БОЛИТ СЕРДЦЕ

12 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Мысль о том, что болезни зубов и десен могут неблагоприятно влиять на состояние других органов не нова...

Мысль о том, что болезни зубов и десен могут неблагоприятно влиять на состояние других органов не нова. Она уже приходила в голову ассирийским врачам 27 веков назад. Встречается она у Галена в Салернском кодексе здоровья и вновь появляется в XVIII-м веке, когда доктор Бенджамин Раш из Пенсильвании заметил, что вместе с вырванным больным зубом его пациентов порой покидал и мучивший их артрит.

В наши дни связь между хроническими инфекциями и сердечно-сосудистыми болезнями становится предметом пристального изучения медиков Америки и Европы. Подмеченная врачами древности, она обретает вполне конкретные очертания, и ее механизм перестает быть загадкой. Это подтверждают эксперименты, поставленные недавно в Миннеаполисе группой исследователей из Миннесотского университета во главе с Марком Герцбергом и Морисом Мейером. «Болезни десен могут привести к образованию тромбов в сосудах сердца и мозга, то есть стать причиной инфаркта миокарда и инсульта», - утверждает доктор Герцберг.

Доктора Герцберга и его коллег интересовало, что произойдет, если бактерии, мириады которых гнездятся у нас во рту, попадут в кровь и отправятся странствовать по организму. Такая возможность предоставляется им чаще всего при двух довольно распространенных болезнях - периодонтите и пародонтозе. Периодонтит - это воспаление корневой оболочки зуба, а пародонтоз или пиорея, - хроническое заболевание тканей, окружающих зубы. Оба заболевания вызывают среди бактерий настоящий демографический взрыв, а кровоточивость десен открывает им доступ в кровоток. Найдут бактерии туда дорогу и в том случае, если вы забудете вовремя счистить с зубов камень. Живущим в нем бактериям может стать тесно, и они прогрызут себе дырочку в ближайшей десне.

«Если болезнь захватила все десны, - говорит доктор Герцберг, - дырочка превращается в огромную дыру. При запущенном периодонтите поверхность, через которую бактерии могут проникнуть в организм, все равно что рана размером в 20 кв. см».

В зубных камнях, которые мы часто подолгу не замечаем или никак не соберемся удалить, живут бактерии не менее чем 300 различных видов. Среди них преобладает Steptococcus sanguis. Считается этот стрептококк вполне безобидным, и нет на всем земном шаре ни одного рта, в котором бы он не обитал. Но если вы возьмете микроскопическое количество стрептококков, скажем, миллион, и смешаете их в обыкновенной пробирке с кровью, вы увидите, как в крови начнут образовываться опасные сгустки. Сходный с этим опыт был первым подтверждением не совсем еще четких предположений Герцберга и Мейера и побудил их организовать серию экспериментов на кроликах. Когда подопытному животному вводили в кровь солидную порцию стрептококков, через минуту на электрокардиограмме появлялись тревожные отклонения от нормы, сопровождавшиеся переменами в кровяном давлении и дыхании. Все это объяснялось быстрым образованием кровяных сгустков в коронарных артериях и легочных сосудах.

Герцбергу и Мейеру удалось разобраться в механизме этого процесса. Поверхность бактериальных клеток устлана молекулами белка, к которым прикрепляются, громоздясь друг на друга, плоские кровяные тельца. Происходит это потому, что бактериальный белок по своему строению очень похож на наш белок коллаген, который играет ведущую роль на ранних стадиях свертывания крови. Кровяные тельца принимают стрептококковый белок за коллаген, и эта их ошибка может стоить организму жизни: сосуды начинают забиваться сгустками крови. Не всякая бактерия покрыта коллагеноподобным белком и не всякая вызовет у человека такое же тромбообразование, как у кролика, но видов, способных ввести в заблуждение нашу кровь, к сожалению, немало.

Блокируя артерии, питающие сердце и мозг, тромбы служат причиной инфарктов и инсультов. Даже если артерия сужена отложениями жира на ее стенках, этого обычно бывает недостаточно, чтобы забить ее полностью. Просвет для потока крови остается, и окончательный удар наносит тромб. Он и только он закупоривает артерию. Эпидемиолог Джеймс Бек, работающий на стоматологическом факультете университета Северной Каролины в Чепел-Хилле, считает, что периодонтит вдвое, а то и втрое увеличивает риск приобрести болезнь сосудов сердца или мозга (в последнем случае - риск инсульта).

Сфера действия микробов типа стрептококка не ограничивается сосудами сердца, легких и мозга. Доктор Бенджамин Раш, обнаруживший связь между зубной болью и артритом, был, по словам Герцберга, сама наблюдательность. Эту связь изучают сегодня в нескольких лабораториях, и предварительные результаты экспериментов свидетельствуют: тут тоже нет никакой мистики, а есть вполне реальный механизм, напоминающий историю с псевдоколлагеном. Многие врачи находят, что пациенты с искусственными суставами сверхчувствительны к вторжению бактерий, и рекомендуют им накануне лечения зубов, при котором может случиться пусть даже пустяковое кровотечение, запастись антибиотиками и принимать их в продолжение всего курса лечения.

В прошлом году у стрептококка обнаружились серьезные соперники, чья роль в развитии сердечно-сосудистых и других болезней была неизвестна, хотя о них самих врачи знали с незапамятных времен. Это Chlamydia pneumoniae (само название хламидии указывает, куда она предпочитает устремляться, попав в организм). И это Cyromegalovirus чаще всего блокирующий сосуды у тех, кому поставили байпасы или пересадили сердце.

Томас Квинн из университета Джонса Гопкинса в Балтиморе, специализирующийся на исследовании инфекционных болезней, говорит, что воспаление, сопровождающее борьбу иммунной системы с инфекцией, может пагубно отразиться на коронарных сосудах. Сосуды получают еле заметные повреждения и становятся предрасположенными к жировым отложениям. Квинн и его коллеги изучают антибиотики, которые могли бы атаковать хламидию и помочь иммунной системе поскорее справиться с ней. Это предохранит пациентов-сердечников от приступа стенокардии.

Доктор Квинн убежден, что все сердечники должны принимать антибиотики в профилактических целях, так как инфекция может проникнуть в кровь не только через больные десны, но и через любое повреждение кожи. Это, правда, не значит, подчеркивает он, что сердечники, защитив себя от инфекций, могут вернуться к жирной и сладкой пище. Новая теория не отменяет ни диеты, ни физических упражнений, так как инфекция в большинстве случаев лишь довершает дело, начатое липидными бляшками и «плохим» холестеролом. Квинн сравнивает сегодняшнее состояние наших знаний о роли инфекции в заболеваниях сосудов с теми знаниями и концепциями, которые развивались лет 10 назад относительно язвы желудка. Многие врачи отвергали тогда идею, что не стрессы и не беспорядочное питание виноваты в возникновении язвы, а скорее всего бактерии. Сегодня эта идея доказана, и язвы во многих случаях излечиваются специальным курсом антибиотиков.

Как и в истории с язвой желудка, настало время перейти от экспериментов на животных к массовым наблюдениям за пациентами зубных врачей и пациентами кардиологов, считает доктор Чарлз Хеннекенс из Гарвардского университета. Сам он уже провел исследование, в котором участвовало 20 тыс. человек, и отчетливой связи между периодонтитом и сердечно-сосудистыми болезнями не увидел. Но это не помешало ему признать эксперименты Герцберга и Мейера выдающимся вкладом в медицинскую науку, а свои результаты не фетишизировать. «Беда в том, - говорит он, - что у нас в Америке не принято откладывать лечение зубов до лучших времен. Все чуть что бегут к врачу, и запущенный периодонтит или пиорею днем с огнем не сыщешь. Как организовать полноценную проверку новой идеи на людях, я просто себе не представляю».

«НРС»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно