Не на равных играют с волками… - Среда обитания - zn.ua

Не на равных играют с волками…

15 февраля, 2008, 14:09 Распечатать

Страшная весть облетела Закарпатье в конце прошлого года. Добрый десяток СМИ передал однотипную новость: региону грозит настоящая эпидемия бешенства, которую вскоре вызовет «демографический взрыв» среди волков!..

Страшная весть облетела Закарпатье в конце прошлого года. Добрый десяток СМИ передал однотипную новость: региону грозит настоящая эпидемия бешенства, которую вскоре вызовет «демографический взрыв» среди волков! Предупредить земляков об опасности стремится заместитель начальника областного управления лесного и охотничьего хозяйства Владимир Машура, слова которого не процитировал разве что самый нерасторопный закарпатский журналист: «Численность волков остается чрезвычайно высокой, и я объясню, почему. У нас очень много заповедных территорий, на которых запрещается охота. В связи с этим на этих территориях волк имеет наибольшую защиту: фактически там создаются их логова, они там воссоздаются и соответственно распространяются, охотясь по всей области». И дальше: «Не хочу пугать, но ныне практически пять районов Закарпатской области находятся в «состоянии бешенства», то есть в состоянии чрезвычайной ситуации. На сегодня это очень сложная ситуация, мы имеем практически 150—170 особей, но если дальше так будет ставиться вопрос, что волка нужно занести даже в Красную книгу, то мы можем ожидать в следующем году около 500 голов. И это уже будет чрезвычайная проблема».

«Волки, волки кругом, будь им пусто! — человек в иступлении кричал...»

Конечно, странно, что большая площадь заповедных территорий в Закарпатье огорчает чиновников из лесного ведомства. Ведь, как известно, Украина имеет катастрофически маленький процент заповедных площадей. На конец 2007 года всего 4,7% территории страны было занято объектами природно-заповедного фонда, тогда как даже по самым «технократическим» подсчетам должно было быть около 15%. (Радикальные же защитники природы утверждают, что и трети площади страны под заповедными территориями уже недостаточно, чтобы остановить тотальную деградацию окружающей среды.) Из этих менее чем пяти процентов большинство объектов имеют довольно небольшую площадь, и представлены они разрозненными живыми клочками на теле разрушенной десятилетиями индустриализации, химизации и т. п. «акций» среды. На этом фоне Закарпатье выглядит довольно оптимистично — область является лидером среди регионов Украины, имея наивысшую долю природно-заповедных площадей — 12,7%. Конечно, при детальном изучении состояния дел на этих площадях картина может оказаться не такой уж и радужной, но по сравнению с общенациональной ситуацией налицо явный прогресс. Если бы не дикие звери, на этих площадях обитающие. Ведь помимо волков, которыми в Закарпатье очень любят пугать население (то овец погрызут, то цепным собакам в горных селах резню устроят, то вот бешенство переносят), опасность исходит от лис и даже от очень редкого ныне в Карпатах зверя — медведя.

Вообще-то, для перманентной борьбы с хищниками на Закарпатье существует специальная бригада для их отстрела. Однако они (а вместе с ними и 3200 официально зарегистрированных в области охотников) не имеют права убивать животных на заповедных территориях, где серые хищники начали свободно плодиться и размножаться. А ведь были же золотые времена — например, 70-е годы прошлого века, когда, как вспоминают лесники, волков в крае было всего 20—25 голов. Но и из нынешней беды можно извлечь выгоду. Для этого нужно разрешить иностранным охотникам охотиться на закарпатского волка. Ведь они готовы платить по 1000 евро за каждого убитого зверя! По крайней мере такое предложение прозвучало в вышеупомянутых сообщениях закарпатских СМИ.

Стоп! А не здесь ли кроются корни антиволчьей кампании, которую подняло лесное ведомство, а пресса охотно ее поддержала? За комментариями по поводу «чрезвычайного волчьего положения» я обратился к природозащитнику с многолетним стажем, автору книги «Волк в Карпатах» Юрию Васидлову (г. Ивано-Франковск). По его словам, серия «антиволчьих» статей откровенно нагнетает страх, пугает граждан катастрофой без явных на то оснований. Подобная ситуация уже имела место в Украине в 2005 году, когда на национальном уровне была поднята антиволчья истерия в СМИ — тогда под влиянием зеленых президент положительно высказался о запрете охоты на десять лет. По мнению Васидлова, в действительности все, мягко говоря, не совсем так. Начиная с количества волчьей популяции. Отечественных научных исследований о волках очень мало. В то же время природозащитники (в частности и сам Васидлов) не раз в печати обвиняли лесное ведомство в преднамеренном существенном увеличении поголовья волков «на бумаге». Но обвиненный комитет даже не попытался аргументированно отстоять свои позиции. Поэтому цифру в 150—170 волков в Закарпатье можно подвергнуть сомнению. Но даже если она и правильная, то не является какой-то экстремальной: бывали годы, когда поголовье волков в области достигало 200 особей, что не привело к какой-то катастрофе. И нет никаких оснований считать, что к лету численность закарпатских волков может увеличиться втрое.

Что касается бешенства, то, безусловно, волки являются его переносчиками. Так же, как и собаки. Вот только численность собак во много десятков раз выше, чем волков, а вероятность встретиться с волком у человека куда меньше, чем подвергнуться нападению бешеной собаки. А теперь относительно нынешней эпидемической ситуации с бешенством на Закарпатье (в одном только Свалявском районе 30 человек в декабре прошлого года принимали инъекции от бешенства). Здесь тоже есть нюансы. В частности, в одном из интервью в местной прессе врач-инфекционист Ростислав Гребняк отметил следующее: «Мне известно, что заразились они от волков, очевидно, обрабатывали волчьи шкуры». Кстати, о шкурах. В Украине существует нелегальный, но очень прибыльный рынок волчьих шкур. Не здесь ли кроется еще одна причина, по которой неймется отстрелять побольше волков? В то время как за границей волка от бешенства вакцинируют различными способами (в Европе убивать этого хищника давно отказались). Собственно, поэтому и готовы европейские охотники выкладывать большие деньги за право поохотиться на волка — ведь в Украине разрешается много такого, о чем у них и мечтать нельзя. Хочешь — катайся на джипах по заповедникам, хочешь — стреляй дикое зверье, только плати кому следует.

А как же живет Европа, где природозащитники добились запрета охоты на волков? Еще в 1992 году Совет Европы принял так называемую Хабитатную директиву (EU HABІTATS DІRECTІVE (92/43/EEC) со списком видов, требующих особой охраны, и среди них — волк. Для охраны этих видов решено создать панъевропейскую сеть охранных территорий «Натура 2000». Еще раньше, в 1979 году, была принята Бернская конвенция об охране дикой фауны и флоры, к которой в 1996-м присоединилась Украина. Эта конвенция берет под охрану и волка.

Согласно украинскому законодательству, ратифицированные международные конвенции у нас имеют приоритет над законами Украины. То есть, если бы у Украины не было Красной книги, волка пришлось бы охранять на правовых основаниях еще строже, чем сейчас. Пока же о занесении волка в Красную книгу Украины могут заявлять разве что смелые защитники природы (от групп ученых-биологов до экологов-общественников). Смелые потому, что регулярно подвергаются словесным обструкциям чиновников от лесоохотничьего ведомства, которое вроде бы призвано заботиться о защите диких животных. Словно забывая, что Украина планирует вступать в ЕС, и намного раньше, чем это может произойти, ее законодательство должно быть синхронизировано с европейским. И как тогда европейским чиновникам придется понимать украинских коллег из Госкомлеса, которые регулярно и настойчиво жалуются на возрастание численности хищников и публично мечтают об их коммерческом отстреле?

«…Вы егерей за кровожадность не пинайте»

Природозащитники, с которыми я общался по вопросу «наезда» на волков в прессе, предположили, что имеет место спланированная информационная кампания. Лично у меня нет оснований так считать. Скорее, имеем дело с отсутствием у большей части журналистов даже основ экологической этики. На страницах «Зеркала недели» этот вопрос уже поднимался (см. «Последователи «цікавих дослідників», или Мы жабок рубили-рубили…», № 25, 2004 г.). Напомню: речь шла о незаконной массовой «охоте» на лягушек в закарпатском селе Турьи Реметы. По странному стечению обстоятельств, тамошние жители издавна пристрастились к знаменитому блюду французской кухни — жареным лягушачьим лапкам. Поэтому ежегодно весной, в период метания икры (в это время земноводные практически беззащитны) их тысячами отлавливают для стола, про запас, а в последнее время еще и для ресторанов. Поголовье лягушек в регионе вокруг села стремительно сокращается из года в год, в руки охотников попадают и краснокнижные виды земноводных.

Отсутствие должной реакции природозащитных органов — особый вопрос. Но не менее остро стоит вопрос об отношении к факту «жабьей охоты» журналистов. Вот уже который год рассказ о странных пристрастиях отдельно взятого села является традиционным весенним сюжетом для закарпатской прессы и региональных отделений разных телеканалов. В прошлом году одна журналистка умудрилась отснять весь процесс свежевания лягушки (ей живой отрубают задние лапы, которые только и годятся в пищу, а тело выбрасывают за ненадобностью) на фотокамеру и выложить сет в Интернете.

Осенью прошлого года был и такой случай. Одна из газет решила разыграть коллег, и запустила «утку». Якобы охотники решили застрелить медведя, нападающего на скот, — но не просто так, а отсняв процесс на видео и предоставив запись тому, кто смачнее всех опишет процесс травли косолапого. С десяток СМИ передали новость о грядущем «реалити-шоу», и ни у кого не вызвал сомнений ни факт запрета охоты на медведя, ни этичность смакования убийства редкого животного (символа Закарпатья, кстати). Очевидно, то же происходит и с волками. Лесное ведомство, исходя из собственных интересов, передало свое видение проблемы закарпатских волков, а медийщики поспешили передать его, не поинтересовавшись обратной стороной «волчьего вопроса».

И это в то время, когда в Украине идет настоящий холокост (с греческого — жертвоприношение) дикой фауны. Практически отстреляно поголовье зубра, ежегодно уничтожается больше половины лисьего и волчьего племени, множество дикой птицы. И этот экоцид, увы, не находит должного отражения в СМИ. А значит, не является острой проблемой в глазах массмедиа — зеркала общественного сознания. Стоит ли тогда, как много лет назад пел Владимир Высоцкий, обвинять в кровожадности исключительно егерей?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно