и попросила привезти на всякий случай лекарство от СПИДа. Только сейчас Мария узнала, что СПИД - неизлечимая болезнь. Приехала Наташа. Так как врачи отрицали, что Юрий ВИЧ-инфицирован, она предложила взять у него кровь и отдать на анализ. Кровь взяли. Посоветовали сразу же ехать в Кировоград, где их уже ждут в лаборатории. Совет сестры насторожил. Они отвезли кровь на анализ, но только не в Кировоград, а в Умань. На станции переливания крови им сказали, что они привезли старую кровь, забор которой бил сделан несколько месяцев назад. Сестры поняли, что их обманули - кровь подменили. Вернувшись домой, они потребовали, чтобы кровь брали в их присутствии. На этот раз в Умани сообщили, что кровь заражена ВИЧ. Несколько позже это заключение подтвердила Киевская референс-лаборатория.

- И все ж таки, почему Юрию Чеботарю перелили ВИЧ-инфицированную кровь? Неужели совсем не было другой крови? Почему не посоветовались с Марией Чеботарь?

- Врачи утверждают, что когда возникла необходимость в срочном (по жизненным показаниям) переливании Юрию крови, то его родственников в больнице не было и принимать решение вынужден был врач самостоятельно. Другой крови в отделении не было. Но это все - ложь. Мария Чеботарь и ее дети во время проведения операции находились в больнице. Кроме крови бомжа в отделении была кровь, сданная механизатором, который привез Юрия. У него с Юрием одинаковая группа крови и резус. Он предложил сдать больше крови, но врачи сказали, что в этом нет необходимости. Мария сообщила лечащему врачу, что согласна, чтобы Юрию переливали кровь механизатора, которого она давно знает. Врач стал ее убеждать, что эту кровь переливать нельзя, так как она не проверена на ВИЧ и не совпадает по резусу. На ВИЧ не была проверена ни одна из имеющихся в отделении порций крови. То, что кровь не совпадает по резусу, было ложью. Впоследствии это было точно установлено. Создается впечатление, что врачи изо всех сил противились переливанию Юрию крови его товарища по работе. Почему? Юрий Чеботарь обратился с заявлением в районную прокуратуру, которая возбудила уголовное дело. Это было еще в 1997 году. А 26 октября 1998 года Юрию сообщили, что дело закрыто. Мотивировки не было. Как выяснилось, основанием для закрытия дела послужило принятие Верховной Радой в марте 1998 года дополнения к статье 10 закона Украины «Про запобігання захворюванню на СНІД та соціальний захист населення». Но случай с Юрием Чеботарем произошел за пять месяцев до этого, а, как известно, закон обратной силы не имеет. Мы не говорим, насколько удачно сделано дополнение к статье 10, мы не говорим о том, принесет ли сделанное дополнение вред нашим гражданам, мы говорим, что применение закона, принятого после случившегося, недопустимо. (Здесь я не могу согласиться с В. Ивасюком. Статься 6 Уголовного кодекса Украины «Действие уголовного закона во времени» разрешает применять закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий наказание к деяниям, совершенным до его издания. Поэтому ссылка районной прокуратуры на статью 10, правомочна. А вот трактовка новой редакции статьи 10 не верна, на мой взгляд. Законодатель под неотложным случаем понимает оказание скорой медицинской помощи потерпевшему на улице или в другом неприспособленном для оказания медицинской квалифицированной помощи месте (но никак не в стационаре), когда по жизненным показаниям требуется срочное переливание крови. В данном случае забор крови делают у первого же согласившегося человека, имеющего необходимую группу крови и резус. Экстренность происходящего не позволяет проверить кровь на ВИЧ. Новая редакция статьи 10 соответствует статье 8 «Конвенции о правах человека и человеческом достоинстве в применении достижений биологии и медицины», принятой Советом Европы. - В.П.)

Но статья 10 гласит, что в неотложных случаях переливание непроверенной или не должным образом проверенной крови возможно только с письменного согласия больного, а в случае, если он без сознания или не в состоянии сообщить свое решение, то с письменного согласия его представителя, а если его нет, то решение принимает консилиум врачей. Если же и консилиум невозможно собрать, то решение принимает лечащий врач самостоятельно. Подробное изложение всех обстоятельств дела, обоснование квалификации случая как неотложного, обоснование невозможности принятия иных мер - все это обязательно записывается в истории болезни. Юрий Чеботарь был в сознании. В больнице во время проведения операции находилась вся его семья. Врачи видели Чеботарей, говорили с ними. Но никто не обращался к ним по поводу переливания крови. В истории болезни Юрия Чеботаря записи о согласии Юрия или его родственников на переливание непроверенной на ВИЧ крови нет.

Меня поражает поведение врачей. Сначала они смеясь спрашивали Марию, не она ли заразила Юрия, а потом к ней домой для взятия у нее крови на анализ пришла целая делегация. Взяли кровь, а потом ей и Юрию сказали подписать какие-то бумажки. Утром Мария с ужасом прочла, что она - ВИЧ-инфицирована. Вот, что ей подсунули на подпись. Мария до этого случая уже прошла проверку на ВИЧ. Она знала, что она здорова. Взяв справку, выданную ей станцией переливания крови, она побежала в ЦРБ. Врач прочла справку и забрала у Марии бумажку с «признанием». (К сожалению, врачи забыли древнюю заповедь: «...ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано». Не знаю, смогут ли жители Новоархангельского района верить врачам ЦРБ, у которых, надо думать, только халаты остались белыми. Травматолога, лечившего Юрия, уволили. И что, справедливость восторжествовала?.. Солон из Афин, один из семи великих мудрецов древности, на вопрос, как изжить преступления среди людей, ответил: «...Нужно, чтобы пострадавшим и не пострадавшим было одинаково тяжело». В рассматриваемом же нами случае заместитель, заведующий травматологическим отделением не осознали своей вины, они считают, что все в порядке - ничего не произошло. Совершив тяжкие должностные преступления, допустив халатность в работе с подчиненными, эти люди должны понести заслуженное наказание. - В.П.)

И, наконец, правовая квалификация. Консультанта из Кировограда, которая оперировала Юрия Чеботаря, можно привлечь к уголовной ответственности только в части халатного отношения к своим обязанностям - статья 167 Уголовного кодекса Украины. Юрий Чеботарь обратился в Украинскую Правнычу фундацию. Мы помогли ему составить заявление в областную прокуратуру и в областной суд. Юрий Чеботарь требует возмещения ему материального и морального ущерба в сумме одного миллиона ста тысяч гривен. Мы надеемся, что Юрий Чеботарь получит компенсацию за причиненный ему и его семье вред. Должен заметить, что работники санэпидслужбы не только в случае с Юрием Чеботарем, но и в случае с заражением ВИЧ 9-летнего мальчика из Черкасской области, действуют по шаблону: пытаются скрыть преступление, обвинив родственников потерпевших.

- Аврелий Августин спрашивал: «Разве без справедливости царство не является вертепом разбойников?» Так вот, чтобы этого не случилось, надо наладить в Украине работу санэпидслужбы и контроль за качеством оказываемой медицинской помощи. В США еще в 50-х годах была создана неформальная организация - Объединенная комиссия по проверке больниц, выполнявшая по сути функцию общественной инспекции по качеству. Основная задача инспекции состояла в разработке стандартов больничного обслуживания и контроле за их соблюдением. После ряда изменений Объединенная комиссия по проверке больниц и организации коллегиального контроля стала надежным гарантом не только качества помощи в больницах, но и гарантии качества результатов в клинических лабораториях. Мало того, что население Украины находится в тяжелейшем положении, так еще и качество по сути платной медицинской помощи абсолютно не гарантируется.

P.S. Хотелось бы получить ответы на поставленные в статье вопросы, а поэтому прошу приобщить ее к заявлению Юрия Чеботаря в областной суд.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно